Взгляд

Сталин был живым богом, а Путин – бог, которого нет, – Янов

06 декабря 2018

Александр Янов, советский и американский историк и политолог убежден, что при правлении Владимира Путина Россию ожидает холод изоляции и самоизоляция.

Профессор истории и политических наук Александр Янов, изгнанный из СССР еще в 1974-м, известен в Украине в первую очередь как автор книги «После Ельцина. Веймарская Россия», которая дала название целому направлению исторической науки на Западе. Эта книга, увидевшая свет в 1995 г,, по сути, предсказала появление в России Путина и путинизма, об этом Янов рассказал в интервью изданию «Деловая Столица», беседуя с Александром Куриленко.

Янов, сформулировавший «теорию России как испорченной Европы», тем не менее надеется, что у России появится шанс отречься от имперского высокомерия и с 12-й попытки прорваться в Европу, и Украина тут играет ключевую роль.

Александр Янов, советский и американский историк, политолог и публицист, он окончил исторические факультет МГУ в 1953 г. Работал директором средней школы в городе Сталинск (Новокузнецк). Был разъездным спецкором «Литературной газеты» и «Комсомольской правды». Печатался в «Новом мире», «Молодом коммунисте», «Вопросах литературы» и «Вопросах философии». Занимался историей славянофильства.

Защитил диссертацию «Славянофилы и Константин Леонтьев. Вырождение русского национализма. 1839-1891». «Историю политической оппозиции в России», которая широко разошлась в самиздате.

Покинул СССР в октябре 1974 г. под давлением КГБ. Эмигрировал в США, где с 1975 г. преподавал русскую историю и политические науки в университетах Техаса, Калифорнии, Мичигана, Нью-Йорка. Прошел всю американскую академическую лестницу – от инструктора до профессора.

Доктор исторических наук, работающий профессором политических наук в аспирантуре Нью-Йоркского городского университета.

– Можно ли найти истоки авторитаризма нынешней вертикали Владимира Путина в истории России, какие это периоды?

– Самодержавие – это и есть диктатура, но мы знаем из истории, что самодержавие бывает разным. Скажем, самодержавие Павла І и Александра І – это небо и земля. Наиболее точный прецедент путинского правления – это диктатура без массового террора, это император Николай І.

В свою очередь, историк Николай Рязановский, автор самого популярного учебника по истории России в США, завершая свою книгу о Николае І, написал, что Россия так и не наверстала 30 лет, потерянных при Николае. Это довольно страшный приговор. Вот это собственно то, что я могу ответить – это Николай І и перечеркнутое на долго будущее России.

– Существует ли в России демократическая традиция, которая может конкурировать с авторитарными моделями? Чем и кем она представлена?

– Демократической традиции, конечно, нет. Да и вообще, демократическая традиция молода в Европе. Устойчивая демократическая традиция, просуществовавшая более столетия есть только в Америке. В Европе, например, в Англии всеобщее избирательное право – это совсем недавний феномен. Что такое демократия? Это способность государственной системы править при всеобщем избирательном праве.

В Англии, Франции и Германии это только начинается в конце ХІХ века. До того это были либеральные системы, но не демократические. Демократическими они полностью стали после 1945 года.

Но вопрос лучше сформулировать иначе, есть ли у России либеральная традиция? Да, такая традиция есть, она большая и богатая. У меня есть трилогия «Россия и Европа. 1462-1921». Первый том называется «Европейское столетие России». То есть на протяжении целого столетия (до 1560-х годов) Россия была европейской страной скандинавского типа. Тогда она была североевропейской страной, южная граница проходила в районе нынешнего Воронежа. Все ее культурные центры были на севере, север был самой развитой частью тогдашней России.

Но так сложилось, что политическая традиция России качалась, подобно маятнику с долгими периодами диктатуры и короткими отрезками свободы. Например, 1725-1730 годов – от смерти Петра І и до начала царствования Анны Иоанновны, 1801-1805 годов – начало правления императора Александра I, 1856-1863 годов – начало правления Александра II, до польского восстания, и с февраля по октябрь 1917 года и, собственно, с 1989 по 1999 годов.

В Госдуме считают, что «Украина еще чуть-чуть – и нарушит целостность России», – Цимбалюк

Не было ни одного столетия, когда Россия не пыталась бы выйти в Европу, но всегда неудачно. Я насчитал 11 попыток прорыва за всю историю России, начиная с 1606 года, когда царь Василий неожиданно превратился, как пишет русский историк Василий Ключевский, из царя холопов в государя, правящего по законам.

