Зона "русского мира"

Ползучая схема путинской политики

19 июля 2018

Те, кто пишут, что встреча Путина и Трампа закончилась ничем – в корне неправы. На самом деле она наглядно продемонстрировала всю нюансы путинской политики.

Этот ЧМ стал кризисным моментом для путинской власти. И, похоже, что Путин выиграл этот переломный момент: кризис закончился, у него все получилось. Деньги опять победили добро. Лучший в мире ЧМ, лежащее на спине у его ног и машущее хвостиком ФИФА, президенты Франции и Хорватии – на трибунах, полное, абсолютное единение России в порыве футбольного «победобесия», кокошники и счастье. И, наконец, как вишенка на тортике – долгожданная встреча с Трампом, пишет на своей странице в Facebook российский журналист Аркадий Бабченко. Три-четыре года назад Путин и мечтать о таком не мог. Об изоляции уже никто не говорит – он снова рукопожатен. Об усилении санкций тем более уже никто не говорит – зачем усиливать санкции вполне себе рукопожатной стране, подарившей миру такой замечательный чемпионат?

Те, кто пишут, что встреча Путина и Трампа закончилась ничем – в корне неправы. Она закончилась победой Путина. В комнату переговоров вошли два вождя, каждый – со своей сверхидеей в голове, а вышли… Арнольд Шварценеггер пишет, что Трамп смотрел на Путина, как мальчишка-фанат на своего кумира – вот-вот попросит автограф. Довольно точное сравнение. Но я бы все же сравнил с начинающим мелким хулиганом, которого пустили в подворотню к бывалым, и там он, открыв рот, снизу вверх смотрит на уже совсем взрослого отсидевшего авторитета – полубожество, зависть и идеал, – желая быть таким же. Коммерсант и бандит – сюжет, старый, как мир.

Этот чемпионат стал кризисным моментом для путинской власти. И, похоже, что Путин выиграл этот переломный момент. Кризис…

Опубліковано Аркадієм Бабченком Вівторок, 17 липня 2018 р.

Встреча Путина и Трампа закончилась рукопожатием – прекращением курса на усиление изоляции Мордора. Теперь опять можно торговать. Голландским фирмам опять можно строить крымский мост. Немецким – поставлять генераторы. Можно опять покупать нефть и газ, заключать многомиллиардные контракты. Бойкота больше нет: речь о нем больше не идет вообще. Ничего не поделаешь – преимущества автократии перед демократией: в демократии каждый новый лидер начинает свои собственные новые танцы от своей собственной новой печки. В автократии несменяемый диктатор может годами, десятилетиями, продавливать свою линию. И продавить в конце концов.

Уверен – он и «Северный поток-2» теперь продавит: построит его – не сомневайтесь.

Мысль, с которой я полностью согласен: если бы Гитлер не начал гнать коней, а действовал по ползучей схеме Путина – он до сих пор бы сидел на троне, поглотив пол-Европы. Похоже, Путин укрепился в главной своей мысли – если Запад покупать долго, нудно и много, не жалея денег, заливая его деньгами во все щели, не в дверь – так в окно, в каждую открывшуюся взамен десяти закрытых новую форточку – в конце концов, его можно купить. Не этот –так другой. Не Саркози – так Макрон. Не Макрон – так Ле-Пен. Еще пара волн беженцев, и уже совсем не исключено, что и во Франции мы получим неадекватного лидера со своей сверхидеей в голове. Не Обама – так Трамп. Не мытьем – так катаньем. Не угрозами – так деньгами.

Пенсионное «самоубийство». О новых путинских реформах в России

Казалось, это только начало противостояния диктатуре, но нет: похоже, это был её пик. И теперь синусоида пойдет на спад. Европа не захотела начинать конфронтацию с Путиным. Она решила пересидеть его. Переждать путинское правление.
Опять та же самая ошибка, что и 70 лет назад: нельзя умиротворять диктатора. Они этого не понимают. Диктатору можно только бить по рукам, отвечать силой на силу – только это они понимают.

Но это еще полбеды: вся беда – в том, что в это же самое время ему удалось купить и своих. Независимо от политических воззрений и лояльности конкретно к нему.

