Взгляд

Почему России следует уйти из Сирии?

29 мая 2018

В провинции Дейр-эз-Зор российские военнослужащие понесли самые тяжелые потери в сирийской войне за два с половиной месяца. По неподтвержденным данным, в столкновении с боевиками погибли до девяти россиян.

Гибель четырех – по другим данным, девяти – россиян в боях с «Исламским государством» в провинции Дейр-эз-Зор стала самым тяжелым ударом по российскому контингенту в Сирии за два с половиной месяца – после катастрофы транспортного самолета при заходе на посадку на базу Хмеймим в начале марта. Международный обозреватель «КомерсантЪ» Максим Юсин задумался в эфире «КоммерсантЪ FM» о том, каковы цели Москвы в сирийском конфликте.

Эта трагедия заставляет в очередной раз задаться вопросом: каковы цели российского присутствия в Сирии, когда наши военные перестанут участвовать в «горячей фазе» боевых действий в чужой гражданской войне и нести потери?

Угроза для Украины от экономического союза России и Ирана

О выводе основной части российского контингента из Сирии объявлялось уже неоднократно. Но после этого мало что менялось – бои продолжались с прежней интенсивностью, а потери, к сожалению, только росли.

При этом ситуация на фронтах сирийской войны изменилась радикально: взят Алеппо, повторно освобождена Пальмира, ликвидированы все оппозиционные анклавы в окрестностях Дамаска, Хомса и Хамы.

Правительственные войска с помощью россиян, иранцев и ливанской «Хезболлы» восстановили контроль практически над всей так называемой «полезной Сирией» – ключевыми городами и наиболее плодородными и густонаселенными районами страны.

Гражданская война на 90% выиграна. Но оставшиеся 10% – самые сложные, самые взрывоопасные. Правительство Башара Асада по-прежнему не контролирует периферийные, труднодоступные, приграничные области, где за семь лет войны создали свои зоны влияния иностранные державы – Турция, Иордания, США.

Почему Порошенко уверенно может пойти на второй срок?

В этой ситуации России надо будет решить, каковы ее цели в сирийском конфликте. Жертвовать своими военнослужащими ради восстановления власти Башара Асада над 100% территории страны, что практически невозможно, учитывая турецкий, американский, курдский факторы? Или же довольствоваться тем, что уже достигнуто – контролем над основной частью Сирии? И если кому-то – например, иранским союзникам президента Асада – хочется отвоевывать все без исключения мятежные области, то пусть они сами этим и занимаются.

В какой-то момент Москве все равно придется задуматься о стратегии выхода из чужой войны.

Выхода не окончательного – военно-морскую и военно-воздушную базы Россия за собой в любом случае будет стремиться оставить. Но гибель наших солдат в пустыне под Дейр-эз-Зором или в провинции Идлиб, где насчитывается до 20 тысяч бойцов оппозиционных отрядов, едва ли входит в планы российского командования. На это, во всяком случае, хочется надеяться.

Россия на распутье: правительство мечется не находя решений

Свою миссию – спасти дружественный, светский режим Асада – Москва выполнила. Но отвоевывать для него и за него каждый квадратный километр сирийской территории Дамаску никто не обещал. Сирийская война не должна становиться бесконечной. Во всяком случае, для России.

Максим Юсин, «КоммерсантЪ FM»