Вообще, не было ни одной диктатуры в русской истории после которой не было попытки прорыва в Европу. Но все они были неудачными, все они делали фатальные ошибки.

– Какими были главные ошибки?

– Во-первых, крепостное право было отменено только во второй половине ХІХ века, иначе говоря, оно просуществовало три столетия.

Во-вторых, живучесть самодержавия как формы государственности. Только в сентябре 1917 года Россия объявила себя республикой, кончилось самодержавие. Я имею в виду сакральное и традиционное самодержавие, так как дальше было самодержавие, которое притворялось демократией, это было фейковое самодержавие. Сталинское самодержавие было, но оно уже не было традиционным.

– Как различить демократию и современный авторитаризм, если сегодня авторитарные режимы пользуются «ритуальной демократией», используют демократические формы, часто просто как формальный ритуал, маскируясь под «демократию»?

– Это точно такой же фейк, как, например, федерация. И это, несмотря на то что есть официальное название «Российская Федерация», что не должно вводить в заблуждение. Если взять сопоставимые по размеру с Россией страны – Индия, Бразилия, США или Канада, – мы увидим, что есть только два типа государственности в такого рода многоэтнических странах: либо империя, либо федерация.

Но тут империи официально уже нет. Сначала отпали восточные европейцы, а потом и она сама распалась, а реальной федерации еще нет. Вся российская государственность практически фейковая, она называет себя словами, какими она не есть по сути.

– На ваш взгляд, прав ли был Збигнев Бжезинский, который писал, что Россия не может существовать в Европе без Украины, которая тоже принадлежит Европе, тогда как Украина может быть в Европе без России?

– Я вам скажу, что подобного он не говорил и говорить не мог. Но он сказал, что без Украины Российская империя не жизнеспособна, она долго не протянет. Украина может войти в Европу независимо от России, но и Россия может войти в Европу независимо от Украины.

Идея заключалась в том, чтобы они были друг от друга независимы, тогда Российская империя должна распасться. Украина является краеугольным камнем империи, Путин это понимает. Вокруг Украины все время вертится его политика. Он не может примириться с тем, что Украина больше не часть России.

– Насколько реалистичной является концепция «триединого народа» в разных вариациях: «общерусской народности», «советского народа», «славянского союза» или «русскоязычных соотечественников»?

– Исторически это наследие панславизма второй половины ХІХ века, которое тогда потерпело поражение. Именно из-за этого царская Россия перестала существовать, потому что она вмешалась в Первую мировую войну, защищая Сербию. Это притом что, во-первых, она Сербию защитить не могла.

Во-вторых, таким образом она могла себя только погубить. И погубила. Эта идея губительна для России. О славянском единстве не может быть и речи. Это архаические идея, у нее нет будущего.

– Является ли Россия европейской страной, а русские европейской нацией?

– В России c ХV века всегда было европейское меньшинство, я называю их русскими европейцами, я и сам считаю себя русским европейцем. Но после того как в 1560-е годы европейская Россия была разрушена Иваном Грозным, она превратилась в дефектную, испорченную Европу.

Это как с федерацией, она могла бы быть федерацией, но она не является ею. Могла бы быть Европой, но она не является Европой. Но это не означает, что путь в Европу для России закрыт. Нет, Россия может стать Европой.

– А если Россия – испорченная Европа, то в чем изъян?

– Сакральное самодержавие и крепостное право являются главными порчами. Но постепенно, в ходе всех попыток прорыва, а они были каждое столетие, от всех порч сегодня остались две: имперское высокомерие и аура сакральности верховной власти. Этот остаток Владимир Путин, по всей вероятности, доконает. Он эти вещи компрометирует страшно, вся его деятельность приводит к компрометации порч, оставленных еще Иваном Грозным.

Поэтому новая попытка прорыва в Европу, по моим подсчетам 12-я, она будет после Путина, я в этом убежден. Эта попытка имеет серьезные шансы быть окончательной, но при условии, что русские европейцы организуются и будут способны учесть фатальные ошибки, которые повторялись с ХVІ века. Я написал преамбулу для организации, которая называется «Русский европеец». С этим я хочу обратиться ко многим зарубежным фондам. Думаю, что-то у нас получится, правда уверенности у меня нет.

