Концептуально

Деоккупация на годы. Миротворческие планы на Донбассе

27 июня 2018

В возобновившейся с новой силой дискуссии о способах восстановления территориальной целостности страны стоит напомнить о том, какие метаморфозы претерпели модели решения этой ключевой проблемы.

При всем мнимом богатстве выбора реальный мир всегда и везде достигался лишь в двух случаях – либо благодаря победе, либо после поражения. И нынешняя российско-украинская война не является здесь каким-то исключением, пишет на страницах «Деловой Столицы» Олег Полищук.

То есть любые победные сценарии могут отличаться разной тактикой и даже стратегией, включая сугубо военное решение, политико-дипломатический подход или совмещающий и то и другое, но цель у них едина – непременная деоккупация захваченных российским агрессором украинских территорий. Аналогично и в отношении капитулянтов: пораженческая суть их предложений относительно установления мира на Донбассе остается неизменной, в какую бы красивую обертку они не заворачивались.

С чего все начиналось

Ровно четыре года прошло с момента неудачного осуществления первого плана по мирному урегулированию военного конфликта на востоке страны, предложенного Петром Порошенко сразу же после его вступления на президентскую должность. 19 июня 2014 г. новоизбранный глава государства провел встречу с политической и бизнес элитой охваченных войной Донетчины и Луганщины, представив им свой план из 14 пунктов, еще один был дописан на полях. Среди них – амнистия тем, кто сложил оружие и не совершил тяжкие преступления, освобождение заложников и админзданий, полное разоружение и вывод российских наемников, для чего должна была создана 15-километровая буферная зона на украинско-российской границе.

Холманских сделал свое дело, Холманских – может уходить

Также предлагалось оставлять на местах 25% налога на прибыль и провести децентрализацию и перевыборы местных советов, до окончания которых согласовывать губернаторов двух областей с «представителями Донбасса». Для подтверждения решительности своих намерений Порошенко 20 июня отдал приказ силам АТО об одностороннем прекращении огня и призвал к этому боевиков.

Но в планы российских оккупантов установление мира не входило, так что они боевые действия не прекратили, а лишь использовали украинскую одностороннюю передышку для укрепления сил. В результате с 1 июля ВСУ и Нацгвардией была начата полномасштабная военная операция, и это контрнаступление по всей линии фронта, скорее всего, закончилось бы полным освобождением Донбасса, если б не вступление в войну регулярных, а не «гибридных» частей российской армии.

Дальше, как мы помним, последовали обстрелы «Градами» с территории России подразделений украинских войск, вышедших к государственной границе, сбитие российским «Буком» под Торезом малайзийского «Боинга» и массовое вторжение батальонных тактических групп ВС РФ в отдельные районы Донецкой и Луганской областей. Полномасштабные боевые действия прекратились лишь в сентябре подписанием приснопамятных Минских соглашений, которые в связи с рядом крайне невыгодных для Украины пунктов, таких как принятие закона об особом статусе Донбасса, согласие на досрочные выборы в ОРДЛО, на амнистию боевикам или создание «отрядов народной милиции», не критиковал только ленивый. Критика власти по этому поводу продолжается до сих пор и, между прочим, не только со стороны оппонентов Банковой, но и от союзников по парламентской коалиции.

От плана Мореля к «голубым каскам» ООН

Впрочем, помимо перевода войны в фазу позиционного противостояния на фронте «Минск-1» и комплекс мероприятий по его исполнению после российской атаки на Дебальцево зимой 2015-го («Минск-2») обеспечили еще два важных момента. Во-первых, это освобождение более 3,1 тыс. украинских военнопленных. Безусловно, сейчас Кремль все еще держит в своих заложниках как в оккупированных Донбассе и Крыму, так и непосредственно в самой России почти две сотни украинцев, но счет уже хотя бы не идет на тысячи.

РПЦ готовиться с оружием в руках бороться против украинской автокефалии, – Тымчук

А во-вторых, фактическое игнорирование Путиным Минских соглашений (а Москва постоянно не выполняет даже их первый пункт о полном прекращении огня) напрочь привязано к текущему режиму жестких западных санкций против России. Последние, так или иначе, делают свое дело, перманентно ослабляя агрессивный путинский режим с середины и способствуя продолжению международной его изоляции извне. При этом Киеву удалось убедить антипутинскую коалицию в том, что сначала нужно выполнить пункты «Минска» о безопасности, а уж потом переходить к реализации его политической части.

