Обзоры

Полумертвая империя «Roshen» в российском Липецке

04 октября 2018

Провинциальный Липецк мог стать столицей украинских сладостей в России. Здесь работало две производственные площадки «Roshen», а строили еще и третью – самую большую и мощную из всего кондитерского концерна президента Украины.

Полтысячи километров от Москвы, и я ступаю на перрон Липецкого вокзала. «УНИАН» решил проверить, правда ли, что Петр Порошенко отказался от сладкого бизнеса в России, и отправился с инспекцией по российским заводам «Roshen», пишет собственный корреспондент агентства в Москве Роман Цимбалюк.

Раннее утро, навигатор показывает чуть больше трех километров до главного российского офиса «Roshen». Решаю организовать себе пешую экскурсию. Этот город сразу производит приятное впечатление: уже по-осеннему желто-зеленый, чистый и с очень неплохими дорогами.

Липецкий вокзал, УНИАН прибыл инспектировать российские заводы «Roshen».

По улицам передвигаются едва живые «Пазики» и совсем свежие длинные автобусы «Мерседес». На улицах безумное количество внешней рекламы. Рекламируют все: от белорусских кухонь до похоронных услуг. Бары почему-то названы столицами стран опасного и агрессивного блока НАТО. Прохожу «Брюссель», потом «Прагу», а позже узнаю, что есть еще «Амстердам».

Липецк производит приятное впечатление.

Дальше – больше: позади остается ландшафтное бюро «Гренландия» и стоматология «Голливуд».

«Брюссель». Местные бары почему-то названы столицами стран агрессивного блока НАТО.

Фабрика «Roshen» находится почти в центре Липецка. На здании гордо красуется известный каждому украинцу логотип. На часах 8.30 и рабочие должны бы спешить на свои места, но предприятие выглядит брошенным.

«Прага». Местные бары почему-то названы столицами стран агрессивного блока НАТО.

Место здесь оживленное, и я решаю провести мини-соцопрос: что думают местные жители о таком известном предприятии.

Фабрика «Roshen» находится почти в центре Липецка, предприятие выглядит брошенным.

Почти все единогласно отвечают, что фабрика остановилась уже давно, а киоск, в котором продавали сладости прямо с предприятия – закрыт. Присматриваюсь: это сооружение сильно не дотягивает до фирменных магазинов «Roshen» в Украине. Обыкновенная белая будка, крышу которой облюбовали голуби.

Фабрика уже год, как остановилась.

«Конфеты были так себе, все в одинаковую цену. Сейчас все закрылось, а было дешево и сердито», – рассказывает мне женщина, которой хорошенько за 50.

Узнав о том, что я журналист из Украины, обрушивается с критикой на президента нашей страны. Говорит, что он – слабый глава государства, а Украине нужен такой, как Путин – настоящий мужик и мачо. О Владимире Владимировиче узнаю много нового.

Оказывается, он хочет мира, а Порошенко нет. В спор не вступаю, но вывод очевиден: российская пропаганда здесь работает четко.

США приняли вызов России. «Искандеры» в Крыму подлежат уничтожению

«Фабрика уж год, как остановилась. Раньше здесь пахло блинами и джемами. Сейчас этого нет. Сладкий аромат стоял», – рассказывает другая местная жительница.

Ловлю бодро шагающего мужчину с пакетами из соседнего супермаркета. Спрашиваю, знает ли, кому принадлежит фабрика. «Знаем. Киевскому боссу Порошенко, но я о нем ничего не думаю», – уходит он вопроса и быстро удаляется.

Следующий мой собеседник более разговорчивый. «Фабрика, вроде, Порошенко принадлежит, хожу мимо каждый день. Читал, что какой-то директор пообещал, что России она не достанется. Конфет рошеновских очень много было самых разных, но не знаю, здесь их выпускали или в Сенцово. Скорее, в Сенцово. Там новое немецкое оборудование. Сейчас ничего этого нет», – рассказывает он.

Трамп цепляется за власть. Общение с токсичным Путиным имеет дурные последствия

Захожу на проходную завода, представляюсь. Охранник очень вежливый (что удивительно). Подтверждает, что предприятие не работает. Хотя выясняется, что кроме охраны сюда приходят бухгалтер, уборщица и дворник.

