Взгляд

Не разрываем, а не продлеваем. Чем грозить разрыв «Большого договора» с Россией?

17 сентября 2018

Украина решила выйти из Большого договора о дружбе с Россией. «Фокус» разбирался, почему это случилось именно сейчас, каким образом произойдет разрыв и чем он обернется для страны и украинцев.

На пятом году войны и спустя девять месяцев после того, как украинский парламент признал Россию страной-агрессором, Петр Порошенко поручил МИДу подготовить ноту о нежелании Киева продолжать межгосударственные отношения с Москвой. Об этом пишет на страницах «Фокуса» Татьяна Катриченко.

Украинско-российский договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, как следует из его текста, автоматически продлевается каждые десять лет, если ни одна из сторон не сообщает о желании прекратить его действие. Сделать это необходимо не менее чем за полгода до истечения очередного десятилетнего срока. Президенты Украины и России подписали этот договор в 1997 году. 1 апреля 2008-го его пролонгировали после обмена ратификационными грамотами. Таким образом, чтобы договор утратил силу, Украина должна «подать на развод» до 1 октября.

В России обменяли свободу на колбасу, – Казарин

Отечественные дипломаты убеждены: именно отказ от продления договора, а не досрочный разрыв является наиболее оптимальным способом выйти из договорных отношений с Россией.

Договор как способ давления

С начала 1990-х годов Россия старалась покрепче привязать к себе Украину – если не уговорами, так шантажом. Ряд подписанных двусторонних документов того времени – наглядный тому пример.

Первый двусторонний документ – соглашение о признании друг друга в рамках границ советских республик – страны заключили еще в 1990 году. А в 1992-м, после обретения Украиной независимости, закрепили «развитие межгосударственных отношений». Изначально самой принципиальной темой для Кремля был вопрос базирования на территории Украины Черноморского флота РФ. Именно его статус, а с ним и двойное гражданство для жителей Севастополя планировали закрепить в договоре о дружбе. Но после сошлись на варианте дополнительных соглашений.

Чего я не услышал на YES о будущем Украины, – Шимкив

Чтобы утрясти эти вопросы, понадобилось почти три года: Москва давила экономическими аргументами, спекулируя на зависимости Украины от российских нефти и газа, Украина напоминала, что транзит энергоносителей в Европу идет через ее территорию. Все это время президент РФ Борис Ельцин демонстративно не приезжал в Украину. «В Киев ехать на экскурсию не собираюсь», – говорил он, минимум шесть раз откладывая свой визит.

30 мая 1997 года глава РФ пожаловал в Киев. За два дня до этого премьер-министры Виктор Черномырдин и Павел Лазаренко подписали выстраданное соглашение о статусе и условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины. 31 мая Леонид Кучма и Борис Ельцин поставили автографы под договором о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной. В широких кругах он получил известность как Большой договор о дружбе.

Один из участников тех исторических событий, тогдашний секретарь СНБО Владимир Горбулин, по прошествии 20 лет признает: «Ситуация с договором – как в браке. Счастливую семейную жизнь он не гарантирует». Да и какие могли быть гарантии, если содержащиеся в документе положения о готовности сторон соблюдать территориальную целостность и нерушимость границ оказались декларациями вроде нормы о намерении сохранять этническую самобытность нацменьшинств.

Влажные мечты о смени власти в России. О ситуации в Приморье

В Украине многие уже тогда понимали, что подписанный договор не решил ключевые проблемы в межгосударственных отношениях, а лишь законсервировал их, поскольку Россия сохранила военное присутствие на территории независимой Украины. Единственный позитив – РФ признавала принадлежность Крымского полуострова Украине. Но, как выяснилось в 2014-м, и это оказалось пустым обещанием.

Верховная Рада ратифицировала договор 14 января 1998 года, Госдума – только 25 декабря того же года после его увязки с пакетом соглашений по Черноморскому флоту. Тот окончательно разделили между РФ и Украиной, согласовав условия размещения российских частей в Крыму.