Изначально в Берлине и Париже, представляющих коллективный Запад в «нормандской четверке», смотрели на урегулирование конфликта на Донбассе с точностью до наоборот, уповая на предложенную французским дипломатом Пьером Морелем формулу. А именно: план Мореля выносил во главу угла проведение на оккупированных территориях Донетчины и Луганщины местных выборов де-факто вне украинского контроля.

Тем самым произошла бы легализация коллаборантов, окопавшихся в тамошних российских оккупационных администрациях, с которыми Киеву были бы навязаны прямые переговоры. Однако Украине удалось доказать, что выборы на Донбассе до вывода оттуда всех российских войск невозможны в принципе, таким образом, этот самоубийственный план оказался снятым с актуальной повестки дня.

Взамен было предложено развертывание в ОРДЛО миротворческой операции под эгидой ООН, что положительно воспринял весь мир. Даже Путину пришлось заговорить о «голубых касках» на Донбассе, правда, он желает видеть их в качестве своеобразных бодигардов у наблюдателей ОБСЕ только на линии разграничения, чем надолго был бы заморожен конфликт.

Ловушка для ультраправых: национальная однородность – признак бедности

Однако ключевым агитатором за миссию ООН во всех оккупированных районах Донетчины и Луганщины, включая неконтролируемые Киевом участки украинско-российской границы, стал Вашингтон. И данная тема является основоположной во всей деятельности спецпредставителя Госдепа США Курта Волкера, но пока без видимых подвижек к ее реализации на практике.

Предвыборное миротворчество

В возобновившейся с новой силой дискуссии о способах восстановления территориальной целостности страны главную роль, само собой, играет фактор предстоящих в Украине в 2019 г. и президентских, и парламентских выборов. Хотя даже наиболее горячие головы считают возможным деоккупацию захваченных Россией украинских территорий с помощью успешных военных операций, но лишь в условиях критического ослабления путинского режима, чего, к сожалению, пока не наблюдается. Так что все более-менее реальные сценарии крутятся вокруг политико-дипломатических подходов к прекращению войны.

Например, Юлия Тимошенко продолжает уповать на успешность переговорного процесса на базе Будапештского меморандума, а Анатолий Гриценко даже разоткровенничался, что существует вообще несколько мирных планов по деоккупации Донбасса, подготовленных, в том числе в неком закрытом четырехстороннем режиме «Европа – США – Россия – Украина» с якобы его, Гриценко, участием.

Однако каждый делает одну оговорку – все это может быть реализовано только после выборов-2019. Понятно, что главными реализаторами и глава «Батьківщини», и лидер «Гражданской позиции» подразумевают исключительно себя.

«Мисливець» – первый украинский боевой робот принимаемый на вооружении ВСУ

Недавно несколько озадачил многих министр внутренних дел Арсен Аваков своим «Механизмом малых шагов», предусматривающий установление украинской власти и проведения выборов не во всех ОРДЛО, а поэтапно в каждом освобожденном населенном пункте, где пилотными примерами могли бы выступить пока еще оккупированные Горловка и Новоазовский район. Точнее, вопросы тут же возникли не столько к сути самого плана Авакова, сколько к тому, под чье конкретно президентство его осуществление рассчитано. Разрядить ситуацию поспешил однопартиец главы МВД по «Народному фронту», секретарь СНБО Александр Турчинов: «Хочу сказать, что это не альтернативный план, как некоторые пытаются его представить. Наоборот, это один из вариантов реализации мирных инициатив президента Порошенко».

Как бы то ни было, но предвыборный диалог обязательно расширится как минимум озвученными Аваковым идеями о необходимости принятия двух законов – о коллаборантах и об амнистии, которые направлены на реальное возвращение в правовое поле Украины жителей оккупированных территорий. И мнение откровенной пятой колонны Кремля по этому поводу наименее интересно, ведь «Оппоблок» и «За жизнь» Мураева-Рабиновича давно определились со своим капитулянтским взглядом на восстановление мира – одностороннее прекращение огня, выполнение всех пунктов Минских соглашений и нахождение компромисса за столом прямых переговоров с «представителями Донбасса».

Олег Полищук, «Деловая Столица»