Зона "русского мира"

Санкционное бессилие Кремля. «Ковровая бомбардировка» украинской политики

02 ноября 2018

Важная задача санкций – добавить аргументов антиукраинской пропаганде внутри России.

Если у путинских санкций и есть какая-то логика, то она явно различна для бизнеса и для политиков. Вводя санкции против украинских компаний, Кремль пытается ударить по ним самим, то есть создать для них трудности и ухудшить результаты их деятельности. Но с политиками дело другое, пишет Юрий Вишневский на страницах «Деловой Столицы».

Подавляющему большинству украинских политиков из патриотического лагеря Кремль не может ничем насолить. Ну нет у них ни вкладов в банках на территории РФ, ни бездокументарных ценных бумаг в российских реестрах, ни имущества в России.

Новые подробности о шпиливилях от «Дождя»

Вводя санкции против украинских депутатов и партийных лидеров, Кремль вовсе не обязательно преследует цель сделать им плохо. У него есть две более важные задачи. Во-первых, ему очень хочется нанести удар по политической ситуации в Украине, добавить дровишек в костер нашей политической борьбы и заложить туда мин – авось бабахнет.

Вторая задача (по-видимому, не менее важная) – добавить аргументов антиукраинской пропаганде внутри России. В последнее время Кремлю все труднее переключать внимание россиян с внутренних российских проблем на тему «злобных украинцев». Поэтому можно ожидать, что антиукраинские санкции будут вовсю использоваться Кремлем для нового нагнетания антиукраинской пропагандистской истерии.

Ввиду этих задач стоит отметить совершенно подчиненную и второстепенную роль премьера Медведева. Хотя формально санкционный список составило и утвердило правительство РФ (во исполнение путинского указа об антиукраинских санкциях), но можно не сомневаться в том, что главное авторство в составлении этого списка, особенно его политической части, принадлежит именно Кремлю.

Набор кремлевских пугал

Обеим вышеупомянутым задачам – добавить жару в украинскую внутриполитическую борьбу и напомнить россиянам о «злобном оскале» Украины – служит включение в санкционный список целого ряда лидеров ультраправых организаций.

Кремлевский «санкционный» список. Как Путин пытается легализовать свою агентуру в Украине

Кремлевские политтехнологи не забыли даже о лидере партии «Братство» Дмитрии Корчинском – он тоже теперь санкционирован. Попал в список и лидер организации «Добровольчий Рух ОУН» Николай Коханивский. Он еще в июне объявил о своем намерении баллотироваться на пост президента Украины.

Кто бы сомневался, что в списке окажутся представители «Правого сектора». Если вспомнить, сколько места занимала эта организация в кремлевских истериках в феврале-мае 2014 г., то понятно, что перед новыми президентскими выборами в Украине без нее никак. Сейчас Кремль включил в санкционный список двоих членов провода национально-освободительного движения «Правый сектор»: Андрея Стемпицкого (он является командиром Добровольческого Украинского Корпуса «Правый сектор») и Андрея Тарасенко (он возглавляет партию «Правый сектор»).

Разумеется, вошли в список лидер ВО «Свобода» Олег Тягнибок и еще один экс-парламентарий от этой партии Ирина Фарион, а также два из пяти депутатов-«свободовцев» в нынешней Верховной Раде: Андрей Ильенко и Юрий Левченко. За компанию к ним попал в список и лидер партии «Национальный корпус», неформальный предводитель «Национальных дружин» народный депутат Андрей Билецкий.

Также оказался в списке народный депутат Дмитрий Ярош. Хотя он еще года три назад вышел из «Правого сектора» и создал новую организацию «ДІЯ» («Державницька ініціатива Яроша»), но у Кремля, похоже, неизбывное желание еще раз нагнать ужаса на россиян всемогущей «визиткой Яроша».

Положено по должности

У некоторых политиков попадание в путинский список вызвало столько радости, словно Путин дал им медаль. Впору предположить, что они теперь этой медалью будут хвастаться в каждом публичном выступлении.

Трамп против Климкина: удастся ли украинцам получить право на еще одно гражданство?

Однако на самом деле в мировой практике давно сложился некий санкционный «этикет» в рамках дипломатического протокола. В частности, пока между странами сохраняются хоть в каком-то виде дипломатические отношения, санкции не накладываются на тройку лиц, традиционно выступающих от имени государства во внешнеполитических контактах: обычно это президент (или монарх), глава правительства и министр иностранных дел. По этой причине Украина не включала в свои санкционные списки Путина, Медведева и Лаврова, также и РФ оставила за рамками санкций Петра Порошенко, Владимира Гройсмана и Павла Климкина.

