Взгляд

Однозначный выбор Московского патриархата: раскол всего православия или сохранение раскола в Украине

22 октября 2018

В ответ на решения Синода на Фанаре касательно судьбы украинской церкви Синод РПЦ, собравшийся в Минске, разорвал отношения с Вселенским патриархом.

У епископов РПЦ просто не оставалось выбора: во-первых, они сами анонсировали «раскол всего мирового православия» в ответ на «аннексию» Украины греками, во-вторых, теперь только таким образом Моспатриархия может сохранить церковный раскол в Украине. Что, по всей видимости, остается ее главной задачей – настолько важной, что целого православия не жалко, пишет в своей статье на страницах «ZN,UA» Екатерина Щеткина.

«Раскол, сравнимый с великой схизмой», впрочем, выглядит довольно неубедительно: «откололась» только РПЦ, да и та в одностороннем порядке – Фанар никак не отреагировал на минский демарш. Все прочие представители мирового православия пока что выказывают всего лишь досаду, а вовсе не готовность выкопать томагавк и кинуться в самую гущу всеправославной битвы за чужие территориальные интересы. Конечно, РПЦ потребует у всех определиться, на чьей они стороне – «истины» (т.е. Моспатриархии) или «беззакония» (т.е. Фанара). Но, предполагаю, ответы они получат даже более уклончивые, чем до сих пор.

Россия остается без союзников. Страны СНГ отворачиваются от Кремля и Путина

Пока что однозначно на стороне московских патронов – Белорусская ПЦ (экзархат в составе РПЦ) и УПЦ МП. Якобы автономная, но опереточность этой автономии становится очевиднее с каждым днем. Представители епископата УПЦ МП официально заявляют то, что не сами придумали: раскол сохраняется и расширяется, все церковные контакты с Константинополем – вплоть до посещения храмов и монастырей – запрещены и неканоничны. Самые радикальные – как новая «звезда» УПЦ МП митрополит Запорожский Лука – заходят в служебном рвении на самую границу возможного: нет такой церкви, нет такого Патриарха, да и города такого – Константинополь, – как известно, тоже нет. А что и кто есть? – спросите вы. Только те, кто согласен с перечисленным выше.

Слабость позиции УПЦ МП очевидна. Если в России можно проследить за выполнением и наказать всех ослушавшихся, то в Украине ослушавшихся может оказаться слишком много. Оттого, наверное, и нотка истерии в речах лучше слышится.

И абсурдность ситуации глаз режет: вчера еще была церковь, а сегодня уже не церковь, и только потому, что московский Патриарх из белорусской столицы так велел. Никаких догматических обоснований «почему не церковь» никто так и не потрудился дать. Зачем? Никто и не собирается скрывать, что идет борьба за территории, а вовсе не за чистоту веры.

Путинский портал в рай для народных масс, – Цимблюк

Кто, кроме собственных филиалов МП, может поддержать «новый великий раскол»? Афон. Поскольку монашеское государство находится в юрисдикции Вселенского Патриарха, руководство РПЦ строго-настрого запретило ездить туда своим прихожанам. Что для некоторых прихожан оказалось настоящим ударом – они так привыкли к этому маршруту, что пришлось несколько раз повторять и разъяснять особо непонятливым: нет, нельзя, ни чучелком, ни тушкой, ни помолиться, ни просто на экскурсию – никаких контактов.

Для определенной части духовных чад РПЦ это, конечно, большая потеря – они успели перекачать в святой остров, по скромным подсчетам ВВС, 200 млн долл., а по нескромным – телеграмм-канала Незыгарь – полмиллиарда. Потоки пожертвований РПЦ предполагает перенаправить из монастырей Афона на отечественные аналоги – Валаам, Соловки, Троице-Сергиеву лавру. Импортозамещение – так уж во всем.

Это потеря и для Афона. Ну что ж, если захочет своих спонсоров назад – пускай повлияет и на своего Патриарха, и на греческие власти, которые стали с подозрительной регулярностью отказывать в визах тем, кто связан с РПЦ. Проглотили полмиллиарда российских денег – пускай оказывают услугу. К голосу Афона вряд ли прислушается правительство Греции. Но к нему прислушаются в православном мире. И уж наверняка голос Афона будет иметь вес на внутреннем российском пропагандистском рынке – голос «здравых сил в православии», голос старцев. Не знаю, есть ли где-то еще, кроме России, такой раздутый культ старцев.