«Россия использовала тактику давления: мы будем с вами дружить, вы можете на нас рассчитывать, но на определенных условиях, – говорит Николай Гнатовский, вице-президент Украинской ассоциации международного права. – Кардинальная проблема, существовавшая со дня независимости Украины, состоит в том, что на практике Россия отказывалась и отказывается воспринимать нашу страну как суверенное государство, отношения с которым должны строиться на основе международного права, подменяя его размытыми понятиями о добрососедстве и братстве».

«Финляндизация» Украины никого не спасет, – Портников

Всего, по оценкам экспертов, между Украиной и Россией существует более четырех сотен межгосударственных нормативных актов. Их инвентаризацию никто не проводил, так что сколько из них мертвых, а сколько действующих – сложный вопрос даже для украинского МИДа. Кроме Большого договора о дружбе, на слуху соглашение о совместном использовании акватории Азовского моря и Керченского пролива. В связи с регулярными задержаниями российскими пограничниками судов, направляющихся в порты Мариуполя и Бердянска, Киев думает, как решать и эту проблему.

Пассивность Украины

«В 2014 году Россия де-факто разорвала договор, растоптав его армейскими сапогами, – убежден российский политолог Игорь Эйдман. – После этого все положения документа стали пустыми и бессмысленными. Россия все эти годы ведет необъявленную войну против Украины. И то, что договор все еще формально существует, – это трагикомедия».

Действительно, с начала аннексии Крыма в украинском обществе постоянно звучит вопрос: почему Украина не разрывает договор о дружбе с Россией, ведь та нарушила не только его, но и основополагающие принципы международного права? Речь идет не только о нарушении границ независимого государства – еще до аннексии полуострова РФ постоянно наращивала свой военный потенциал и закрывала украинские школы, что противоречило статьям договора.

Опасные маневры. Обстановка в акватории Азовского моря накаляется

Но однозначного ответа на этот вопрос как не было, так и нет. Есть лишь череда предположений. Во-первых, не было политической воли. «На мой взгляд, ключевым является решение СНБО от 28 февраля 2014 года, – говорит Александр Хара, дипломат, эксперт «Майдана иностранных дел». – Тогда некоторые политики, предлагающие и сейчас нам мягкий мир, говорили, что украинцы должны стать самой мирной нацией на планете, вести себя прямо как голуби мира. Как ни странно, на том заседании Совбеза никто не возразил против этого».

Хара указывает, что даже после выборов президента в мае 2014 года сохранилось довольно лояльное отношение официальной украинской стороны к России и всему, что с ней связано. На словах мы говорили об аннексии, оккупации, войне, а на деле в украинской экономике присутствовали российские государственные банки и частные компании.

Во-вторых, у Киева не хватало организационного, кадрового и интеллектуального ресурса вести войну на дипломатическом фронте. «Насколько мне известно, в дипломатических кругах вначале говорили о расторжении договора. Но потом в МИДе решили: зачем расторгать, если можно дождаться 2019 года и просто не продлевать его? – комментирует Павел Лакийчук, руководитель программ Центра глобалистики «Стратегия XXI». Так что мы пошли по пути наименьшего сопротивления».

Оккупированный Донбасс после убийства Захарченко: завершение поворота в сторону России

В-третьих, тема разрыва отношений с РФ удобна для спекуляций. Ею активно пользуются как «любители России», так и те, кто строит политическую кампанию на использовании антироссийских настроений. Словом, если пророссийские силы в Украине все еще пытаются убедить украинцев, что союз двух стран возможен, то инициаторы выхода из Большого договора рассчитывают привлечь в свои сторонники патриотически настроенный электорат. Разумеется, все это делается в рамках де-факто стартовавшей президентской кампании.