А вот руководство парламента под этот «этикет» не подпадает. Еще 21 марта 2014 г. это прочувствовала на себе глава Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко – за ее роль в аннексии Крыма Евросоюз включил ее в список лиц, которым запрещен въезд в ЕС и чьи активы в ЕС заморожены. СНБО Украины ввел против нее санкции 2 мая 2018 г. – она подпала под бессрочный запрет на въезд в Украину, лишение украинских госнаград и блокирование активов в Украине. Вообще же под украинские санкции подпало множество членов Совета Федерации и депутатов Госдумы РФ.

Впрочем, не будем отвлекаться на тему украинских санкций, а посмотрим дальше на кремлевский список. Путин решил подвергнуть санкциям весь президиум Верховной Рады – Андрея Парубия, Ирину Геращенко, Оксану Сыроид – и лидеров парламентских фракций и групп без разбору (так сказать, по должности): Артура Герасимова (БПП), Максима Бурбака (НФ), Олега Березюка («Самопоміч»), Олега Ляшко (Радикальная партия), Юлию Тимошенко («Батьківщина»), Ярослава Москаленко («Воля народу»), сделав исключение только для лидеров «Оппоблока» и «Відродження».

100% фракции Ляшко

В целом же в список попали 129 из 423 депутатов Верховной Рады, или чуть более 30%. Если взглянуть на процентовку по фракциям, то наименьшую долю осанкционенных увидим среди членов «Відродження» (4% в недоуменном лице Евгения Геллера) и «Оппоблока» (7% в лице Юлия Иоффе, Дмитрия Колесникова, Юрия Мирошниченко). Далее идут «Воля народу» (21%), «Народный фронт» (26%), «Самопоміч» (28%), «Батьківщина» (30%), БПП (33%) и внефракционные (40% с учетом трех руководителей парламента, а если не брать их в расчет – 37%).

Хитрые игры в миротворца: зачем Лукашенко понадобился беларусский «Форт Трампа»?

Но максимальный результат показала фракция Ляшко – она попала под путинские санкции почти в полном составе (95%). Не попал один только Александр Гулак, который заседает в парламенте лишь с 16 октября – он сменил Татьяну Юзькову, перешедшую на работу в Центризбирком. Кстати, Юзькова тоже вошла в санкционный список (единственная из всех членов ЦИК). То есть Путин принципиально хотел покарать санкциями все 100% фракции Ляшко, и только по техническим причинам (Медведев, как всегда, проспал) не успел заменить Юзькову на Гулака.

Вряд ли партия Ляшко удостоилась такого внимания за какие-то заслуги в прошлом. Скорее, это аванс на будущее. Возможно, в Кремле отводят «радикалам» Ляшко ту роль, которую когда-то, лет пять назад, играла «Свобода» Тягнибока. Интересно, извещен ли уже об этом сам Ляшко.

«Ковровая бомбардировка» Банковой

Вполне ожидаемо в список вошли многие члены правительства, а также целый ряд представителей силовых органов: МВД и Нацполиции, Минобороны и Вооруженных Сил, СБУ и Службы внешней разведки, прокуратуры и Госбюро расследований (хотя ГБР еще толком и не заработало). Также нет ничего удивительного в попадании под кремлевские санкции членов руководства президентской администрации и аппарата СНБО Украины.

Среди судебных органов удостоился путинских санкций только Конституционный Суд Украины. Но зато его Кремль включил в список в полном составе, за исключением лишь тех двух членов (Ирины Завгородней и Олега Первомайского), которые были назначены по квоте Верховной Рады 20 сентября (их Медведев тоже проспал). В данном случае можно предположить, что Путин решил подчеркнуть свое отношение ко всему этому органу, да и к Конституции Украины тоже.

«Цены – стоп, раз, два!». Ручное управление экономикой в России

А еще он по полной программе оторвался на сотрудниках Петра Порошенко в его администрации на Банковой. Под «ковровую бомбардировку» санкциями подпали не только Игорь Райнин и его замы, но и руководитель офиса главы АП Виктория Шаповал, несколько помощников и советников Порошенко, его пресс-секретарь Святослав Цеголко и даже такие, казалось бы, непричастные к отношениям между двумя странами люди, как уполномоченный президента по правам людей с инвалидностью Валерий Сушкевич и уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба.

Тут уже нет никакой логики, а только желание выместить свои чувства к Порошенко на тех, кто сидит на Банковой в близлежащих кабинетах.

Юрий Вишневский, «Деловая Столица»