Гуманитарная аура

Вехи истории: Самый честный городской голова Российской империи – мэр Полтавы Абаза

29 мая 2018

Александр Абаза был одним из немногих в наших краях мэров, который не увеличил свой капитал за 17 лет управления городским хозяйством. Пока остальные градоначальники беззастенчиво воровали деньги из казны, отставной майор вкладывал в развитие города собственные деньги. Однако в столичном Петербурге не поверили в его бескорыстность.

В 1865 году в губернском городе Полтава появился 39-летний Александр Абаза, владелец обширного имения в селе Елисаветино Полтавского уезда: 101 «ревизская душа», 524 га земли. Как ни странно, полтавский помещик оказался в Полтаве впервые. Родился он в другой губернии – Херсонской. В армии служил по всей империи. А здешнее имение получил в наследство от состоятельных родителей, пишет Архивариус на страницах «Фокуса».

Отец-полковник настоял, чтобы после окончания частной гимназии сын поступил на службу в Новгородский кирасирский полк. Так 16-летний юноша оказался унтер-офицером. Вскоре он уже в другом полку – Гусарском, в звании корнета. А затем (возможно, не без вмешательства отца) был зачислен адъютантом к командиру 5-го пехотного корпуса генералу Александру Лидерсу.

Будущий мэр: Александр Абаза в звании адъютанта командующего.

В составе других соединений офицер принял участие в двух военных кампаниях, награжден боевыми орденами. Во время Крымской войны получил тяжелое ранение, полгода находился в отпуске «для излечения». Генерал Лидерс, став командующим Южной армией, разыскал Александра и вновь пригласил к себе адъютан­том.

Казалось, впереди блестящая карьера. Абаза женился на дочери статского советника Елене Золотаревой, у супругов родился сын. Однако спустя полтора года, в сентябре 1856-го, командующего уволили по болезни «в заграничный отпуск». Адъю­тант подал рапорт об отставке. В декабре того же года, за три дня до его 30-летия, последовал указ императора Александра II об увольнении со службы «по домашним обстоятельствам в звании майора и с правом ношения мундира».

Уездный предводитель

Отставной майор поселился с семьей в Одессе, где унаследовал от родителей двухэтажный дом. Сдача его в аренду приносила ежегодно 2 тыс. рублей дохода. Семья регулярно увеличивалась: вслед за старшим сыном на свет появились пять дочерей, потом снова сын.

В «жемчужину у моря» нагрянул двоюродный брат главы семьи – тоже Александр Абаза и тоже ма­йор в отставке. Их отцы были родными братьями. Гость предъявил претензии на одесскую недвижимость. Спустя несколько лет добился своего – дом перешел в его собственность. Вот тогда-то наш герой, забрав семью, перебрался из Одессы в Полтаву.

Место отдыха: Городской сад Полтавы, благоустроенный по распоряжению Абазы.

Появление отставного майора, орденоносца, человека энергичного и жаждущего деятельности не прошло незамеченным в небольшом губернском городе с населением 50 тыс. человек. 2 октября 1865 года Александра Михайловича записали в местную Дворянскую родословную книгу, а уже через две недели избрали полтавским уездным предводителем дворянства.

В распоряжении Абазы оказался дворянский бюджет уезда. Кроме того, он по должности стал председателем в уездных комиссиях: землеустроительной и оценочной (от оценки земли и недвижимости зависел размер налога для каждого помещика), главенствовал в училищном совете, руководил попечительством детских приютов, председательствовал в двух избирательных съездах (на них утверждали выборщиков от уезда на выборах в государственные структуры различных уровней), а также имел право проводить по своему усмотрению ревизию делопроизводства волостных и сельских управлений в своем уезде.

Вехи истории: Соборная Украина. Провал планов русификации страны

Будь на этом месте человек непорядочный, склонный к воровству или аферам, какой простор для получения наживы открывался! Ведь Полтавский уезд охватывал 12 волостей, включая «гоголевскую» Диканьку, более 600 сел, в нем проживали около 200 тыс. человек.

Однако Абаза проявил себя с наилучшей стороны – как кристально честный человек, заботящийся об общественном благе. Неудивительно, что 12 июля 1872 года его избрали мэром Полтавы.

От «крайнего безобразия» до почетного гражданина

На новом поприще Александр Михайлович начал с базарной площади, представлявшей собой, по его словам, «крайнее безобразие». Ее замостили, застроили ровными рядами каменных и деревянных лавок, подвели водосточные трубы. На решение «базарной» проблемы ушли 78,5 тыс. рублей и шесть месяцев работы. Уже в декабре 1872 года жители Полтавы оценили первый результат деятельности нового городского головы.

Имение Абазы в Полтавском уезде. Несмотря на то, что мэр потчевал гостей с невиданным размахом, из городской казны на это не тратилось ни копейки.

