Политика

Европа против Москвы. Что ожидать Кремлю после ухода Меркель?

20 ноября 2018

Эмманюэль Макрон призвал Европу противостоять угрозе со стороны крупных держав. Президент Франции заявил об этом во время выступления в Бундестаге.

Тем временем его популярность упала до 25%, а в Германии близится уход из политики канцлера Ангелы Меркель. Это заставило обозревателя «КоммерсантЪ» Максима Юсина задуматься о том, с какими европейскими лидерами выгодно иметь дело России.

Если послушать штатных и внештатных пропагандистов на российском телевидении, может сложиться впечатление, что проблемы, которые испытывают в последние годы ключевые страны Евросоюза и их лидеры, Москве только на руку. Логика таких экспертов и псевдоэкспертов такова: чем слабее Европа, вступившая с Кремлем в санкционную войну, тем России выгоднее. Чем больше разброда и шатаний в стане потенциального противника, тем легче вести с ним холодную войну.

Путин одержим газопроводами в обход Украины, – Цимбалюк

Впрочем, в последнее время эта логика дает явные сбои.

На фоне жесткой, бескомпромиссной, напористой политики американской администрации и Конгресса контраст между Вашингтоном и Европой становится все более очевидным. С одной стороны, импульсивный Дональд Трамп, выходящий из иранской ядерной сделки, с другой – Европа, отчаянно пытающаяся (причем вместе с Москвой) эту сделку сохранить.

С одной стороны, курс Вашингтона на максимальную изоляцию Кремля, с другой – приглашения Владимира Путина то в Берлин, то в Париж, показывающие, что американцы не всесильны и что изоляции по факту нет. С одной стороны, наконец, непримиримая позиция США по «Северному потоку-2» – администрация Трампа не только выступает против этого проекта, но и не исключает санкции в отношении европейских компаний, принимающих в нем участие.

Кремль против Браудера. Зачем России второй Березовский?

А с другой стороны, непреклонный подход руководства ФРГ и лично федерального канцлера: «Северный поток-2» – это коммерческий проект, выгодный Берлину и не угрожающий энергобезопасности Европы. А стало быть, Германия продолжит его реализацию.

И вот тут возникает вопрос – останется ли Берлин столь же непоколебимым после того, как Ангела Меркель сдержит свое обещание и к следующим выборам в Бундестаг уйдет из политики? Хватит ли у ее преемников сил, энергии, решимости, чтобы противостоять напору Вашингтона по газовым и по многим другим вопросам? Одно дело – Меркель, европейский тяжеловес, 13 лет возглавляющая одно из ключевых государств континента, и совсем другое – ее возможный сменщик, который уж точно не будет обладать таким опытом и таким запасом прочности.

Получается, что Москве, несмотря на все разногласия с Меркель по Украине, по санкциям и по «делу Скрипалей», все равно выгоднее иметь в Берлине сильного партнера, способного держать удар и настоять на своем, противостоять американскому давлению.

Достойная смена Гейдриху и Кальтенбруннеру. О российском претенденте на пост президента Интерпола

Принцип «чем хуже – тем лучше» в случае с Германией не действует.

Не действует он и в случае с Францией. Не секрет, что из четырех основных претендентов на французское президентство весной 2017 года Эмманюэль Макрон казался Кремлю наименее приемлемым. Но победил именно он. И, вопреки опасениям многих, взялся за восстановление отношений с Москвой, первым делом пригласив Владимира Путина в Версаль.

И сейчас именно Макрон (вместе с той же Меркель) возглавляет сопротивление Европы политике американской администрации. Именно он продвигает идею европейской армии, не зависящей от США, и открыто заявляет: Париж – союзник Вашингтона, но не его вассал.

«Если дорог тебе твой дом…». Цимбалюк о милитаризации сознания детей в России

И на этом фоне нынешнее ослабление позиций Макрона (его рейтинг упал до беспрецедентно низкого показателя 25%) едва ли должно радовать Москву. Потому что только сильный президент сильной Франции способен стать надежным, предсказуемым партнером в многополярном мире.

Конечно, Макрон – это не генерал де Голль и даже не Франсуа Миттеран. Да и вообще в Европе сегодня, к сожалению, нет политиков такого масштаба, какими были тот же Миттеран, Маргарет Тэтчер или Гельмут Коль.

Европе катастрофически не хватает сильных лидеров, и в какой-то момент это может стать проблемой, в том числе и для России.

Янукович ждет нового Януковича, – Портников

В этом смысле не совсем понятны попытки некоторых сил в Москве делать ставку на маргинальные ультраправые или ультралевые силы в Европе. Эти силы способны лишь дестабилизировать ситуацию в той или иной стране, но надежным партнером, к голосу которого прислушивались бы в мире, они едва ли станут.

Надежный, перспективный партнер, сильный лидер не вырастет из маргинальной среды. Им может стать только представитель политического мейнстрима, не бросающийся из одной крайности в другую, не увлекающийся популизмом. И что сегодня самое важное для Москвы – способный жестко отстаивать ценности «старой Европы» и при необходимости давать отпор даже могущественному заокеанскому союзнику.

Максим Юсин, «КоммерсантЪ FM»