Взгляд

Танго на минном поле. Политические и социальные ловушки для Украины

29 августа 2018

Кровь, пот и слезы сегодня не в чести. Все хотят быстро, безболезненно и недорого. И последствия такого спроса давно описаны. Но тем не менее все как всегда…

Все чаще ловишь себя на мысли, что не о чем писать. Не потому, что ничего не происходит – с этим как раз все в порядке. Зрада и перемога шагают рука об руку по стране. Можно без лишних проблем торговать эмоциями – складывая гирьки на ту чашу весов, которая ближе, пишет на страницах «Крым.Реалии» Павел Казарин.

Но при этом все магистральные тренды уже разложены по полочкам.

Отжатое море: Азовские ловушки Кремля для Украины

Виктор Медведчук выкупил телеканал? Ничего нового. Повестку реванша обрабатывают плотно и упорно – капитализируя усталость и разочарование. Те, кто работают на пророссийские медиа, объявят себя оппозицией и продолжат называть себя журналистикой. Не задумываясь о том, из какого кармана им платят за контент.

Украина вышла из СНГ и разрывает «большой договор о дружбе» с Россией? Было бы неожиданностью в 2013-м. Сегодня – закономерный итог вторжения, разве что запоздавший на три года. В эту же копилку – новая символика армии, эстетическая деколонизация, взаимные санкции и обрубание ниточек.

Коррупционные скандалы? Было бы странно, если бы их не было. Страна с рождения живет в ситуации, когда коррупция – основа социального договора. «Коллективное благо принадлежит тому, кто его отжал». Кто-то отжал завод, кто-то – место во дворе под гараж. Мы слышим о ней чаще лишь потому, что замочная медиа-скважина превратилась в распахнутую настежь медиа-дверь.

Россия после Путина. Чего на самом деле следует ждать от этой страны?

Запад замыкается на своих проблемах? Тоже не новость: усталость от перемен по всему миру приводит к власти тех, кто торгует повесткой вчерашнего дня. В которой рука об руку идут изоляционизм, национализм и сиюминутная меркантильность. Лицо американских республиканцев уже не Маккейн, а Трамп. Лицо Польши – не Туск, а Качинский. Наши вызовы лишь совпали с эпохой вызовов на коллективном «Западе». И нам впору учиться у Европы не только тому, «как надо», но и тому, как «не стоит».

Реформы идут с переменным успехом и регулярными откатами? А кто обещал, что будет иначе? Государство было приватизировано не нами. Люди, которые отжали себе сферы и отрасли, приложили немало сил для установления этого статус-кво. Почему они вдруг должны добровольно капитулировать перед общим интересом ценой своего персонального?

Реванш популистов? Закономерная история для бедной страны, соскучившейся по стабильности. Спрос на гомеопатию одинаков – что в политике, что в медицине. Кровь, пот и слезы сегодня не в чести. Все хотят быстро, безболезненно и недорого. Последствия спроса давно описаны – но кого это волнует.

Уличные беспорядки в Германии и истерика российской пропаганды

Украина делится на тех, кому она нужна, и тех, кому нет. А те, кому она нужна, делятся на тех, кто готов вкладываться в этот процесс, и тех, кто ждет, что ему построят страну.

В нашей реальности почти не осталось неожиданного.

К зиме 2013-го нам казалось, что мы знаем о стране все: каждый участок повестки был аккуратно вскопан и многократно изучен. Майдан сдернул занавес – и оказалось, что новая повестка как некопаная целина расстилается до самого горизонта.

Можно было писать, о чем угодно. Все было новым и незнакомым. Люди. Война. Отношения. Ревизия истории. Символы. Самоощущение. И следующие четыре года мы занимались тем, что заново формулировали себя и страну.

Провал операции «Антитомос»: ФСБ готовит «крестовый поход» против Украины

В общих чертах этот процесс завершен. Рецепты победы и поражения, вызовы и риски – если в 2015-м описать Украину было явно непростой задачей, то в 2018-м с этим более-менее все ясно. У нас есть тысячи способов проиграть. И совсем немного способов добиться успеха. Наша новая стабильность – это нестабильность.

Так всегда бывает, когда танцуешь танго на минном поле.

Павел Казарин, «Крым.Реалии»