Зона "русского мира"

Четверть века расстрелу парламента в Москве. Что изменилось с тех пор?

05 октября 2018

Игры в демократию, а не ее строительство обычно заканчиваются плохо. Россия продемонстрировала это во всей своей красе.

25-летие антиельцинского восстания в Москве, которое началось в сентябре и закончилось расстрелом Белого дома 3-4 октября, нуждается в осмыслении. И, конечно – не только в России. Влияние этого события ощутимо теперь на Донбассе, потому что по сути – странная смесь большевистских фантазий и ультраправославия, «левого» и «правого» «русского мира» воплотилась теперь на оккупированных Россией территории Украины, рассказал на страницах «Фокус» Артур Фред.

А тогда, в 1993-м, мне запомнились москвичи особенные, которых я ранее вроде не видел и не знал. Они не желали давать интервью иностранцам, они говорили: «Мы с вами никогда друг друга не поймем», видя во мне либо еврея, либо украинского либерала. Маски культуры, цивилизации были сброшены и поэтому генерал Макашов говорил, что в голову взбрело, а нацболы катили в ментов подожженные шины.

Украина оказалась демократическим исключением, – Портников

Черный, обугленный Белый дом, пахнущий гарью и металлом – стоял как укор только рождавшейся демократии. А многие либералы тогда были упоены и радостны, они изо всех сил отвергали широкое участие масс в том восстании, и подчеркивали явление баркашовцев и прочих неонацистов.

Безусловно – их явление потрясло тогда «страну, победившей фашизм». Тем не менее, мне кажется, что дело было не в них. Дело было в яростном желании вернуться в СССР и закрыться от мира. Того самого, ворвавшегося вместе с перестройкой, который испугал тогда советско-русских людей. Они не хотели такой мир. И не хотят его до сих пор.

И дело тут не только и не столько в коммунизме (которым прикрывались уже с 30-х годов), сколько в запредельной ксенофобии и удивительном нежелании развиваться и думать. Жить. Понимать. Познавать.

Муждабаев: Закрыть 112-й и NewsOne – это как подавить огневые точки врага

Сразу после 1991-го необходимо было поддержать идею гражданского трибунала над коммунизмом, того Нюрнберга, которым либо пугали, либо грозили. Попытаться разобрать ад, в котором мы тогда жили. Не осудить чохом абстрактных «комуняк», а понять, что виноваты многие, часто вовсе не коммунисты и не империалисты.

Виновна та лень, которая и привела к тому, что вместо широкого общественного движения по очищению от «сталинщины» в 50-60-х, образованные слои скучали при Хрущеве, насмехались над ним или скуки ради увлекались идеями Че Гевары (собственно говоря, обычного бандита-наемника). Виновно было тогда наше нежелание знать правду о самих себе и упорное настаивание на том, что грешны некие абстрактные «власти», которые почему-то нам должны. Должны заботиться, должны кормить, должны о нас думать и даже «направлять».

Разумеется, следовало распустить все те бесконечные советы и вместо них создать настоящие парламенты, где были бы представлены политики и политпартии, а не главари рынков. Но мы были упоены тогда новыми буржуями, которые везли нам польскую жвачку и создавали МММы, на верхушку которых нам хотелось попасть и было совершенно наплевать на всех остальных.

Растоптанная демократия или не придушенная красно-коричневая гидра?

Многие тогда буквально теряли человеческий облик в погоне за долларами. Некоторые его потеряли навсегда…

Экс-секретари ЦК разных мастей переобувались в воздухе. Гэбуха упивалась союзом с уголовниками и воровала железнодорожными составами. Перестроечная интеллигенция стыдливо опускала глаза и мямлила о «недостатках рыночного воспитания». Комсомольчики хмурили лобики и строили банки. И никто при этом не вспоминал о прошлом и не думал о будущем. Настоящем, а не чекистском, кгбистском, фсбшном…

Поэтому эти бесы вырвались вновь и принялись убивать. Поэтому они стали еще сильнее и наглее. Поэтому войны продолжают уносить жизни.

Полумертвая империя «Roshen» в российском Липецке

А Ельцин продолжал играть в демократию, а не строить ее, не закладывать для нее фундамент, и поэтому вскоре освободил и помиловал генералов и «православных на всю голову», многие из которых затем отправились воевать в Чечню, Приднестровье, Абхазию, Южную Осетию, Сирию, Донбасс. Далее везде?..

Артур Фред, «Фокус»