Концептуально

Грандиозный геополитический развод Украины и России

20 сентября 2018

Ожидается, что в течение следующих месяцев Константинопольский патриарх дарует Украине полную православную независимость от России. Это в самое сердце поразит Путина.

В следующем месяце ведущая европейская бюджетная авиакомпания начнет осуществлять регулярные рейсы из Украины по многим направлениям в пределах Европы. Это последнее из достижений украинского авиационного бума, в ходе которого еженедельно объявляют о новых маршрутах и ​​рекордное количество пассажиров в аэропортах по всей стране. Об этом пишет на страницах «Atlantic Council» научный сотрудник, издатель журналов «Business Ukraine» и «Lviv Today» Питер Дикинсон, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

Каждый новый полет расширяет украинские горизонты и все крепче привязывает страну к более просторному международному сообществу. Между тем с октября 2015 не состоялось ни одного прямого рейса между Украиной и Россией.

«Чистое небо – 2018». Учиться воевать для сохранения мира

Изменения в украинской авиационной индустрии – лишь один из многих путей, по которому страна отходит от России в глобальном направлении со времен кульминации евромайдана в начале 2014 года и старта гибридной войны Владимира Путина. С тех пор российская доля в украинском экспорте упала с 24% до 9%, а доля российского импорта в Украину сократилась вдвое.

С ослаблением экономических связей между Киевом и Москвой, украинский бизнес начал открывать для себя жизнь после России. Лишь в 2017-м торговля Украины со странами ЕС выросла почти на четверть, а одним из крупнейших международных рынков для сбыта украинской сельскохозяйственной продукции стала Индия. Внутри страны на место традиционных российских партнеров начали приходить американские компании. Недавно в Украину прибыли первые двигатели локомотивов General Electric, а авиационный флагман страны советской эпохи Антонов сейчас работает с Boeing.

Внедрение безвизового режима со странами ЕС для владельцев украинских паспортов летом 2017 трансформирует отношения к остальной Европе и помогает украинцам сбрасывать психологические оковы, которые долгое время удерживали страну внутри узких рамок постсоветского мира. Даже украинские мигранты скорее движутся на запад, чем на север. Местом назначения выбрали Польшу, объем денежных переводов из которой втрое превышает показатели России в первом квартале 2018 года.

Полковнику никто не звонит. Какая кошка пробежала между Путиным и Асадом?

Хуже того, Москва быстро исчерпывает арсенал инструментов «мягкой силы», направленных противостоять крушению российского влияния в Украине. Связанные с Кремлем платформы вроде русской версии Facebook технически недоступны для пользователей из Украины, в то время как ограничительные квоты и прямые запреты выдавили российские продукты с украинского медиарынка. Визиты многих российских знаменитостей больше не желательны в Украине, где пожертвовали понятием общей культуры из-за необъявленной, но активной войны между двумя нациями.

Не справляется Кремль и с делами духовными. С началом боевых действий миллионы украинцев повернулись спиной к Русской православной церкви, целыми общинами переходя в Киевский патриархат. На горизонте вырисовывается большая угроза позициям российского православия в Украине.

Ожидается, что в течение следующих нескольких месяцев Константинопольский патриарх дарует Украине полную православную независимость от России. Это в самое сердце поразило бы исторические претензии России к Украине, отобрав у Москвы власть над местными православными, а заодно значительно усилив в стране ощущение национальной идентичности.

Санкций за «Северный поток-2» не будет, – Портников

И даже если Россия продолжит использовать свои каналы для коммуникации со старым поколением украинцев, то большинство населения просто не захотят ее слушать. Травма от российского вторжения привела к массивным сдвигам украинского общественного мнения в пользу поддержки членства в ЕС и НАТО до беспрецедентного уровня, поскольку жажда более тесных российских связей теперь измеряется единичными знаками.

