Зона "русского мира"

Мнение зомбоящик. Почему россияне верят Кремлю

06 ноября 2018

Новый опрос Левада-центра показал: всего 3% россиян считают, что за отравлением Скрипалей стоят российские спецслужбы. Здесь могут быть два объяснения.

Первая причина – непрерывное воздействие российской пропаганды, которая долбит в одну точку: Россия непричастна, никаких доказательств нет, все это проявление русофобии и враждебности Запада, пишет на страницах «Нового Времени» российский социолог, директор Аналитического центра Юрия Левады (Левада-Центра) Лев Гудков.

И здесь нужно учитывать массированость воздействия российской пропаганды и полного контроля Кремля над информационным полем. Особенно в провинции – куда и интернет не очень доходит – реальность складывается из телевизионной картинки.

Контрактник: В России замалчивают факт участия армии в агрессии против Украины

Другая причина – внутреннее сопротивление и нежелание россиян принять ответственность за действия руководства. Поэтому здесь надо брать не только эти 3%, но и тех, кто затруднялся с ответом или ответил, что «это может быть кто угодно» – а таких почти 69%.

То есть тем самым они делают вид, что не слышат альтернативной информации о том, что отравление осуществили именно российские спецслужбы. Доказать или подтвердить россияне этого не могут, поэтому и уходят в несознанку.

Такие ответы не говорят о страхе обсуждать подобные темы. Просто россияне ощущают дискомфорт, поскольку Россию, с которой большинство себя идентифицирует, обвиняют в таких преступлениях.

Живые и посмертно награжденные. Судьба «вагнеровцев» воевавших в Украине и Сирии

Здесь картина массовых настроений примерно такая же, как и по отношению к другим политическим убийствам или покушениям – Анны Политковской или Бориса Немцова. Это вполне отчетливый, идущий от советских времен, конформизм – нежелание противопоставлять себя общему мнению, которое идентифицируется с мнением телевизора.

Да, в августе доверие к Путину серьезно снизилось, но мы имеем дело с организованным общественным мнением, и там не происходит значительных изменений. Тема отравления Скрипалей – безальтернативный случай, и люди принимают эго, поскольку в строгом смысле это не очень касается их жизненных интересов. Россияне заняты своими проблемами, а Путин для них скорее телеперсонаж, которому они готовы выказать одобрение, ничем не расплачиваясь за это.

Эти люди не участвуют в политике, поскольку считают, что у них нет возможности на нее влиять. Оппозиция дискредитирована, и это отсутствие выбора – или то, что психологи иногда называют наученной беспомощностью или апатией, а также не включенность и отчуждение от общественных дел – очень важная характеристика состояния общества при авторитарном режиме.

В России назрела жесткая необходимость перемен. Понимает ли это власть?

Собственно, это несущая конструкция таких режимов. Им необязательно нужны новые идеологии – достаточно просто создать условия, когда люди не хотят ни в чем участвовать, поскольку не верят в возможность изменения.

Пенсионная реформа стала катализатором раздражения, которое в конце лета резко поднялось в ожидании того, что Путин все-таки откажется подписать этот законопроект. А когда он подписал, это ощущение раздраженной беспомощности ни во что не вылилось. Поэтому хоть рейтинг доверия к Путину в августе снизился, в сентябре и октябре он уже держался на одном уровне.

Лев Гудков, «Новое Время»