Концептуально

Виталий Портников: Школа «брексита»

10 июля 2018

Людей, которые голосуют за чудеса, становится все больше и больше. Расплата за такие голосования будет все дороже и дороже. Только последствия расплаты могут быть различными для таких стран, как Великобритания и Украина: англичане ничем стратегически не рискуют, а украинцы могут поплатиться самой государственностью.

Отставка министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона и министра по делам «брексита» Дэвида Дэвиса – еще одно доказательство того, что можно выдвинуть любой популистский лозунг, но не всегда возможно его осуществить. Политики, которые были идеологами выхода Великобритании из Европейского Союза, вынуждены покидать свои посты, чтобы не отвечать за так называемый «мягкий брексит». Об этом пишет на страницах «Левого Берега» Виталий Портников.

Этот «мягкий брексит» – фактическое сохранение Великобритании в европейском пространстве при формальном выходе из Евросоюза – худшее, что могли себе представить инициаторы побега Соединенного Королевства из единой Европы. Но, вместе с тем, это единственный вариант, который позволит Великобритании покинуть ЕС без масштабного политического кризиса. И даже если сторонникам «брексита» удастся добиться отставки правительства Терезы Мэй и привести к власти того же Джонсона, он рано или поздно окажется перед тем же разбитым корытом, перед которым оказалось нынешнее правительство Великобритании.

Как противостояние на Азовском море ударит по экономике Украины?

Сторонники и противники «брексита» часто обсуждают между собой его экономические, миграционные и другие риски. Обсуждали и последствия для Шотландии, население которой уговорили остаться в составе Соединенного Королевства, пугая изгнанием территории из ЕС – а потом безбожно обманули с участием всего английского народа. Но самый главный вопрос – вопрос Ирландии – не выглядит для британцев ключевым, потому что они до сих пор остаются заложниками собственного анахронического имперского мышления.

Великобритания попала в ловушку «брексита» не в 2016 году, когда большинство ее жителей проголосовали за выход из ЕС, а в 1921 году, когда от провозглашенного Ирландского государства были оторваны шесть графств с преобладанием протестантского населения. Формально это решение защищало права большинства населения этих графств. Фактически – открыло эпоху нестабильности, войн, конфликтов, террора. И это – не преувеличение. Гражданская война в самой Ирландии, массовые столкновения, пытки, голодовки, убийства с обеих сторон. Сейчас, когда мы следим за голодовкой Олега Сенцова, стоит вспомнить, как умирали в тюрьме активисты Ирландской Республиканской Армии, среди которых был и избранный депутат парламента Соединенного Королевства Роберт Сэндс. Конечно, для британского правительства и общества он был террористом. Так и Сенцов для Путина и большей части россиян – террорист.

Конфликт в Ольстере удалось урегулировать во многом благодаря европейской интеграции Великобритании и Ирландии. Сегодня между двумя странами практически нет никакой границы – ни по суше, ни по воздуху. Гражданский конфликт в Северной Ирландии сменился политическим противостоянием – но люди уже не погибают. Или – еще?

Цимбалюк: обиделись на хорватов и установили рекорд по скандированию «Слава Украине»

Потому что этот мир – очень хрупкий мир. И любое нарушение баланса может привести к новой войне. Вот что ждет Соединенное Королевство, если не будет найдено эффективной формулы для Северной Ирландии. Нет, не экономические проблемы, не потеря рынков и заработков. Война, террор и смерть. При этом невозможно найти какую-то особую формулу – особенно после последних парламентских выборов, которые привели к созданию неустойчивого большинства консерваторов и юнионистов Ольстера. Протестанты Северной Ирландии никогда не согласятся с особым статусом своей территории, они видят в этом преддверие ее присоединения к Ирландской республике. Формулу приходится искать для всего Соединенного Королевства. Это то, что вынуждена была понять Тереза Мэй. Понимают ли это Джонсон, Дэвис и другие сторонники «жесткого брексита»? Возможно и понимают. Но они – вдохновенные популисты. Им безразлично. Они могут считать, что политические карьеры можно делать и во время вооруженного конфликта – сторонников будет больше.

Конечно же, ничего хорошего в этой ситуации нет ни для кого. Ни для самой Великобритании, ни для Ирландии, ни для Европейского Союза, ни для Украины. Тот же Джонсон – блестящий полемист, который был убежденным критиком внешней политики Кремля. Если позиции консервативного правительства ослабнут, внеочередные выборы могут привести к власти лейбористов, чей лидер Джереми Корбин не раз подозревался в «особом» отношении к Владимиру Путину.

Так, в этом случае «брексит» может быть свернут и выхолощен, ирландский вопрос решен, но внешняя политика Великобритании может оказаться куда более осторожной по отношению к государству «Новичка» и других антибританских пакостей. Так что нужно понимать: после успеха референдума по «брекситу» для Великобритании и других участников процесса выхода страны из ЕС вообще нет никаких хороших вариантов. Есть просто набор различных плохих.

«Азовское озеро»: морское противостояние России и Украины

И все же самое главное, что мы наблюдаем – это последствия успеха популизма на общенациональном уровне. «Брексит» – не что иное, как результат попыток бывшего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона выторговать для своей страны особенное – еще более особенное – положение в Евросоюзе. Шантаж Кэмерона удался – но и «брексит» удался, так как для многих британских политиков он был не инструментом шантажа ЕС, а инструментом собственного политического успеха. И теперь никто – ни сторонники, ни противники выхода Британии из ЕС – не очень понимают, что со всем этим делать. Страна находится в очевидном тупике, выбирает между фактическим признанием невозможности настоящего выхода из Евросоюза и вполне реальным политическим крахом.

И в этом – недостатки так называемой «прямой демократии» нашего времени. Население – особенно далекое от политических реалий – может проголосовать за любую чушь, которую невозможно воплотить на практике. За любого идиота, который обещает чудеса. Но идиот – только политик-авантюрист, а не волшебник. И население может рассчитывать на воплощение только тех своих желаний, которые реализуемы на практике, а не в газетных передовицах и на митингах.

Людей, которые голосуют за чудеса, становится все больше и больше. Расплата за такие голосования будет все дороже и дороже. Но, возможно, именно такая расплата является действенной прививкой от популизма – ведь кризисы всегда отрезвляли даже очень недальновидных людей, по крайней мере, на несколько десятилетий.

В вопросах безопасности у Украины не может быть компромиссов, – Казарин

Вот только последствия расплаты могут быть различными для таких стран, как Великобритания и Украина. Англичане ничем стратегически не рискуют. Максимум – конфликтом в Северной Ирландии и мягким разводом с Шотландией.

А украинцы могут поплатиться самой государственностью.

Виталий Портников, «Левый Берег»