– Кто сможет изменить Россию после Путина?

– Есть группа интеллектуалов в России и за пределами РФ, которые эмигрировали из России, в том числе и в Украину. Если удастся этой группе учесть все ошибки, создать организацию, способную на них реагировать – все может получиться. Вопрос европейского будущего России – это сегодня вопрос организации.

Ну, главные для них вещи, даже Никита Хрущев, простой мужик, понял, что нужно делать с советским народом. Он первым делом уничтожил культ личности. Он правильно повернул в эту сторону, разбил ауру и сакральность верховной власти. Есть разница между сакральностью самодержца и политическим идолопоклонством.

– А в чем разница?

– Ну, например, невозможно представить Сталина, которого будут показывать по телевизору с обнаженным торсом или Сталина ныряющего в воду.

– Почему?

– Сталин был живим богом, а Путин – это фейковый бог, его нет. Достаточно изменить вектор пропаганды, все это фейковое самодержавие становится абсолютно очевидным. Сегодняшняя оппозиция не понимает, что их ближайший предшественник был Горбачев, который понял то, что сделал Хрущев. Именно Горбачев изменил вектор пропаганды. И вот, после 73 лет прививания советскости, народ в мгновение ока стал антисоветским. Вот что мы увидели в 1980-е годы.

Кроме того, оппозиция, сосредоточена на правах человека и на критике существующего режима, вместо того, чтобы думать, что делать после Путина. Он уйдет. И тут вопрос: что после? Так вот, второе, что сделал Хрущев, он отменил конфронтацию с Западом, заменил ее мирным сосуществованием. Да, СССР другая система, будущее за ним, но пока что мы будем сосуществовать.

Поэтому у СССР нет необходимости уничтожить Запад, можно жить вместе. Это дало Хрущеву возможность фундаментально сократить военные расходы и поправить жизнь людей, которая при Сталине дошла до точки. И вот сейчас мы смеемся над хрущевками, но тогда это было великое дело, люди в бараках жили, а тут им электричество, ванна, горячая вода и телефоны.

«Знай, что я идеал». О самых верных и надежных союзниках России

Сегодня это выглядит жалко, но для постсталинской России это было невероятное изменение. Это сделали благодаря очень жесткому сокращению армии и военных расходов. В этом направлении двигался и Горбачев. Это должно быть основной вещью, которая должна быть в программе новой государственности.

– Почему?

– Не может Россия долго существовать в конфронтации со всем цивилизованным миром, у нее не будет развития. Поэтому после Путина нужно будет немедленно отказываться от конфронтации. Сегодня сотни тысяч людей заняты в авантюрах в Сирии, Украине или еще где-то. Нужно думать, что делать с этими людьми, это пахнет гражданской войной. На мой взгляд, есть только одно решение – инвестиции в Россию.

Сейчас деньги бегут из России, чтобы поменять вектор их движения нужно работать с Западом. Нужно объяснить Западу, что в России есть либеральная традиция, а самодержавие не только переживает кризис при Путине, но оно агонизирует. Налаживания отношений с Западом, инвестиции в Россию необходимы для того, чтобы там не было гражданской войны. Ведь что такое гражданская война в ядерной сверхдержаве? Это может быть гибель всего мира!

Проблема в том, что не то делает сегодня антипутинская оппозиция, она не готовится к часу Х, когда потребуются совершенно новые решения. Вопрос о правах человека и о всех правах, и свободах будет решен сам по себе. После Путина наступит эра оттепели. Даже при СССР была оттепель при Хрущеве.

– Возможна ли «либеральная империя»?

– Да, конечно, Британская, Голландская, Французская и Испанская империи были такими. Но они сначала были либеральными государствами, а потом уже стали империями. А государственность, которая сначала стала империей, а потом начала двигаться к своему европейскому началу, – это сосем другое. То есть либеральные империи могли существовать в ХІХ-ХХ веках. Сегодня либеральная империя невозможна.

При Путине Россию ожидает холод изоляции и самоизоляции. В известном смысле для людей, которые придут к власти после Путина, – это хорошо. Они могут сослаться на его ошибки, которые он натворил.

Но для этих людей должно быть ясно, что вопрос о либеральных империях сегодня не актуален, либеральные империи существовать не могут. Если после Путина будет трансформация и реформа русской государственности, думать о либеральной империи было бы смешно.

Александр Янов, «Деловая Столица»