Церковь Первого канала. Кризис русского православия

Очевидная слабость позиций Московской патриархии, ее неспособность реализовать свою версию «прихода Антихриста» пускай вас не обманывает. Нет, это еще не победа. И все еще может – как предрекал один неофициальный спикер УПЦ МП о.Николай Данилевич в самом начале истории с Томосом, – «закончиться пшиком». Слабость противника ничем нам не поможет, ибо сейчас все упирается не в Москву и не в Фанар – мяч на нашей стороне поля, и именно мы теперь должны сыграть как победители.

Наша, украинская, часть работы – Объединительный Собор. Все, что происходило до сих пор, было, по-своему, проще – убедить Вселенского Патриарха, убедить Госдеп, раскрутить пропагандистскую машину внутри страны и привлечь на сторону Томоса всех заинтересованных в украинской независимости. Мы получили все внешние гарантии – от Госдепа (они поддержат), от Фанара (они дадут Томос и уже вернули в лоно канонической церкви всех «раскольников»), от Банковой (готовы споспешествовать всячески и уже отдают Константинополю самый роскошный киевский храм), от МИДа (и дальше будут убеждать все зарубежные центры принятия решений в том, что Томос нужен нам для победы даже больше, чем «джавеллины»). И даже от Московской патриархии мы получили гарантии: если мы все же получим свою автокефалию – «держите меня семеро».

Казалось бы, чего же все, затаившись, ждут? Ждут ведь – воздух дрожит от напряжения. И в Москве ждут. И на Фанаре. И в Украине. А вот чего: договорятся – или как всегда? Ведь не в первый раз – сколько уже было обещано «объединений» между УПЦ КП и УАПЦ. И всегда срывалось. И всегда следовали взаимные обвинения и оскорбления. Одни оказывались заносчивыми упрямцами, уверенными, что весь выигрыш должен оказаться в одном кармане, а другие – «купленные», «засланные» и вообще «агенты». Ни одна сторона при этом не выглядела не то что красиво или убедительно – просто прилично.

Илларионов: Украина – не самая бедная страна Европы

У нас есть почти полный набор гарантий. И не хватает только одной – гарантии от самих себя. Ее-то и ждут те, кто стоит в низком старте и готов перейти хоть завтра – но только в том случае, если это действительно будет Единая Поместная церковь, а не уже известный цирковой номер в исполнении давно знакомых артистов.

Что же мы увидим в ближайшее время – повторение пройденного или нечто новое? Пока информация поступает не слишком утешительная. В интервью каналу ZIK предстоятель УАПЦ митрополит Макарий заявил, что никаких компромиссов с главой УПЦ КП достичь не удается. Патриарх Филарет настойчиво ведет дело к тому, что «новой» украинской церковью, которая получит Томос, станет именно УПЦ КП. А все остальные могут просто присоединиться. Устав новой церкви? Он уже есть – это Устав УПЦ КП. Название? Тоже есть. Патриарх? Смешно, что вы спрашиваете. В общем, никаких новых структур, новых правил игры и новых лиц. Во всяком случае, такой вывод можно сделать из слов митрополита Макария.

Именно этого напряженно ждут в Москве – склонят главу УПЦ КП хоть к какому-нибудь компромиссу или нет. На «нет» поставлено очень многое, если не все. Патриарх Филарет – ключевая фигура в московской игре. Если помните, меньше года назад Москва пыталась перехватить контроль над этой фигурой – Патриарха убедили через «общих знакомых» написать памятное «письмо съезду» с просьбой снять канонические запреты и начать жизнь с чистого листа.

Пробуждение новой угрозы. Зачем Кремль влияет на умы западных подростков?

Инициативу осведомленные источники приписывают в то время еще архиепископу Тихону Шевкунову («духовнику Путина»). Архиепископ Тихон якобы предлагал снять анафему, пока этого не сделал Константинополь, – и таким образом хотя бы сохранить лицо. А еще закрепить в Уставах обеих церквей статус широкой автономии и даже, возможно, курс на автокефалию – и таким образом перехватить инициативу на украинском направлении, опередив Фанар.

Шалость не удалась. Инициативу будущего митрополита Тихона перехватила партия Патриарха Кирилла – и спустила ее на тормозах. Вопрос о снятии анафемы заглох на дальних подступах. «Широкая автономия УПЦ МП», зафиксированная в Уставах, оказалась значительно уже, чем была раньше. Слово «автокефалия», разумеется, даже не прозвучало. Патриарх Филарет, если помните, был страшно раздосадован очередной «московской зрадой». К счастью, не прошло и полугода, как стартовала президентская кампания «Томос от Константинополя» – и команда Патриарха Филарета с необыкновенной энергией включилась в нее.

