Политика

Дистанционная дуэль: Волкер против Путина

19 октября 2018

Спецпредставитель Госдепа по вопросам Украины Волкер – единственный, кто постоянно ведет прямую дискуссию с президентом России Путиным.

Аналитический центр Atlantic Council в Вашингтоне и дискуссионный клуб «Валдай» в Сочи в четверг, 18 октября, стали своеобразными площадками для спарринга спецпредставителя Госдепартамента США по делам Украины Курта Волкера с одной стороны, и президента РФ Владимира Путина – с другой. Дискуссия фактически велась через Атлантику, пишет на страницах «Деловой Столицы» Владислав Гирман.

Но ее участники, еще не зная, о чем говорит визави, нападали и парировали. Для этого словесного поединка, в принципе, и необязательно знать, какие именно тезисы звучат. Все уже давно и сотни раз говорено, а тенденции в двустороннем диалоге не меняются. Важно, прежде всего, закрепление позиции по тем или иным вопросам, а также тональность, а в случае Путина еще и поведение.

Вкратце приведем и оценим ключевые тезисы.

Путин

Российский лидер не поразил оригинальностью. Для затравки, традиционно не приводя каких-либо доказательств, обвинил Киев в запугивании населения Донбасса, в том числе посредством терактов и убийств главарей фейковых республик, имея в виду Александра Захарченко. Естественно, прозвучал и наскучивший, вероятно, даже российскому потребителю шаблон о невыполнении Украиной минских соглашений.

Косить по «городского сумасшедшего». Многие ошибаются насчет Путина

И, мол, даже не собирается этого делать, посетовал Путин. От этой точки президент РФ плавно подвел свое выступление к констатации – Москва искренне верит, что после предстоящих украинских выборов к власти придет кто-нибудь из обоймы договороспособных. Читай из числа политиков, виляющих хвостом, едва заслышавших слова «Путин», «Россия», «Кремль» или «русский мир».

А дальше…Ну, дальше Остапа, как говорится, понесло. Путин с видом умудренного опытом ментора принялся разглагольствовать об особенностях международной политики, в частности о противостоянии с Соединенными Штатами и Европой. Прямо к ним он не обращался. Но, собственно, это и не требуется. В арсенале же России, исходя из его выступления, как и прежде остается лишь ядерная дубинка.

Которую первым Кремль использовать, вроде, не станет, но без сожалений примет участие в конце света. Здесь лучше просто привести цитату: «Агрессор должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. Мы, жертвы агрессии, как мученики попадем в рай. А они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют». Занавес.

«Подвиг разведчика». В чем опасность коррупции в Украине?

Заявления Путина нельзя сказать, чтобы не вписывались в нынешнюю риторику Кремля, но при просмотре видео его выступления в Сочи не покидало ощущение, что хозяин Кремля был, если так можно выразиться, развязнее обычного и агрессивнее. И порой он глотал слова и фразы, что наталкивает на мысль о куда более «земных» причинах босяцкого просторечия, встречаемого публикой восторженным блеянием.

Волкер

На другой стороне земного шара удар держал спецпредставитель Госдепартамента. Причем не только держал, но и наносил. Без бородатых анекдотов и обещаний того, что «все сдохнут», но предельно развернуто и, в то же время, в жесткой форме.

Пока Путин сыпал обвинениями в убийстве Захарченко и невыполнении «Минска», Волкер напомнил аудитории в Atlantic Council о 10 тысячах жертв агрессии Кремля, о 1,5 млн беженцев и переселенцах. При этом раскритиковал за размытость формулировки «подконтрольные» и «неподконтрольные Украине территории». Дипломат подчеркнул, что пора бы уже не ходить вокруг да около, а внести ясность: «территории, подконтрольные Украине» и, соответственно, «территории, подконтрольные России». По той простой причине, что боевиками в ОРДЛО на всех уровнях кукловодят «российские генералы, российские офицеры», а Кремль отвечает за политику оккупированных территорий.

Курт Волкер также признал, что каши с Москвой, по крайней мере пока, не сваришь. Шансы, говорит он, изменить позицию Кремля сейчас ниже, чем даже год назад. Однако попал в точку, когда выразил надежду, что диалог возобновиться после выборов в Украине. То же самое, по сути, сказал и Путин.

Привет из России. Как Беларусь влияет на цены российского газа в Украине

Сидеть же сложа руки в ожидании момента, когда Кремль соизволит вести переговоры, Вашингтон не собирается. Напротив, по словам Волкера, санкционное давление на Россию продолжит усиливаться. Новые ограничительные меры будут вводиться ежемесячно, или раз в два месяца, пояснил дипломат. Вторая важная посвященная санкциям составляющая выступления – это то, что спецпредставитель Госдепа подчеркнул непосредственное участие и поддержку администрацией Дональда Трампа, и лично президентом США, принуждения таким образом Кремля к проведению переговоров за одним столом. Трамп – не такой как Обама, потому что жестче в отношении России.

Однако ретранслятором этой жесткой политики Трампа поручено быть именно Курту Волкеру. Несмотря на недвусмысленность и агрессивность высказываний Путина на «Валдае», именно выступление Волкера, проходившее параллельно, и является ответов российскому президенту. Никто кроме него из Госдепартамента не отреагировал.

Да и в целом, ни госсекретарь Майк Помпео, ни даже Трамп, в принципе, подобных месседжей не озвучивают. Это его зона деятельности, призвание или задача – отвечать зуботычинами на поток агрессивного сознания из Кремля. Что, впрочем, очень даже неплохо – у Вашингтона есть спикеры, готовые ответить РФ на понятном ей языке, но без перегиба. Вспомнить хотя бы, как постпред США при НАТО Кей Бейли-Хатчинсон без обиняков заявила, что Штаты готовы уничтожать тайно разрабатываемые Россией крылатые ракеты.

В Москве аж поперхнулись от такой «наглости». Так и в случае с Волкером. Снисходительное отношение Москвы к американскому дипломату куда-то улетучилось. Осталась лишь неприкрытая ненависть, нашедшая отображение в разгоне информпространстве, включая ведомство Лаврова, позиции о том, что Волкер якобы разрушает «минские соглашения».

«Держите меня семеро!», или как Путин берет на понт весь мир, – Муждабаев

Так что у спецпредставителя очень вредная работа. К тому же он вдобавок трудится как бы на две ставки, потому что спецпредставитель Госдепартамента по делам Украины также является еще и спецпредставителем ведомства по делам России.

Владислав Гирман, «Деловая Столица»