Взгляд

Каминг-аут по-русски. Почему Медведчук выигрывает от разоблачения бизнеса Марченко?

19 сентября 2018

Разоблачившие российский нефтегазовый бизнес Оксаны Марченко журналисты на самом деле лишь подыграли фактическому собственнику этого бизнеса Виктору Медведчуку.

Не прошло и две недели, как Украину облетело сенсационное разоблачение программы «Схемы» о том, что танцующая звезда и жена путинского кума Оксана Марченко владеет всем украинским бизнесом мужа, а к тому же одним из крупнейших нефтегазовых месторождений в Ханты-Мансийском автономном округе России и нефтеперерабатывающим заводом в Ростовской области, как одиозный супруг телезвезды сделал своеобразный каминг-аут, подтвердив все, о чем разведали журналисты. Об этом пишет на страницах «Деловой Столицы» Виталий Дяченко.

Примечательно, что Медведчук сделал это в очередном большом интервью телеканалу NewsOne, который, по информации СМИ, контролирует сам лидер «Украинского выбора». То есть инициатива раскрыть секрет Полишинеля о формальном собственнике бизнеса исходила от самого Медведчука.

«Kill «ИЛ»: евреи пьют кровь русских в Сирии!». Муждабаев об антисемитизме в России

В частности, кум Путина признался, что всем его бизнесом владеет любимая жена, хотя никаким бизнесом она, разумеется, не занимается. «Управляю бизнесом я. Почему я не могу владеть бизнесом? Потому что мои «любимые» американцы в марте 2014 года ввели в отношении меня санкции. С этим всем связаны все особенности бизнеса, который принадлежит семье», – пояснил Медведчук, добавив, что никакой особенной тайны в том, что все активы записаны на жену нет, и налоговые органы, дескать, все это прекрасно знают.

Ну а тот факт, что бизнес Медведчука находится в стране-агрессоре, то по этому поводу Виктор Владимирович пустился в пространные объяснения, разыграв предварительно с журналистом NewsOne занятную сценку. Журналист якобы поделился с Медведчуком размышлениями о том, что не считает правильным спрашивать у интервьюируемого, считает ли тот Россию агрессором, поскольку публичное обсуждение этого вопроса усложняет переговоры, но Медведчук якобы сам вызвался пояснить свое мнение на сей счет, после чего пустился в пространные размышления о том, что «штамп в отношении агрессии для меня неприемлем» по той простой причине, что Россия официально не признала ни ДНР, ни ЛНР, а еще потому что Украина, уверен Медведчук, очень экономически зависима от России и, по данным неких социологов, большой процент украинцев «хорошо или очень хорошо» к России и русским относится.

От родственника Путина и владельца нефтегазовых месторождений в Сибири подобная логика вполне ожидаема. Ну а то, что ни нежелание Кремля признавать ДНР с ЛНР, ни особенности экономических отношений с жертвой агрессии никак не отменяют сам факт агрессии будем считать придирками. Манипуляции общественным сознанием безукоризненной логики обычно не требуют, скорее совсем наоборот.

Россия не рискнул идти на Идлиб. О влиянии Эрдогана на Кремль и Путина

Однако вернемся к собственнице всех медведчуковских активов госпоже Марченко. Нельзя не признать, что образ успешной бизнесвумен и собственницы миллионных месторождений лишь добавит ей шарма на танцполе. Что же касается Медведчука, то и ему вскрывшаяся правда совершенно никак не навредит, а лишь поможет в формировании обновленного политического имиджа.

По большому счету для украинских политиков переписывание бизнес-активов на членов семьи – вещь обыденная и широкораспространенная. Однако открыто заявлять, что «бизнес принадлежит жене, но управляю им я», как-то неприлично. Европейские ценности, прозрачность и все такое. Но Медведчук совершенно не обязан соблюдать все эти европейские условности, ведь он украинским политиком является приблизительно в той же степени, что и его супруга бизнесвумен – исключительно номинально.

Ведь Медведчук не зря говорит, как мечтает, чтобы в Украине стало «поменьше активистов и патриотов», чтобы «наступила стабильность», чтобы восстановилось участие в СНГ и тому подобное. Он не просто хочет вернуть все как было до революции, а чтобы Украина как минимум стала второй Россией, а как максимум – просто Россией. И все, что среднестатистическому украинскому политику «зашквар», для Медведчука в порядке вещей, будь это бизнес в России, бизнес, переписанный на жену, или что-то другое присущее российской действительности.

Убийство Захарченко: российские поиски «украинской ДРГ» на Донбассе

При этом подобные «каминг-ауты» Медведчука рассчитаны не только на ватного избирателя, но и на представителей украинской элиты. Посмотрите, мол, на меня, зачем вам эти европейские ценности, когда можно и дальше жить привычно и удобно, верните нас к власти, и вы сможете прикупить себе, конечно, не нефтяное месторождение в Сибири, но свечной заводик в Брянской области так точно и не нужно будет ни от кого прятаться. И ничего не стесняться.

Подобные картины и правда могут быть привлекательными для украинского политического бомонда, вот только многие, наверное, хорошо помнят, что российская управленческая модель позволяет игнорировать приличия цивилизованного мира и тем, кто захочет отжать их свечной заводик в Брянской области. Что-то подобное в Украине практиковалось совсем недавно.

Виталий Дяченко, «Деловая Столица»