Не менее решительно мэр взялся за «устройство мостовых». В апреле 1873-го на заседании Городской думы он представил собственный проект, заключавшийся «в том, чтобы мощение улиц производилось не постепенно, по мере представлявшихся средств, как то делалось прежде, а одновременно в течение не более 3–4 лет». Дума одобрила проект, и всего за два года дорожную проблему в Полтаве решили. За счет синхронизации работ городская казна сэкономила значительную сумму – более 96 тыс. рублей.

В начале 1874 года открылся новый базар на Петровской площади – там построили 38 «деревянных под железною крышею» лавок. А спустя полгода завершился капитальный ремонт городского дома на Соборной площади, стоявшего несколько лет запущенным. Отремонтированное здание приспособили под общежитие для «нижних воинских чинов».

Нет ничего удивительного в том, что еще трижды Александра Михайловича избирали городским головой. После каждой победы на выборах он упорно продолжал заниматься благоустройством Полтавы. Например, привел в надлежащий вид городской общественный сад, давно заросший бурьяном. Территорию очистили, заново распланировали и проложили аллеи, украсили цветочными клумбами, обнесли красивой оградой.

Вехи истории: Галичина как центр украинской государственности

Новый сквер появился и на месте полуразрушенного мясного рынка, окруженного «загрязненною и засоренною разными нечистотами площадью», а потому представлявшего собой «место, положительно вредное для здоровья жителей». По распоряжению Абазы территорию бывшего рынка вымостили камнем, сделали тротуары и поставили скамейки.

Для обеспечения ночного порядка мэр учредил стражу в составе 30 человек – за счет городского бюджета принял на работу «сверхштатных полицейских служителей». Кроме того, Абаза всерьез взялся за освещение улиц: устаревшие спирто-скипидарные фонари заменил более яркими керосиновыми и вдвое увеличил их количество – с 220 до 475.

В 1876 году в Полтаве открылось реальное училище. Каменное здание для него мэр построил за свой счет, а ежегодные расходы в размере 5 тыс. рублей возложил на бюджет города.

Вехи истории: Палачи в России. Репрессии, как метод общественных отношений

Александр Михайлович сумел решить и множество других проблем Полтавы. Например, построил новые городские скотобойни, расширил городское кладбище. Император Александр II удостоил инициативного мэра звания почетного гражданина Полтавы.

Не за счет городского бюджета

За 17 лет управления городским хозяйством Абаза не только не позволял себе использовать свое положение для теневого обогащения, но и отказывался от легальных заработков, если считал их необоснованными.

Например, на заседании Городской думы 29 ноября 1873 года один из гласных (так называли депутатов) предложил увеличить жалованье мэра на тысячу рублей. Остальные народные избранники услужливо поддержали эту идею, а кое-кто в порыве подобострастия высказался за прибавку в размере двух тысяч.

Вехи истории: финансы и натуральное хозяйство Московского царства

«Городской голова А. М. Абаза, – сообщили о том заседании «Полтавские губернские ведомости», – благодарил собрание, но от принятия содержания в увеличенном размере отказался». «Слуги народа», однако, не угомонились и вновь подняли вопрос о зарплате мэра. Александр Михайлович был неумолим: он покинул зал заседаний, сделав голосование неправомочным.

Мэр охотно устраивал у себя вечеринки и грандиозные балы. Иногда радовал собравшихся участием в любительских спектак­лях: играл Фамусова в «Горе от ума», Сквозник-Дмухановского в «Ревизоре».

Стали легендой пышные приемы, которые он закатывал в честь приезжавших из Харькова или Петербурга влиятельных вельмож. Главный редактор «Полтавских губернских новостей» Дмитрий Иваненко вспоминал: «Много рассказывали о лукулловских обедах, какими Абаза угощал приезжавших в Полтаву начальствующих лиц высокого ранга – генерал-губернаторов, корпусных командиров и т. п.».

Вехи истории: Имеет ли Россия право на Русь?

Первым номером программы был парад войск на Сенной площади. Мэр вместе с гостями, их свитой, а также представителями местной знати наблюдал эффектное зрелище с балкона своего дома. Затем приглашал к столу, устраивая грандиозный пир до полуночи. При этом на площади продолжал играть военный оркестр, вокруг которого обычно собирались толпы зевак.

«На площади у балкона, – свидетельствовал Иваненко, – располагались музыканты, а кругом публика, среди которой нередко слушал музыку и пишущий эти строки, – и слышал доносившиеся из залы звон бокалов и крики «ура», сопровождавшие затрапезные тосты».

Вот так, с размахом, Абаза принимал у себя министра внутренних дел империи Михаила Лорис-Меликова, командующего Харьковским военным округом князя Александра Дондукова-Корсакова, харьковского генерал-губернатора князя Дмитрия Святополк-Мирского и многих других влиятельных персон.

Вехи истории: Чья же Русь?

