Зона "русского мира"

Чего не замечает американская разведка? Российское вмешательство в выборы в Конгресс США

08 ноября 2018

То, что вмешательства в выборы не заметили, вовсе не значит, что его не было. Факты свидетельствуют об снижении интенсивности, но отнюдь не об отсутствии российского вмешательства в выборы в Конгресс.

Представители американского разведсообщества заявляют, что не обнаружили признаков иностранного вмешательства в системы голосования и избирательную инфраструктуру. Как сообщает со ссылкой на одного из них NBC News, «активность высокая, но это обычное сканирование и зондирование». На минувшей неделе Белый дом получил секретный доклад, составленный совместной целевой группой Агентства национальной безопасности и Киберкомандованием, в котором были представлены аналогичные выводы, – пишет на страницах «Деловой Столицы» Алексей Кафтан: свидетельств попыток повлиять на ход выборов путем взлома инфраструктуры не выявлено.

Российское иновещание эту новость, разумеется, раструбило, несмотря на явную двусмысленность: Москва-то не засветилась, но нынешние промежуточные выборы в США оказались первым таким прецедентом за четыре года (если считать с ориентировочной даты начала пригожинской фабрикой троллей подготовительных мероприятий к американской президентской кампании). Будто Кремль зарыл топор войны.

Демократия и свобода слова. Не модный, но важный разговор

Это, разумеется, далеко не так. Дело в другом. Во-первых, из очевидного: «не нашли доказательств» не означает, что вмешательства не было, они вполне могут найтись постфактум. Или же как раз нашли, но в силу ряда причин не считают нужным это афишировать, как минимум чтобы не засвечивать собственных методов и источников информации. Во-вторых, американцы давно и серьезно готовились – эпопея с «российским досье» и расследованием спецпрокурора Мюллера слишком уж дорого обходится и системе власти, и обществу.

В-третьих, что, собственно, имеется в виду под «вмешательством»? На киберфронте все оказалось, как обычно: накануне Facebook отрапортовал о блокировке 115 эккаунтов (30 – своих, остальные – Instagram) по наводке правоохранительных органов, причем все они имели либо российскую, либо французскую регистрацию (кремлевские боты, давно облюбовавшие Францию, засветились, к слову, и на тамошних президентских выборах). Twitter также сообщил об удалении «ряда эккаунтов».

При этом аналитики Oxford Internet Institute отмечают, что, несмотря на зачистки, в преддверии промежуточных выборов количество «мусорных новостей» – дезинформирующих месседжей – в соцсетях значительно возросло по сравнению с 2016 г. Конечно, стоит отметить, что ответственность за это лежит не только на России – есть еще Китай и Иран, не считая всевозможных вольных фриков и собственно американских пиарщиков. И все это еще предстоит рассортировать и подсчитать.

Честная журналистика – что это за «зверь» и с чем его «едят»?, – Муждабаев

Иное дело, что в активности россиян мог наметиться спад, обусловленный несколькими причинами: санкциями против компании путинского повара Пригожина Internet Research Agency и аффилированных с ней структур, санкциями против РФ в целом и особенностями избирательного процесса. Что до первого – здесь более-менее ясно: нехватка времени и финансов, чтобы восполнить урон, понесенный фабрикой троллей.

Что до второго – сильно переть на рожон сейчас Кремлю ни к чему. Тем более за несколько дней до встречи с Трампом в Париже, на которую, несмотря на очень сокращенный формат, Путин все же рассчитывает. И потом, нынешние выборы лишены того конфликтного потенциала, который имели президентские. Так что попытки разбалансировать систему власти в США на этом этапе обошлись бы куда дороже и принесли бы куда меньше дивидендов, особенно на фоне устойчивого межпартийного консенсуса в вопросе взаимоотношений с Россией.

Наконец, последнее: несмотря на множество уязвимостей в избирательной инфраструктуре (те же машины для голосования отнюдь не являют собой идеала взломоустойчивости, к примеру), отсутствие единых правил и масса процедурных отличий от штата к штату и уровень децентрализации (ни федерального Центризбиркома, ни его сервера) сильно затрудняют вмешательство на этом уровне. Условно говоря, провернуть пару-тройку «каруселей», вбросить пачку бюллетеней или «заминировать» избирательный участок попытаться можно, но как это сделать, не прибегая к помощи местного админресурса? А без этого точечное воздействие такого рода и даже несколько таких воздействий бесполезны и лишены смысла.

Враг демократии не Трамп, а Путин, – Портников

Так что это отнюдь не капитуляция. Это лишь снижение интенсивности вмешательства, причем только на американском направлении. Что, собственно, и констатировало разведсообщество США. А вот в ходе нашего избирательного марафона Москва воспользуется всем своим инструментарием.

Алексей Кафтан, «Деловая Столица»