И хотя в ближайшее время вообще трудно представить Украину членом НАТО или ЕС, возвращение на российскую орбиту выглядит куда более неправдоподобным. На самом деле пророссийские идеи стали политически токсичными в сегодняшней Украине: несколько партий, остающихся дружественными Кремлю, должны маскировать свои позиции под языком прагматизма.

И это не то, на что рассчитывал Путин, когда впервые отдал приказ захватить Крым. Москва планировала сбить Украину с дороги на Запад. А получилось так, что конфликт развивается вне контроля Кремля, превратив неуклюжие отношения в геополитический развод века. И этот развод быстро приближается к точке невозврата. Поскольку Украина все больше привыкает к жизни без привычных атрибутов постсоветской зоны комфорта, примирение становится все менее вероятным, а жажда отделения – все более устойчивой.

Универсальное оружие для авиации. Залп «Осколом» по врагу

В публичном пространстве российские лидеры все еще отрицают историческую потерю влияния. Они говорят о неизбежном будущем сближении с Украиной, обвиняя в нынешнем расколе внешние факторы. Кажется, что Москва возлагает надежды на президентские и парламентские выборы в Украине в 2019 году, и это не более чем выдавать желаемое за действительное для сверхдержавы, которая отказывается признать, что допустила огромную ошибку. В глубине души члены близкого окружения Путина должны осознать, что дни пророссийского большинства в украинской политике прошли.

При таких маленьких шансах взять контроль над Украиной существует реальная угроза того, что Россия решит, что лучше всего – это сеять хаос. В течение последних четырех лет Кремль время от времени демонстрировал свою готовность платить невероятно высокую цену за то, чтобы не дать Украине уйти из московской орбиты. Отказываясь отступить из Украины, Россия позволила себе убить собственные отношения с Западом.

Сейчас Москва в процессе инициирования аналогичного разрыва с глобальным руководством православной церкви – все потому, что не может отвлечь их от явления религиозной независимости Украины. Такие драматические мероприятия – это нечто большее, чем иррациональное поведение униженного любовника или отвергнутого мужа. И это вписывается в широко распространенную веру, что появление абсолютно вестернизированной и демократической Украины навлечет смерть на путинский режим и, что вполне вероятно, самую Российскую Федерацию.

Муждабев: Украинцы, в первую очередь, политическая нация – доказано ДНК

В то время как большинство россиян во многом безразлично наблюдают за такими бывшими государствами-вассалами, а ныне членами ЕС, как Польша и страны Балтии, они все же склонны рассматривать Украину как страну, которая практически ничем не отличается от их собственной. Благодаря размыванию границ любое успешное движение украинского общества навстречу европейской модели неизбежно станет колокольчиком для подобного развития внутри России.

Многие в Москве считают, что популярный запрос на демократизацию в широких массах ближайшее время превратится в невозможное бремя для имперских по своей сути структур, которые держат современную Россию вместе. Страх «украинского эффекта домино» преследует Кремль со времен Оранжевой революции 2004 года и помогает понять, почему вроде популярный Путин считает необходимым содержать огромный аппарат органов государственной безопасности, предупреждая возникновение настоящей политической оппозиции.

Желание защитить российскую авторитарную модель правления любой ценой делает едва возможным для Кремля когда-нибудь признать членство Украины в евроатлантическом сообществе – пока его не заставят. При небольшом аппетите Запада к прямой конфронтации, Украина находится в неустойчивой позиции – пользуется значительной международной поддержкой, но по большому счету один на один противостоит одной из самых мощных и неразумных наций мира.

Дура в Госдуре. О роли Поклонской в российской псевдополитике

Начиная с 2004 года, украинцы превзошли все ожидания собственными силами противостоять гибридной атаке России, достигнув значительных успехов навстречу все большей интеграции в широкий мир. И они должны смириться с тем, что Россия будет продолжать представлять для них экзистенциальную угрозу еще много лет. Это означает бессрочно держать линию фронта, которая простирается от Азовского моря до киберпространства. Если развод является окончательным, то другого выбора нет.

Питер Дикинсон, «Atlantic Council»