Чтобы держать тему на плаву, необязательно предлагать конструктивное решение. Например, в апреле этого года на Киевском форуме по безопасности Петр Порошенко заявил, что Украина не будет разрывать договор, а только прекратит действие его отдельных положений. Однако как бывший руководитель МИДа президент не мог не знать, что такая процедура не предусмотрена. А уже в августе намерения главы государства изменились – теперь договор о дружбе с РФ Порошенко хочет разорвать полностью. Такая резкая смена приоритетов – желание президента в канун старта избирательной кампании сделать важный с точки зрения пиара жест, которого украинское общество требует с начала военной агрессии РФ.

К тому же, несмотря на достаточность президентских полномочий для принятия решения о расторжении договора, Порошенко пошел на необязательные консультации по этому вопросу с лидерами парламентских фракций и СНБО. Этот шаг позволяет главе государства удерживать тему разрыва отношений с РФ в информационном пространстве, укрепляя свой имидж борца за национальные интересы Украины.

Недипломатические оправдания

Чтобы несколько смягчить политическую составляющую вопроса, из окружения президента прозвучали объяснения, почему решения главы государства пришлось ждать четыре года. «Кремль старался официально разорвать договор руками Украины, потому что нет договора – нет ответственности», – заявила первый вице-спикер парламента Ирина Геращенко. На самом деле политик лукавит. Ведь расторгнутый Украиной договор никоим образом не освобождает Россию от ответственности, к которой ее и так можно привлечь за грубое нарушение множества норм международного права.

Хроника российского абсурда: от вызова на дуэль Навального до интервью «страстотерпцев Солсберийских»

«Мы использовали этот договор в наших судебных исках против России, ссылаемся на него», – уверяет министр иностранных дел Павел Климкин. Эксперты же говорят, что, возможно, в текстах заявлений и упоминается Большой договор, но далеко не в первую очередь. Общеизвестно, что в основе исков в Международный суд ООН и в Европейский суд по правам человека лежат статьи международных конвенций.

Складывается впечатление, что близкие к президенту политики пытаются уйти от прямого ответа на вопрос о том, почему выбрана именно та форма выхода из договора, которая соответствовала бы мирному времени, но никак не нынешнему военному. Такой подход дает основания для спекуляций и насмешек. Некоторые политики, в том числе в РФ, позволяют себе создавать мифы. Один из них сводится к тому, что в случае досрочного прекращения договора мы ставим под сомнение наши границы, поэтому Крым будет сложно вернуть. Такие заявления – откровенная манипуляция, поскольку Россия нарушила наши границы в период действия договора и последующее его расторжение ответственности с России за эти действия не снимает.

Еще один миф – в случае расторжения документа пострадают рядовые украинцы на территории РФ. На самом деле нет, ведь прежде всего их защищают не двусторонние межгосударственные договоры, а нормы международного права.

Ні обіцянок, ні пробачень

В России решать все споры с Украиной предлагают в двустороннем порядке и на условиях Москвы. К 20-летию договора о дружбе в прошлом году МИД РФ выпустил специальное сообщение. В нем российские дипломаты заявили, что в Украине произошел госпереворот и теперь отношения между двумя странами далеки от духа и буквы договора 1997 года. «Однако само существование этого документа служит залогом наличия фундамента для возрождения двусторонних отношений», – указано в уведомлении для прессы. Дальше – больше. Министр иностранных дел Сергей Лавров в январе 2018 года заявил: «Мы продолжаем уважать территориальную целостность Украины», правда, «в границах, которые сложились после воссоединения Крыма с РФ».

В состоянии полураскола. Жалкая беспомощность московского патриархата

В таких условиях придерживаться Большого договора с Москвой бессмысленно, а предложенный президентом формат «развода» с Россией хоть и запоздалый, но единственно верный шаг. Хотя бы потому, что в этом случае Украина не обязана что-либо объяснять Кремлю по этому поводу. Не важны будут и ответные заявления РФ. Так что уже 1 апреля следующего года большой дружбе между РФ и Украиной не только по факту, но и юридически придет конец.

Татьяна Катриченко, «Фокус»