Гуманитарная аура

Вехи истории: Соборная Украина. Провал планов русификации страны

28 мая 2018

План русификации провалился благодаря борьбе украинских патриотов и неудачам их противников. А такие планы по русификации Украины реально существовали в XIX веке.

В начале ХХ века мало кто знал о существовании украинского народа – в Австро-Венгрии их называли русинами, в России – малороссами. Почему же, – задается вопросом на страницах «Деловая Столица» Кирилл Галушко, ни полякам, ни русским не удалось растворить в себе украинцев?

Как возникла идея соборности

В 1897-м по данным переписи населения, украинский (малорусский) язык признают в качестве родного 72,5 % жителей подроссийской Украины. Эти люди проживали преимущественно в селах – население городов возрастало за счет миграции русских чиновников и рабочих. На конец ХІХ века среди жителей Киева выходцы из этнической России составляли 54 %. Остальные были преимущественно евреи, на окраинах города – малороссы.

Вехи истории: Галичина как центр украинской государственности

Социальные изменения, вызванные модернизацией империи, неумолимо ускоряли ассимиляцию и обрусение. Все большее число людей получало образование, минуя фазу «украинской» грамотности.

Быстро растущие полиэтничные и русскоязычные города становились растворителем сельской эмбриональной украинской идентичности, хотя само возрастание числа грамотных и образованных было и потенциальной перспективой для украинского движения. Если бы ему позволяли более активно вмешиваться в этот процесс.

Однако социальные и демографические изменения вели к росту социальной напряженности и неудовлетворению широких масс своим положением. Правда, сами «широкие массы» вряд ли могли четко сформулировать свои идеологические предпочтения.

В этом контексте и русские либералы, и украинофилы были ничтожным меньшинством на фоне миллионов безграмотных крестьян. Империя же так и не удосужилась ввести легальные «клапаны» для выхода пара социального недовольства. Эффективность и мощь великого государства окажутся иллюзией, но для это покажет революция.

Вехи истории: Палачи в России. Репрессии, как метод общественных отношений

На рубеже веков старое украинофильство уже начинало выглядеть анахронизмом, забавой для ученых-гуманитариев и людей с этнографически-антикварными наклонностями. Новое поколение, как всегда, было критично и радикально.

Результатом этого становится появление нелегальных партий, организованных на западных идеологических основаниях, несколько адаптированных к местным условиям. В более демократичном Львове в 1890-м образуется Русско-украинская радикальная партия, в Каневе в 1891-м возникает Братство тарасовцев, критикующее «кабинетный» характер старого украинофильства.

В 1895-м во Львове выходит в свет первый манифест новейшего «самостийничества» – брошюра «Украина irrеdenta [неискупленная – К. Г.]» Юлиана Бачинского, в которой декларируется претензия украинцев на независимость. Понятие «ирредентизм» означает борьбу за объединение народа, разделенного между разными государствами. В Украине идея «ирриденты» трансформировалось в идею «соборности» – объединения украинских земель.

Вехи истории: финансы и натуральное хозяйство Московского царства

В 1896-м в Киеве возникает социал-демократическая организация, в 1897-м – Украинская общая внепартийная организация (идейно наследовавшая «Громады»), ставшая основой либерально-демократического движения. Потом партии множатся. Наиболее многочисленной и активной была нелегальная Революционная украинская партия (РУП, 1900).

Интересна история ее первоначальной программы – брошюры Мыколы Михновского «Самостийная Украина»: партия сочла лозунг независимости слишком радикальным, что вытолкнуло из нее самих «самостийников». Симпатии руповцев к марксизму обусловили сомнения части из них в том, а не выдуман ли вообще национальный вопрос буржуазией?

Правда, «украинской буржуазии» практически не существовало. Было лишь несколько десятков обеспеченных людей, в основном потомков казацких родов, которые спонсировали украинское движение, любя его (словами мецената Евгена Чикаленко) «не только до глубины души, но и до глубины кармана».

В 1905-м РУП переживает раскол по национальному вопросу (камнем преткновения стал пункт об автономии). Большинство сформировало Украинскую социал-демократическую рабочую партию (УСДРП), членами которой стали драматург и писатель Владимир Винниченко и публицист Симон Петлюра. Их целью была демократизация России и автономия Украины в ее составе. Петлюра еще явно не был «петлюровцем».

Альтернатива украинскому движению

Российский историк Алексей Миллер в свое время предложил посмотреть на процесс развития украинского национального самосознания и формирования украинской нации в XIX веке как на процесс закономерный, но не предопределенный. Иными словами, его исходный вопрос таков: была ли альтернатива украинскому движению и, если да, то почему она не была реализована?

Вехи истории: Имеет ли Россия право на Русь?

Такой альтернативой, по мнению Миллера, могла стать полная русификация украинцев. Автор попытался перефразировать знаменитое изречение из Валуевского циркуляра о том, что «украинского языка не было, нет и быть не может», в формулу, которая в середине XIX века вполне имела право на существование: «украинского языка могло бы не быть» как альтернативы русскому, подобно тому, как гэльский или провансальский существуют, но не являются сегодня альтернативой английскому и французскому.

