Концептуально

Atlantic Council: Тактика Украины по освобождению заложников и политузников из лап России

25 мая 2018

Пожалуй, никто в Киеве не сталкивается с более сложной задачей, чем первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко. Геращенко – ведущий переговорщик среди украинских представителей, которые решают задачу освобождения украинцев, удерживаемых в плену на Донбассе.

В конце 2017 года украинское правительство и контролирующие восточную часть Украины сепаратисты, управляемые Россией, обменялись почти 400 заключенными – это заметное достижение, за которое Геращенко заслуживает благодарности от своей страны, пишет Джош Коэн на страницах портала «Atlantic Council», перевод подготовил для «UAINFO» Андрей Сабадыр.

Теперь перед Геращенко встала еще более трудная проблема; она должна отследить судьбу примерно семидесяти украинских граждан, которые считаются де-факто заложниками, удерживаемыми на территории России. Хотя на официальном уровне Геращенко не несет ответственности за освобождение людей, она понимает, насколько важен этот вопрос для Украины в эмоциональном плане. В интервью Atlantic Council Геращенко рассказала о том, что, по ее мнению, является препятствием для освобождения узников.

Приговор инфантилизма. Как украинцам избавится от иллюзий

Россия, как и раньше, настроена использовать украинских заложников в качестве оружия в своей гибридной войне против Украины, заставляя Киев пойти на уступки по основополагающим вопросам суверенитета, на которые ни одно правительство Украины не сможет согласиться, сказала она.

Жестокий противник Россия отказывается предпринимать шаги, направленные на решение проблемы. На переговорах Геращенко подняла вопрос о возможности обмена задержанных в Украине двадцати трех российских граждан на содержащихся в Россия украинских заложников.

Это предложение представители российской стороны открыто отвергли, по той причине «что это заставит Россию признать, что она ведет войну против Украины», сказала Геращенко. Московские дипломаты не желают посещать граждан своей страны, содержащихся под стражей в Украине, и отказывается предоставить официальным представителям Киева и западных НПО доступ к украинским заложникам в России.

Путин готов начать глобальную война? Да, несомненно, он рассчитывает на победу

В этой проблеме есть несколько изменчивых составляющих, которые делают ее донельзя сложной, напоминает Геращенко. Например, она признает, что, хотя для Украины было бы целесообразно на официальном уровне заявлять о причастности России к захвату и удержанию заложников из Украины, также она утверждает, что такая позиция может навредить возможности добиться прогресса на переговорах в Минске по любой из тем. «В связи с этим вопрос не так прост, как кажется».

Геращенко обещает, что она и другие высокопоставленные чиновники продолжат неустанно трудиться ради освобождения заложников. Порошенко, министр иностранных дел Павел Климкин и другие украинские чиновники постоянно поднимают вопрос об этом перед своими российскими коллегами.

Геращенко подчеркивает, что Украина готова принять любую помощь в этом деле от западных чиновников и НПО. Киев отзовется на предложение о помощи от внешнего посредника, «но такой человек должен иметь возможность говорить непосредственно с Путиным», сказал она.

Московский след игиловских угрозах Киеву, – Тымчук

Несомненно, Геращенко чувствует ту боль, которую испытывают семью заложников, и отчаянно хочет, чтобы их родные вернулись домой. Тем не менее, отмечает председатель Ассоциации родственников политических заложников Кремля Игорь Котельянец, бремя, которое она несет, слишком тяжелое для одного человека. По его мнению, намного более активные действия должны быть предприняты президентом Порошенко. «Мы благодарны Ирине Геращенко за ее труд, но перекладывать такую задачу на плечи одного человека неправильно, – сказал Котельянец, – поэтому мы обращаемся с призывом к президенту Порошенко делать больше».

Котельянец выступает с предложением о том, чтобы президент официально возложил ответственность за выполнение миссии по освобождению заложников на высокопоставленного члена правительства – сделав его «заложником царя», почетным пленником. Порошенко должен предоставить этому чиновнику всеобъемлющие полномочия на ведение переговоров с Москвой, а также на рассмотрение альтернативных вариантов.

Семьи политзаключенных хотели бы, чтобы Порошенко и «заложник царя» совместными усилиями нашли посредника международного уровня, который смог бы вести переговоры, разговаривая как с Путиным, так и с Киевом. Котельянец указал на то, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган уже помог освободить двух татарских граждан, задержанных в России, и добавил, что семьи заключенных обратились за помощью также к министру иностранных дел Канады Христе Фриланд.

Внешняя политика может быть не моральной, но эффективной

«Но мы возлагаем большие надежды на Францию ??и Германию, которые являются участниками нормандского процесса и недостаточно активны в вопросах освобождения украинцев, содержащихся в российских тюрьмах. Вопрос о заложниках должен быть официально включен в повестку дня минских переговоров», – подытожил Котельянец.

Третье предложение Котельянца заключается в том, чтобы Порошенко ввел санкции в отношении российских чиновников, которые ответственны за удержание украинских политзаключенных.

«Конечно, это будет исключительно символичный шаг, но по какому праву мы ожидаем, что наши западные друзья будут предпринимать санкционные меры против россиян, преследующих наших граждан, если сами ничего не делаем против этих россиян?», – задается вопросом Котельянец.

Макрон путает Путина с Трампом

«Наш президент должен также обратиться к правозащитным организациям и западным лидерам с призывом использовать чемпионат мира в России в качестве форума для обсуждения этой проблемы», – заключил он.

В-четвертых, семьи политзаключенных призывают Верховную Раду принять законодательство, предоставляющее заложникам официальный статус, а также финансовую и юридическую поддержку их семьям. Как отметил Котельянец, ряд правозащитных организаций Украины назвали нынешний законопроект «неэффективным», поскольку он предусматривает выделение государственной финансовой помощи после освобождения заложников в то время, когда их семьям нужна финансовая поддержка, чтобы оплачивать работу адвокатов и совершать поездки в отдаленные регионы России, где в тюрьмах содержатся их родственники.

К счастью, Геращенко выразила готовность работать совместно с семьями заключенных и правозащитными организациями над принятием альтернативного законопроекта.

Через BBC пытаются свалить Трампа используя «тараном» Порошенко

Наконец, кроме изложенных им конкретных предложений, Котельянец настаивает на том, чтобы вопрос освобождения заложников курировал лично Порошенко.

Как подчеркивает активист, страдающие семьи хотят быть «в курсе» происходящего. «Возможно, за кулисами негласно осуществляется какая-то стратегия, но если это так, мы этого не понимаем. Просто не забывать об этой проблеме недостаточно», – заявил он.

Путь к освобождению политзаключенных долог и труден, и очевидно, что для того, чтобы это произошло, семьям этих людей и команде Порошенко необходимо сотрудничать более тесно.

Джош Коэн, Atlantic Council