«Такое предприятие загубили», – сетует он и рекомендует по вопросу экскурсий на фабрике договариваться с главным офисом, в Киеве. Решаю обойти фабрику по периметриту. Здесь пристроены другие, не «кондитерские» объекты.

Неизлечимая одержимость «русским миром». О взглядах Скрипля на войну России против Украины

С противоположной стороны от главного входа выясняю, что здесь проходит улица Богдана Хмельницкого. На заборе предприятия протянута колючая проволока, а трава по пояс подсказывает, что отсюда точно ничего не выносят.

Вызываю такси и отправляюсь на вторую, основную производственную площадку «Roshen» – в селе с символичным названием Сенцово.

Основная производственная площадка «Roshen» в России расположена в селе с символичным названием Сенцово.

Всю дорогу водитель Артур критикует Путина за слабость перед Западом. Объясняет мне, что Сталина и Брежнева убили враги, еще говорит о мировом правительстве и делится своими переживаниями по поводу будущего своих троих детей в России. Есть у него и рецепт, как поступить с фабрикой президента Украины: «По чесноку, просто надо отжать, и пусть эти заводы работают. Это если совсем по справедливости. Здесь же немалую зарплату получали сотни людей, а теперь они на улице».

Производственная площадка «Roshen» в селе Сенцово.

Я же очередной раз убеждаюсь, что люди в российских регионах намного более откровенны и открыты, чем в Москве.

Производственная площадка «Roshen» в селе Сенцово. Табличка на входе.

Второе предприятие «Roshen» под Липецком выглядит впечатляюще. Его построили с нуля, оно огромно, а людей нет. Периметр надежно огорожен, везде видеокамеры. Фабричные псы приветствуют меня громким лаем, но никто не выходит. Шлюзы, из которых в грузовики загружали готовую продукцию, плотно закрыты. На табличке с логотипом «Roshen» меня предупреждают: «Курить запрещено». Благодарю за этот совет президента и вспоминаю, что от этой привычки избавился несколько лет назад.

Второе предприятие «Roshen» выглядит впечатляюще, его построили с нуля, оно огромно, а людей нет.

Отправляюсь к ближайшему продуктовому магазину (не «Roshen»). У входа курит скучающая продавщица. Она рассказывает, что это было чуть-ли не градообразующие предприятие. «Жалко, конечно. Работы нет. Раньше была здесь, на месте, а теперь приходится ездить. Зарплата была достойной. Моя знакомая получала 27 тысяч рублей, в то время, как я получала здесь 12 тысяч рублей», – рассказывает она.

Анализ кондитерских активов президента Украины в России завершаю в селе Косыревка. Оно ближе к Липецку, чем Сенцово. Третье предприятие должно было заработать еще в 2014 году и могло стать настоящим бриллиантом в империи «Roshen».

Третье предприятие могло стать настоящим бриллиантом в империи «Roshen», но так и не было достроено.

Но началась война. Стройка остановилась. Сейчас объект чем-то напоминает недостроенную АЭС. Размах и масштаб впечатляет. Суммарные мощности могли бы накормить сладостями всех российских детей и даже завалить карамелью рынки третьих стран. Но от риска переесть и заболеть их спас Следственный комитет РФ.

Российские следователи начали наведываться на фабрику в 2015 году, прошли обыски «по факту мошеннического хищения денежных средств в сумме 180 миллионов рублей (3,1 млн долл) путем незаконного возмещения из бюджета Российской Федерации налога на добавленную стоимость ОАО «Липецкая кондитерская фабрика «Roshen»». Счета фабрики несколько раз арестовывались, судебная тяжба тянулась несколько лет. Наконец, в январе 2017 года в «Roshen» сообщили, что закрывают производство.

Так что фанатам продукции самого известного производителя сладостей в Липецк теперь нужно приезжать со своими. Здесь уже ничего не продается.

Фанатам продукции «Roshen» в Липецк надо приезжать со своими сладостями.

А активы концерна стали памятником украинских инвестиций в России.

Роман Цимбалюк, «УНИАН»