Отчего же в Моспатриархии не согласились на план архиепископа Тихона? Только ли из нежелания поддерживать идею соперника? Может, недооценили решимости Вселенского Патриарха? Переоценили вес чемоданов-московских-денег? Или просто рассчитывали на то, что с Патриархом Филаретом никто – включая Фанар – каши не сварит? Ведь пробовали уже однажды – в 2008-м – взять под каноническую опеку Украину, обещая в перспективе автокефалию. Глава УПЦ КП не согласился – ему была нужна только автокефалия, и не «потом», а сразу. Что мешает этой прекрасной истории повториться еще раз?

Как Бабченко стал виновником Керченской бойни. Пропагандистская пьеса-бенефис Хинштейн

В общем, справившись с первым потрясением, связанным с неожиданной твердой решимостью Константинополя вмешаться в украинские дела, Патриарх Кирилл сделал глубокий вдох и поставил на недоговороспособность главы УПЦ КП. А если все сорвется на этот раз, учитывая степень наэлектризованности публики, разочарование может перейти в апатию, которая на годы отложит реанимацию проекта «автокефалия». Особенно если она не будет нужна предполагаемой новой украинской власти. Было же уже такое – в 2008-м.

Увы, нельзя сказать с уверенностью, что это напрасные надежды. Патриарх может заупрямиться. И очень многое будет зависеть от того, какие именно компромиссы созреют под руководством константинопольских экзархов. Фигура Патриарха Филарета и выгодна проекту Единой Поместной церкви – как знамя церковной независимости, и невыгодна в то же время – она будет отпугивать потенциальных «перехожих» из УПЦ МП, для которых неприемлема именно личность главы УПЦ КП.

Но предполагать «сценарий 2008-го» уже не приходится. Ситуацию на шахматной доске в корне меняет появление константинопольской ставропигии – фактическое присоединение Украины ко Вселенскому патриархату. Даже если компромиссы так и не созреют, если Объединительный Собор провалят, если в результате вместо единой церкви по известной украинской арифметике один плюс один окажется равно трем (двум старым, которые так и не объединились полностью, плюс одна новая конфессия), для всех желающих остается возможность сохранять единство с церковью Константинополя, действующей в Украине: присоединиться к ней в индивидуально-приходском порядке. Судя по тому, что сказано в итоговом документе Синода на Фанаре, Киев – это только первый этап, далее ставропигии могут появиться по всей Украине.

Путин угрожает Украине войной, – Портников

Это, если хотите, «план Б». Который, кстати, уже давно висел в воздухе и обсуждался при митрополите Владимире (Сабодане), но так и не был реализован из-за сопротивления промосковских сил в УПЦ МП. Еще один повод Москве сожалеть об упущенных возможностях – в «старом» варианте предполагалось сохранение церковного первенства митрополита Киевского УПЦ МП. Теперь – нет.

Такой план называют даже более предпочтительным для Константинополя: он позволяет сохранить в своем составе Украину достаточно долго, и при этом Константинопольская церковь оказывается по количеству приходов самой крупной православной церковью мира, опережая Российскую и Румынскую ПЦ. Но это довольно проблемный план, ибо в Украине придется иметь дело не только с Москвой, но и с Патриархом Филаретом, который – по старой привычке – обязательно обвинит Константинополь в вероломстве (не себя же обвинять в несговорчивости!). И основная линия конкуренции в этом случае проляжет именно таким образом – между УПЦ КП и Константинопольской церковью, к которой захочет присоединиться не только часть УПЦ МП (большая, чем та, которая готова была бы присоединиться к Патриарху Филарету), но и часть УПЦ КП (та, которая предпочтет константинопольскую гарантию каноничности харизме Патриарха Филарета).

Что же Томос – его так и не дадут по «плану Б»? Дадут. Во благовремение.

Дистанционная дуэль: Волкер против Путина

И все же «план А» тоже имеет свои преимущества. Украина – большой и лакомый кусок. И Константинополь наверняка попытается сохранить ее под своим контролем. Но ему для этого совсем необязательно «оставлять Украину себе». Как бы убедительно ни выглядели документы XVII века, Украина – по многим параметрам – остается спорной территорией. Не зря один из видных иерархов УПЦ МП сгоряча сравнил действия Константинопольского Патриарха в Украине с действиями российского президента в Крыму.

Что ж, если одному Риму «так можно» – прийти и забрать то, что он считает «своим», то так можно и другому Риму. Но в этой ситуации дистанцироваться от спорной территории, дав ей независимость, было бы менее опасно для собственной репутации. Дистанцироваться – но не потерять контроль. По всей видимости, в этом состоит «план А» – не только довести дело до реального Объединительного Собора и Томоса, но и обеспечить соблюдение интересов Константинополя после получения автокефалии.

Но если этот план не сработает, на Фанаре могут и подождать.

Екатерина Щеткина, «ZN,UA»