Взгляд

Трампу следует свести к минимуму контакты с Путиным, – Макфол

12 октября 2018

Президент США искренне считает, что поддерживать хорошие отношения с российским коллегой – это правильно.

Мне кажется, инстинкт Трампа в отношении Путина – а Трамп в политике полагается на инстинкты – глубоко ошибочен. Пытаюсь подобрать более дипломатичное выражение, но не могу. Все американские президенты, с которыми я работал, в той или иной степени верили, что стоит лишь оказаться со своим визави из проблемной страны в одной комнате, без советников, и можно обо всем договориться, пишет на страницах «Нового Времени» американский политолог, дипломат и экс-посол США в России Майкл Макфол.

В это верил Обама, в это верили Джордж Буш-младший и Билл Клинтон. И Трамп в это верит, как никто другой. Он персонализирует все двусторонние отношения американской внешней политики и считает, что внешняя политика США – его личное дело. Однако я думаю, что внешняя политика должна проводиться не в интересах одного Трампа, а в интересах всей Америки. Ему стоит над этим задуматься.

Настоящие «Герои России». Почему дебоширы лучше чем Путин?

Кроме того, Трамп искренне считает, что поддерживать хорошие отношения с Путиным – это правильная цель внешнеполитических действий. Я же, как дипломат, уверен в обратном: сами по себе хорошие отношения ничего не значат, если противоположная сторона разрушает мировой баланс безопасности.

Когда я в каденцию Обамы разрабатывал перезапуск американско-российских отношений, то уже тогда говорил, что мы должны уметь останавливать Россию. Это касалось и других стран. Можно ведь было давно подружиться с Ираном, однако я рекомендовал ввести новые санкции и посоветовал увеличить поставки вооружений в Афганистан, а не заниматься построением так называемых дружеских отношений с тем, кто нарушает все договоренности. Именно в этом я видел национальный интерес США. А у Трампа все эти вещи в голове перепутаны.

Если говорить в целом, то мне кажется, что администрация Трампа проводит достаточно умную политику в отношении России, а также Украины. Поставка Украине летальных вооружений – куда лучшая политика, чем поставка лишь оружия для обороны, чем занимались мы в каденцию Барака Обамы. Но я не уверен, что сам Трамп согласен с такой политикой. Думаю, он находит с этой политикой общий язык против своей воли. Так, в прошлом году Трамп против своей воли подписал антироссийские санкции.

Украине дали автокефалию, но не дали томоса. Все еще впереди

Я давал показания банковскому комитету сената США. Тогда же я осознал, что многие сенаторы – и демократы, и республиканцы – недовольны президентом, который косо смотрит на санкции в отношении России. Именно поэтому я написал в The Washington Post, что чем меньше Трамп вовлечен в политику по России – тем лучше эта политика. Он ее разрушает.

Думаю, до выборов в Конгресс в ноябре этого года ни один из этих законопроектов не будет принят. Однако не ищите здесь политики, это чисто процедурный вопрос. Во время своего выступления в комитете я ощутил огромную поддержку в вопросе санкций и от демократов, и от республиканцев. Слушания продолжались два часа, присутствовали полтора десятка сенаторов – и все они в той или иной мере поддерживают идею нового раунда санкций.

Я уверен: среди ключевых интересов США – надавить на Путина, удержать его от новых агрессивных шагов, не позволять сотрудникам российского ГРУ влиять на американских политиков, не ссориться с традиционными союзниками, поддерживать суверенитет Украины. Нет разницы, с какой точки зрения оценивать саммит в Хельсинки – с республиканской или демократической. Его нужно оценивать в том смысле, были ли реализованы интересы США. Мой ответ – нет, не были. Так что чем меньше двусторонних саммитов с Россией – тем лучше. Это парадокс, но это так.

Майкл Макфол, «Новое Время»