Обзоры

Агентесса Бутина. История российского шпионажа против США

03 августа 2018

С небольшим перерывом в 1990-х годах, российский шпионаж никогда не прекращался. Течет время, изменяется тактика, но российские шпионы работают постоянно.

Днем он управлял туристической компанией. А в нерабочее время Яков Голос работал на Советский Союз. В отличие от некоторых вымышленных персонажей, для которых он был прототипом, он не пытался казаться местным, пишет на страницах «The Washington Post» американская журналистка, писательница, лауреат Пулитцеровской премии Энн Эпплбаум, перевод подготовлен изданием «Новое Время». Но с момента основания в 1927 году и до самой его смерти в 1943 году Голос действительно использовал агентство “World Tourists”, как ширму для его реальной деятельности: финансирования и содействия Коммунистической партии США.

И хотя его деятельность также подразумевала то, что принято считать шпионажем – вербовка инсайдеров, поиск документов – большую часть работы Голоса правильнее назвать политической диверсией. Голос поддерживал огромную сеть внутри Коммунистической партии США, управлял своими денежными переводами из Москвы, завлек американца, который стал его помощником, использовал туристическое агентство для изготовления поддельных паспортов и поддерживал тесный контакт с партийным боссом, Эрлом Браудером – дедом того самого Билла.

В России начался передел собственности. Силовики занялись активами РПЦ

В итоге, ФБР стали что-то подозревать. Браудера арестовали за подделку паспортов, Голоса также арестовали и оштрафовали, а затем внимательно следили за ним. Службы безопасности СССР изменили тактику и продолжили свою деятельность.

С небольшим перерывом в 1990-х годах, российский шпионаж не прекращался. Не так давно власти США арестовали и предъявили обвинение 29-летней россиянке, которая, по их утверждениям, является агентом политической диверсии. В отличие от Голоса, Мария Бутина, которая не признала своей вины, не управляла компанией.

По словам прокуроров, вместо этого она – лидер российской организации, поддерживающей легализацию оружия – не менее аутентично, чем туристическое агентство Голоса. В России нет права носить оружие, и при таком режиме его никогда не будет. Согласно судебным документам, Бутина, тем не менее, убедила некоторых наивных членов Национальной стрелковой ассоциации, что она является настоящим активистом. И таким нехитрым образом получила доступ в их мир.

«Дочь шахтера». Посредством культуры Россия «легитимизирует» оккупированный Донбасс

Сходство между Голосом и делом против Бутиной – поразительно: оба пытались помочь политическим движениям, которые считали прокремлевскими (Коммунистическая партия 1930-х годов, поддерживающее оружие крыло Республиканской партии 2010 года). У обоих была финансовая поддержка Кремля, которую доставляли посредники (в первом случае – Коммунистический Интернационал, во втором – по утверждениям, несколько российских олигархов).

Оба также были частью более масштабных международных операций. Голос – в многолетних попытках СССР распространить революцию на весь мир. Что касается Бутиной, даже если рассматривать ее только в качестве прокремлевского активиста, у нее есть много партнеров, таких же агентов влияния, которые открыто поддерживают интересы России на Западе.

Причем речь идет о крайне правых, а не крайне левых: например, Джанлука Савоини, лидер загадочной культурной ассоциации «Ломбардия-Россия», кажется, играет похожую роль в политике Италии. Недавно она даже появилась в качестве члена официальной правительственной делегации Италии в Москве. Бела Ковач, член Европарламента из Венгрии, находится под следствием в Будапеште по обвинению в шпионаже за институтами ЕС от имени России.

Россия создает «донбасский Коминтерн», – Портников

Как и многие другие, они тоже являются частью долгосрочного проекта, хоть и не революции пролетариата: теперь это – захват власти клептократами. Цель современного кремлевского проекта – подорвать западные демократии, разрушить ЕС и НАТО, и сделать так, чтобы в центре международной торговли оказались коррумпированные отношения, а не верховенство права.

И как раз по причине точности аналогии, вспомним, почему же Голос и его сеть потерпели неудачу. Во многом из-за того, что левоцентристы (особенно – антисоветское крыло американского профсоюзного движения) отвергли советский стиль коммунизма в США. Еще – потому что в 1940-х и 1950-х годах американский политический истеблишмент, как демократы, так и республиканцы, объединились вокруг необходимости победить советский коммунизм в Европе. А также – потому что даже во времена Великой Депрессии большинство американцев никогда не поддавались на призывы к установлению авторитаризма.

А вот находимся ли мы в подобной ситуации – вопрос. Крыло Республиканской партии готовится удвоить усилия и поддержать российский абсолютизм, который, как они ошибочно считают, является «христианским». Хотя Пентагон и другие бюрократические институты – Государственный департамент, ФБР – безусловно, понимают необходимость нанести ответный удар в Европе, Белый дом, очевидно, так не считает. К чьей стороне примкнет Республиканская партия, думаю, ни для кого не секрет. Авторитарная тактика – давление на СМИ и суды, – явно нацелена воздействовать на ядро партии.

«Южный ветер»: российский проект «легитимизации» оккупации Крыма

Это весомо, ведь Бутина – всего лишь верхушка айсберга, глупый и более юный участник этой масштабной игры. Куда важнее – российские олигархи, которые дают взятки, или российские хакеры, которым удается обнаружить уязвимости в нашей политической системе или электросетевой инфраструктуре.

Чтобы нанести им ответный удар, а также вытеснить их, вместе с похожими на них государствами из автократического мира, нужно не только поймать энного агента, но и сделать политические системы финансирования более прозрачными, написать новые законы, запрещающие компании, отмывающие деньги, а также прекратить манипулирование социальными медиа. Больше поколения потребовалось американцам, чтобы отвергнуть соблазны коммунистического авторитаризма. Теперь необходимо, чтобы прошло больше поколения, чтобы победить клептократический авторитаризм. Если это еще можно сделать.

Энн Эпплбаум, «The Washington Post»