Несложно догадаться: столы, ломившиеся от яств, и обильные возлияния открывали городскому голове двери во многие начальственные кабинеты, где он быстро и успешно решал важные для Полтавы вопросы. Был в этих «лукулловских обедах», впрочем, один существенный нюанс – мэр «накрывал поляну» не за счет городского бюджета. Он тратил собственные деньги! Да, Александр Михайлович принимал именитых гостей в качестве богатого хлебосольного помещика, не забывающего дворянские традиции, согласно которым гостеприимство почиталось одной из главных добродетелей.

Все по закону

Александр Абаза умер 9 мая 1889 года на 63-м году жизни. На следующий день Городская дума постановила: «В воспоминание памяти А. М. Абазы, в течение семнадцати лет председательствовавшего в Городской думе и управе, поставить в зале Думы портрет его…».

После похорон выяснилось, что никакого наследства мэр не оставил, – щедрый и расточительный хлебосол почти все свои капиталы потратил на благо Полтавы. Супруга Абазы задолго до его смерти, увидев, к чему все идет, ушла от него и вышла замуж за ялтинского воинского начальника барона Федора Икскюль-Гильденбандта. А вторая жена городского головы Елена Федоровна, родившая ему еще троих детей, осталась в довольно стесненном материальном положении.

Вехи истории: столетие битвы под Крутами

Жила она с небольших доходов, которые приносило ей имение в Минской губернии. Однако дети росли, денег стало не хватать – пришлось продать имение. Старшие сын и дочь повзрослели, создали свои семьи и жили отдельно, а Елена Федоровна с младшей дочерью Татьяной нанимали в Полтаве скромную двухкомнатную квартиру на улице Жуковского.

10 января 1909 года вдова отправила в Петербург прошение на имя Николая II. Описала свое горькое состояние: «Я лишилась всех средств существования, лично мне принадлежащих, причем я обязана была продать дом и обстановку с аукциона, а принадлежавшие мне вместе с сыном моим Александром имение было потеряно нами за невозможностью платить проценты в банк. При настоящем положении сельского хозяйства я не имею не только средств к существованию, но и возможности содержать больную дочь Татьяну и лечиться самой, как того требует мой преклонный возраст и болезненность».

Затем, подробно изложив биографию покойного супруга-мэра, указав занимаемые им должности и боевые награды, Елена Федоровна отметила: «Муж мой не жалел ни средств, ни личного труда на украшение и улучшение города и был инициатором многих добрых дел. Никакой пенсии после его смерти я не получала, имела свои средства и не предполагала, что судьба заставит меня за утерей всего молить Ваше Императорское Величество сжалиться надо мной, старухой, в память мужа моего. Не имея возможности далее существовать на крохи, получаемые от жалких остатков домашнего скарба, я обращаюсь к Вашему Императорскому Величеству, умоляя дать мне средства к существованию и для лечения моего в виде пенсии».

Вехи истории: Иерархи украинской церкви, завербованных НКГБ СССР

В канцелярии Его императорского величества по принятию решений завели дело №86/909. Но, похоже, не поверили искренности просительницы. Как так? Ее муж 17 лет руководил городским хозяйством и не нашел способа сколотить достаточный капитал? Не может быть, чтобы вдова такого человека бедствовала. Она явно лукавит.

Из Петербурга послали в Полтаву запросы: в Городскую думу – о заслугах Александра Абазы, а в полицию – о материальном положении Елены Федоровны.

Городская дума охарактеризовала деятельность бывшего мэра в самых положительных тонах. Подробно перечислила по пунктам все его благодеяния, напомнила, что городскому голове «в 1874 году с Высочайшего соизволения присвоено звание почетного гражданина г. Полтавы», а также сообщила, что до сих пор в зале Городской думы висит портрет Абазы в знак благодарности за его заботу о городе.

Вехи истории: РСФСР против УНР

Полицейский пристав доложил, что просительница – женщина «59 лет, страдает старческою дряхлостью и, кроме того, одержима болезнью Склярова, поведения и образа жизни одобрительного, оная в преклонном лете уже, к личному труду не способна и ниоткуда материальной поддержки не имеет».

Министерство внутренних дел также благосклонно отнеслось к просьбе госпожи Абазы о предоставлении пенсии, сообщив в канцелярию Его императорского величества, что «находит изъясненное ходатайство заслуживающим полного внимания».

И что же? В императорской канцелярии удивились еще больше. В бескорыстность и порядочность покойного городского головы не поверили. Решили, что в Полтаве у «старухи» все схвачено – мол, такие неправдоподобные ответы могли появиться только в результате подкупа. Ибо вдов мэров в империи много, но ни одна из них, однако, не бедствует. В просьбе отказали.

Вехи истории: Победа под Бородино – величайшая идеологическая фальсификация

«По рассмотрению прошения вашего 10 января текущего года изложенное в нем ходатайство оставлено без удовлетворения», – прочитала вдова ответ из Петербурга, отпечатанный на красивой гербовой бумаге с вензелями.

Причина отказа? Александр Михайлович находился на государевой службе «с правом на пенсию», в армии – всего 12 лет. Этого недостаточно для положительного решения. Так что все по закону.

Архивариус, «Фокус»