Зона "русского мира"

Местечковость, имперскость и геополитика. О вызовах стоящих перед Украиной

29 июня 2018

Хуторяне в глобальном мире: почему в геополитике, как в футболе, разбираются все, или перефразируя последнего русского царя и первого императора в одном лице Петра I, геополитика для того боярам дана, дабы дурь каждого видна была.

До недавнего времени было распространено мнение, что украинской нации свойственно больше обращать внимание на то, как дела обстоят дела у них дома, и меньше всего беспокоиться о мировых проблемах. Об этом пишет на страницах «Фокуса» редактор отдела «Политика» Александр Виноградов.

Злые языки еще применяют для определения менталитета такой термин как хуторское мышление. Собственно, в этом нет ничего плохого: жить своим умом и преследовать свои интересы, а не учить всех на свете всему подряд без спросу.

Чем грозит Украине шпионский скандал вокруг катастрофы рейса MH17

Однако общее информационное пространство с РФ, обеспечиваемое электронными СМИ, русский язык, не требующий изучения, плюс инертность, отсутствие любознательности и банальная лень привели Украину к тому, что большое количество читающей и пишущей публики до сих пор ищет – и находит – пищу для размышлений в рунете. И это становится одной из причин тому, что глубокомысленные рассуждения о геополитических раскладах, с которыми мы имеем счастье знакомиться в украинской прессе и социальных сетях, имеют четко выраженный имперский нарратив.

Особенно забавно наблюдать за тем, как авторы не просто предлагают кальку с известных российских тезисов и заклинаний, а предлагают новый взгляд на события в мире, в центре которого находятся интересы украинского государства.

То есть если Россия – это родина слонов, то Украина – родина мамонтов.

Как Украина способна противостоять агрессии России на Азовском море

Выборы в Турции и массовые демонстрации протеста в Армении, выборы президента США и референдум в Великобритании о выходе из ЕС, бракосочетание британского принца и ядерная сделка с Ираном – каждый день важных событий происходит в мире много больше, чем среднестатистический украинский потребитель новостей способен переварить. Но, тем не менее, предлагается и нещадно эксплуатируется такой подход в препарировании информационных поводов: с нами или против нас.

Клинтон – она наша, как Обама или, может, Трамп наш? Или сегодня он наш, а завтра – агент Кремля? А Эрдоган – точно не наш. Вот народ вышел на площадь, вот на выборах оппозиция ему покажет. Приходит день выборов, становятся известны результаты голосования, и видно, что показал Эрдоган и, главное, кому.

По установившейся традиции, украинская либеральная прослойка поддерживает любую акцию протеста, которая происходит за тридевять земель для поддержки отдельного оппозиционного политика или целой партии. Не давая себе времени погрузиться в контекст событий, не имея зачастую даже приблизительного представления о целях и задачах протеста, об экономической ситуации в далекой стране и ее политическом устройстве. Зачем далеко ходить – вспомните, как прогрессивные депутаты и независимые журналисты болели за Пашиняна, как будто он второй Месси.

И где теперь Пашинян, и где теперь Месси?

Александр Виноградов, «Фокус»