По его мнению, большинство в русском образованном обществе и в правительственных кругах в течение всего XIX века разделяло концепцию триединой русской нации, включающей в себя велико-, мало– и белорусов. В XVIII веке для реализации этой концепции была проделана, если воспользоваться современным штампом, большая и успешная работа.

Административная автономия Гетманщины уничтожена, традиционные украинские элиты в подавляющем большинстве инкорпорированы в русское господствующее сословие и ассимилированы, а более развитая в XVII веке и частично XVIII веке украинская культура подверглась провинциализации. Этим были созданы первоначальные предпосылки для решения значительно более важной и трудной задачи – русификации массы украинского крестьянства.

Вехи истории: Чья же Русь?

Можно ли назвать эту задачу заведомо невыполнимой для того времени? Доступный нам для сравнения благодаря французскому историку Юджину Веберу пример – Франция, в которой даже в середине XIX века по крайней мере четверть населения не говорила по-французски.

С французским патриотизмом среди этих не говорящих по-французски крестьян дело обстояло плохо. Между тем поэт Мистраль стал последним гением провансальского стихосложения, а его современник Шевченко – одним из основателей украинского литературного языка. Французам лишь к концу XIX века удалось утвердить французский как единый язык высокой культуры для всей территории Франции, а в XX веке создать национальный миф о естественности, совершенной добровольности и давности этого состояния.

Почему русским не удалось сделать с Украиной того, что французы сделали с Лангедоком или Провансом? Неудача ассимиляционных процессов в Украине объясняется комплексом причин. Часть из них применительно к России условно можно определить как «внешние», часть связана с особенностями украинского этноса и развитием украинского национального движения и самосознания. Но были и сугубо «внутренние» причины, ограничивавшие русский ассимиляторский потенциал.

Почему России не удалось

Осложнявшие решение этой задачи «внешние» факторы можно определить так: в своем взаимодействии русские и украинцы никогда не были «один на один». После включения Правобережной Украины в состав империи социально доминирующей группой здесь остались польские землевладельцы. Вплоть до второго польского восстания 1863-го Петербург в своей политике в Украине придерживался имперско-сословной логики, видя в польских помещиках прежде всего опору для контроля над украинским крестьянством и поддержания крепостнического порядка.

Вехи истории: столетие битвы под Крутами

Только после 1863-го российское правительство отошло от имперских, «надэтнических» и «династических» принципов ведения политики. Заигрывания с местными элитами закончились – пора было уже всем становиться русскими. Даже инородческим дворянам, душевно подкупленным еще Екатериной II.

Однако после всех конфискаций и других мер правительства, направленных на ослабление польского землевладения в Украине, половина земельных угодий оставалась в руках поляков, что во многом было связано с неэффективностью и коррупцией российской администрации.

Российская высокая культура в Украине никогда не имела монопольного положения, польская же всегда выступала конкурентом и альтернативным образцом для подражаний. Значительная часть текстов раннего, романтического периода развития украинского национализма, в том числе произведения Шевченко и Костомарова, имели в качестве образцов сочинения польских романтиков.

Вехи истории: Иерархи украинской церкви, завербованных НКГБ СССР

Уже само то обстоятельство, что не вся территория проживания украинского этноса находилась в составе Российской империи, создавало серьезные трудности для политики русификации украинцев. Более либеральный режим Габсбургов открывал нереальные для России возможности образовательной и публикаторской деятельности на украинском языке.

Во второй половине XIX века Галицию не случайно называли украинским Пьемонтом – там переход украинской политической мысли к идее независимости произошел на рубеже веков, на два десятилетия раньше, чем в подроссийской части Украины.

Канадский историк Джон-Пол Химка считал, что, если бы Россия получила Восточную Галицию после Венского конгресса в 1815-м или даже оккупировала ее в 1878-м в ходе Балканского кризиса, то «украинская игра была бы закончена не только в Галиции, но и в надднепрянской Украине». Все бы стало «Россией».

Вехи истории: РСФСР против УНР

Среди затруднявших ассимиляцию особенностей украинского этноса, прежде всего, следует выделить демографический и социальный факторы. Так, украинский этнос был довольно многочисленным, плюс рождаемость и продолжительно жизни была выше.

Русификацию затрудняли и этнические различия, историческая память об автономии и националистическое движение. Однако по своему уровню и масштабу эти факторы не выходят за пределы «общеевропейской нормы» для подобных ситуаций. Примеров русификации украинского селянина достаточно – русские никогда не отказывались от ассимиляции украинцев ни на официальном, ни на бытовом уровне.

Вряд ли можно говорить о какой-то исключительной силе и развитости украинского национального движения до рубежа ХІХ и ХХ вв. Это было две-три сотни людей на фоне миллионов безграмотных селян.

Вехи истории: Победа под Бородино – величайшая идеологическая фальсификация

Алексей Миллер считал, что при всей важности упомянутых факторов, их недостаточно для объяснения неудачи русификации. Причины этой неудачи во многом нужно искать в неэффективности и ограниченности самих русификаторских усилий.

Иначе говоря, это не только история успеха борьбы украинских патриотов, но и история неудачи их противников. Империя была слишком внутренне слаба и неэффективна. Она, конечно, старалась, но могла она мало, и все ее намерения разбились о первую мировую войну, которая разбудила все, даже дотоле спящие, нации Европы.

Кирилл Галушко, «Деловая Столица»