Не «крымнашем» – так «победобесием». Не «победобесием» – так футболом. И вот уже вся страна надевает кокошники и скачет в едином порыве счастья с криками «Ра-си-я! Ра-си-я! Пабедааа!» вокруг мяча. У меня в ленте половина российских либералов говорит сейчас только об одном: о том, что они впервые почувствовали, что в России появляется нация. Об этом единении пишут все: и Ходорковский, и коллеги из «Новой», и канал с именем «Сталингулаг» (Сталин, блин, ГУЛАГ). И они абсолютно правы – в России действительно рождается нация. Все как по учебнику: рейх кристаллизуется. И Евгения Альбац уже селфится с Симоньян. На «Дожде» выступает Прилепин. Нюта Федермессер входит в предвыборный штаб Собянина. И Петр Верзилов, отвечая правоохранителю на его крики: «Жаль, что сейчас не тридцать седьмой год! Россию опозорить хочешь!» – отвечает ему: «Я за Россию, так же, как и вы». Так же, как и вы.

Да, в России рождается нация. С некими внутренними противоречиями вроде «отпустите политзаключенных», но в целом они все, и милиция, и оппозиция, теперь – «за Россию, так же, как и вы». Проблема в том, что нация, которая объединяется не на основе свободы, прав человека, демократии, либеральных ценностей, а на основе «победобесия» вокруг кокошника, – может дать только новый нацизм XXI века.

Не чистосердечное признание Путина в Хельсинки, – Портников

И он уже начинается. Нация, в которой бывший депутат Госдумы Кожевникова и самая читаемая газета страны в лице расово верной арийки Асламовой рассуждают о неправильном цвете кожи сборной Франции, причем это не только не вызывает сопротивления, а подхватывается десятками тысяч человек – такая нация не может родить ничего хорошего. Мордор, конечно, развалится: другого варианта у него просто нет. Вопрос только в том, сколько времени это займет и сколько еще жизней он успеет унести. Большой кровью или малой. В 1933-м году в Германии тоже никто не хотел воевать – в 1939 году уже никого не спрашивали.

Но пока ему снова все сошло с рук. А значит, руки у него опять развязаны.

Нет, в «Группу Семи» его пока никто не пустит. Но усиливать противостояние уже никто не собирается. А санкции…Ну, санкции, и санкции. Висят и висят. Уже совершенно некритично. Потрясающее совпадение – когда я дописал до этой строчки, мне позвонил издатель из Штатов, и попросил написать статью: «Что мы все будем делать, если НАТО все же развалится и мы останемся с Трампом в кармане?» Это хорошо, что такие мысли приходят одновременно многим людям по обе стороны океана.

Я не знаю, что делать Западу. Но я могу предположить, что надо делать Украине.
Да, в России рождается нация. И мы должны быть готовы к её рождению. Запад хочет пересидеть в своей норке – и сложно его за это винить. Но норка Украины совсем не так глубока, как, скажем, у Британии. Меньше 300 км от границы – до столицы. И, мне кажется, что при таком раскладе исключать вариант, что все действительно может пойти плохо, слишком оптимистично. Пойдет или не пойдет – еще не факт. Но если пойдет – лучше быть к этому готовым. Украине надо становиться сильной.

Профессиональная армия по стандартам НАТО – это здорово. Это просто отлично! Но Европа и НАТО перешли на контрактные армии по той причине, что они перешли на локальные точечные конфликты где-то за океаном. Для таких войн мобильная профессиональная компактная армия – идеальна. Но если вы, скажем, Израиль, над которым нависает отлично вооруженный агрессивный втрое превосходящий по численности населения и вдесятеро – по мобилизационной мощности сосед, у вас нет другого способа, кроме как строить Цахал. Да, со всеобщим призывом. Да, даже женщин. Да, на три года. Да, институт рекрутерства. Да, потом до конца жизни – раз в год на сборы. Да, 20% налога на армию и с каждого. Да, навсегда.

Гибридные бизнесмены Путина. Внешняя политика на аутсорсе

И не для того, чтобы победить в войне: как раз для того, чтобы не воевать. Чтобы при первом взгляде у каждого гопника возникала мысль: «Не надо лезть к этим ребятам – дадут сдачи». Потому что нельзя в таких условиях, когда миропорядок, сложившийся в 1945 году, перестает существовать и по всему миру начинается разброд и шатание, зависеть ни от кого. Нельзя сидеть и ждать, начнет очередной Трамп или очередной Макрон с Путиным в десна целоваться, или нет. Свое надо строить.

Я бы предложил еще раз подумать над этим.

Аркадий Бабченко, Facebook