Концептуально

О провале ГРУ в Британии: кто и как подводит Путина?

07 сентября 2018

Череда запутанных операций ГРУ приковывает слишком много внимания и больше вредит, чем способствует интересам Кремля. Британский совсем не исключение.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй публично обвинила военную разведку РФ, известную как ГРУ, в совершении неудавшегося покушения на бывшего шпиона Сергея Скрипаля. Это стало последним промахом в череде неудач спецслужбы, пишет на страницах «Bloomberg» российский колумнист Леонид Бершидский, перевод подготовлен изданием «Новое Время».

Президенту РФ Владимиру Путину, как и Йосифу Сталину в 1930-х, стоит побеспокоиться о склонности этой службы к риску. Еще одна причина для волнения – конкуренция между разведывательными службами РФ, которая также вредит ГРУ.

Иркутский губернатор и убиенный спящий символ России. О «сенсациях» в российских масс-медиа

Выступая перед парламентом в среду, Мэй заявила, что в попытке отравления Скрипаля и его дочери военным химическим веществом полиция винит двух людей: Александра Петрова и Руслана Боширова, бывших офицеров ГРУ. «ГРУ – это очень дисциплинированная организация с хорошо налаженной системой подчинения. Так что это была не дилетантская операция, – добавила она. – Деятельность ГРУ опасна для наших союзников и всех наших граждан».

Собственно, ГРУ не существует: по крайней мере, именно под этой аббревиатурой. Она означает Главное разведывательное управление Генштаба ВС РФ, но в 2010 году ее переименовали в Главное управление. Старое название продолжают использовать для удобства как в РФ, так и на Западе.

В расследовании спецпрокурора Роберта Мюллера, 12 офицеров ГРУ считают виновными в кибератаке на систему Национального комитета Демократической партии и взломе почты Хиллари Клинтон в 2016 году. Сотрудник ГРУ был связан с крушением малайзийского пассажирского авиалайнера над Восточной Украиной в 2014 году. Сотрудников ГРУ связывают с предполагаемой попыткой государственного переворота в Черногории в том же году. Неудивительно, что разведывательную службу обвиняют в покушении на Скрипаля: когда-то он сам был одним из шпионов ГРУ в Британии.

«Диверсии украинского полковника «Хутор» в Крыму. О байках рассказываемых жителям ОРДЛО

Все эти операции были неудачными в том или ином смысле и нанесли интересам Кремля больше вреда, чем пользы. Скрипаль и его дочь выжили. А вот жительница Британии, случайно вступившая в контакт с химическим веществом, которое должно было их убить, – нет. Черногория присоединилась к Организации Североатлантического договора: Россия активно пыталась предотвратить это.

После того, как случайно сбили самолет, санкции против РФ ужесточились, да и Запад больше не мог о чем-то договариваться с Путиным по Восточной Украине. Возможно, хакерские атаки и сыграли определенную роль в поражении Клинтон в 2016 году – результат, который, безусловно, был желанным для Путина. Но то, что Мюллер смог доказать связь вторжения с конкретными должностными лицами ГРУ, разрушило официальную версию президента РФ о том, что «патриотические хакеры», действующие сами по себе, могут вмешаться в американские выборы.

Для сравнения: вы вряд ли слышали хоть что-то о двух других разведывательных службах РФ, которые работают за границей, – СВР и ФСБ.

США обвинили Россию во вмешательстве в украинские выборы 2019 года

И хотя из-за этих провалов никого из офицеров ГРУ не арестовали, своим масштабом, эта череда неудач напоминает кошмарный для ГРУ период конца 1920-х – середины 1930-х годов. Тогда европейские разведывательные службы одну за другой сворачивали шпионские сети ГРУ. Задержание в 1934 году во Франции привело к тому, что начальник службы безопасности Генрих Ягоды подготовил отчет Сталину:

«Тщательное расследование причин неудач, из-за которых крупнейшие агентурные сети пришлось свернуть, показало, что все они произошли из-за проникновения предателей; выбора иностранных активов из числа элементов с сомнительной историей и связями; пренебрежения методами разведки; недостатка контроля».

Сталин попытался реорганизовать и укрепить службу военной разведки. Но еще одно крупное разоблачение в Копенгагене в 1935 году серьезно ударило по действиям немецкого ГРУ и разрушило карьеру легендарного советского разведчика Яниса Берзиньша, который считался одним из основателей службы и тогда возглавлял ее. Его отправили в качестве советника испанских республиканцев в военных вопросах, но в 1937 году отозвали в Москву и вскоре расстреляли.

SERB – отряд ручных экстремистов быстрого реагирования

Конечно, Путин – не Сталин: таких репрессий против нынешней команды ГРУ не будет. Но проблемы, описанные в докладе Ягоды, задевают за живое. В Украине и Черногории ГРУ работало с ненадежными уголовниками и националистами. Их методы разведки уступают другим, ведь разведка Британии и США смогла связать офицеров ГРУ с конкретными операциями, которые РФ официально отрицала. И «недостаточный контроль» – налицо: как в 1920-х и 1930-х годах, когда Берзиньш расширил зарубежные операции, ГРУ, похоже, наслаждается риском, бросаясь в ситуации, где они, скорее, навредят, чем добьются своего.

Также есть вопрос о предателях. Обвинения Мюллера и, вероятно, разоблачение покушения на убийство Скрипалей, были бы невозможны без хорошо информированных источников в Москве. Такие источники могут быть как в ГРУ, так и в конкурирующих службах: в частности, в ФСБ, которая выполняет функцию контрразведки и знает о деятельности офицеров ГРУ. Согласно сообщениям, полковник ФСБ Сергей Михайлов, арестованный в декабре 2016 года по обвинению в измене, мог привести разведку США к хакерам Национального комитета Демократической партии США.

Если, как и Сталин в 1934 году, Путин захочет все отрицать, ведь он заинтересован в скрытности – у него не выйдет, пока ГРУ остается настолько опрометчивой. Да, вероятно, что президент РФ на самом деле заинтересован в репутации страшного врага. В среду Мэй заявила перед парламентом, что, по ее мнению, отравление Скрипалей должно было показать, что другие россияне в Лондоне также в опасности.

Границы реванша смещаются каждый день, – Портников

Если это так, то Путина должна устраивать публичность, которую получает военная разведка: но только до определенной степени. В конце концов, ГРУ не ориентировано на рекламу – скандалы наносят вред разведывательным операциям, привлекая внимание западных противников. Мэй, например, пообещала «активизировать наши коллективные усилия, в частности, против ГРУ».

Леонид Бершидский, «Bloomberg»