Концептуально

Большая игра на церковном каноне. Перспективы обретения автокефалии церкви в Украине

04 мая 2018

Петр Порошенко затеял игру с высокими ставками как для украинского общества, так и для себя самого. К чему приведет инициатива создать единую поместную православную церковь?

«Я верю в украинскую автокефалию, потому что верю, что на нее есть Божья воля», – так закончил свое выступление в Верховной Раде 19 апреля президент Петр Порошенко. Спустя полчаса парламент 268 голосами поддержал обращение президента к Вселенскому патриарху Варфоломею о предоставлении томоса об автокефалии для Православной церкви в Украине, пишет Милан Лелич на страницах «Фокуса».

Если все пройдет так, как хочет президент, то вскоре у нас появится своя поместная церковь, миллионы верующих Киевского патриархата и УАПЦ окажутся в лоне канонической, то есть признанной церкви, а сам Порошенко повысит свои шансы на второй президентский срок.

Независимость по-православному

Автокефалия – статус православной церкви, предусматривающий ее полную независимость от других православных церквей, закрепляющий за ней определенную (каноническую) территорию и позволяющий самостоятельно избирать себе предстоятеля. Последнее отличает автокефальную церковь от автономной, в которой руководителя утверждает патриарх другой, «материнской» церкви.

Российские фейки в исполнение российских пропагандистов

Сейчас в мире существует 15 автокефальных церквей, значительно отличающихся по масштабу: если Русская православная церковь насчитывает не менее 100 млн верующих (точный подсчет де-факто невозможен), то Православная церковь Чешских земель и Словакии – около 100 тыс.

Порядок и смысл предоставления автокефалии менялись на протяжении столетий. С XIX века появление автокефальных церквей часто было связано с обретением независимости соответствующим государством или борьбой за нее. Такой путь, в частности, прошли Румынская, Сербская, Болгарская и другие православные церкви.

Вполне естественно, что с обретением Украиной независимости в 1991 году активизировалась и борьба за поместную церковь, во главе которой стал митрополит Филарет. Его усилия не увенчались успехом, а потому в 1992 году в обход Русской Православной церкви было провозглашено создание отдельной Украинской Православной церкви Киевского патриархата. За это РПЦ лишила Филарета сана, а после и вовсе отлучила от церкви. В 1995 году он возглавил новосозданную УПЦ КП, которую московские церковные власти заклеймили как «раскольников».

Параллельно к легальной деятельности вернулась созданная еще в 1920 году Украинская автокефальная православная церковь, основные приходы которой расположены в Западной Украине. В данном случае «автокефальная» – самопровозглашенное название, ни одной из канонических церквей УАПЦ признана не была. Как, собственно, и значительно превосходящая ее по масштабам УПЦ КП.

Западные коллаборационисты на службе Кремля

Попытки наконец-то преодолеть церковный раскол предпринял третий президент Украины Виктор Ющенко. В 2008 году по его приглашению Киев посетил Константинопольский (Вселенский) патриарх Варфоломей, шли разговоры о возможном объединении всех православных церквей в Украине, но дальше этого дело не продвинулось. Во времена Виктора Януковича тема автокефалии не поднималась.

С приходом к власти Петра Порошенко вопрос снова актуализировался. В 2016 году ВР обратилась к Константинопольскому патриарху с просьбой предоставить украинской церкви автокефалию и принять активное участие в объединительном процессе. Но тогда полным ходом шла подготовка к проведению первого с VIII века Всеправославного собора, инициированного Константинопольской церковью.

В преддверии эпохального события ссориться с Москвой из-за украинского вопроса там не решились, а потому обращение украинского парламента осталось без последствий. Впрочем, РПЦ и еще три зависимые от нее церкви на собор так и не явились, поэтому обещанной эпохальности не случилось.

Процесс пошел

Сейчас шансы на то, что создание поместной церкви увенчается успехом, выглядят намного лучше. Как рассказал Фокусу глава департамента по вопросам религий и национальностей Минкультуры Украины Андрей Юраш, на то есть и формальные, и неформальные причины. «С формальной точки зрения Константинопольский патриарх получил обращение украинских церковных иерархов, официально подкрепленное волей украинского парламента и президента, а это обязательное условие. С другой стороны, миллионы украинских православных долгое время остаются без духовной опеки, и так продолжаться не может», – говорит Юраш.

Российские испытания Украиной: санкции и Javelin

Нельзя исключать, что свою роль играет и геополитика: Константинопольский патриархат имеет давние связи с западным миром, в частности, с США, поэтому ощутимый удар по российским интересам в церковной сфере ложится в общую канву антироссийских санкций.

Уже на третий день после голосования в Раде Вселенский патриархат официально заявил, что начинает процедуры, необходимые для предоставления автокефалии. Примечательно, что в своем официальном заявлении Константинополь апеллирует к «церковным властям Украины», то есть де-факто признает полномочия иерархов УПЦ КП и УАПЦ, чьи подписи стоят под обращением.

Как рассказал «Фокусу» ведущий научный сотрудник отдела религиеведения Института философии НАН Украины Александр Саган, дальнейшая процедура должна выглядеть так. В конце мая – начале июня в Константинополе пройдет очередное собрание синода Константинопольского патриархата, где будет рассмотрен украинский вопрос. Если его члены поддержат создание автокефальной церкви в Украине, патриарх Варфоломей одобрит это решение и издаст соответствующий томос – церковный декрет, в котором будет подробно прописан весь порядок создания новой церкви.

Этот томос может привезти в Украину специальная делегация к 1030-й годовщине Крещения Киевской Руси в конце июля этого года. Далее иерархи, которые войдут в состав новой церкви, должны будут выбрать себе предстоятеля, и церковь начнет полноценную деятельность. Официальное признание со стороны других автокефальных церквей при этом не требуется.

Реформы в Грузии: важный опыт для Украины

Основой будущей церкви станут прежде всего действующие структуры УПЦ КП и УАПЦ. В церковной среде говорят о том, что в автокефальную церковь могут перейти и несколько иерархов из УПЦ Московского патриархата.

УПЦ КП и УАПЦ имеют весьма непростую историю взаимоотношений, поэтому есть опасения, что былые конфликты и борьба амбиций могут сорвать процесс. Хотя эксперты не ожидают этого. «Не думаю, что на данном этапе возникнут какие-то проблемы. Если какой-то епископ не поддержит томос, он автоматически окажется не только вне процесса, но и вне церкви, потому что его просто не поймут его же прихожане», – говорит Александр Саган.

По канонам

Согласно ежегодным опросам Центра Разумкова, начиная с 2010 года стабильно растет количество верующих, относящих себя к Киевскому патриархату: 15,1% в 2010-м против 26,5% в 2017-м. Прихожан Московского патриархата, наоборот, становится меньше: 23,6% в 2010-м и 12% в 2017-м. Позиции УАПЦ намного слабее – к ней сейчас относят себя лишь 1,5% православных украинцев. При этом более трети опрошенных верующих, 35,7%, называют себя «просто православными».

Вехи истории: Палачи в России. Репрессии, как метод общественных отношений

Согласно мнению опрошенных Фокусом экспертов, в случае создания единой поместной церкви к ней могут перейти около половины из 12 тыс. действующих приходов УПЦ МП (для сравнения: у УПЦ КП насчитывается 4,8 тыс. приходов, у УАПЦ – 1,2 тыс.). Конечно, процесс будет не одномоментным, а растянется на несколько лет.

«УПЦ МП постоянно подчеркивала, что она единственная структура, у которой есть канонический, признанный статус. Если в Украине появится другая структура с таким же статусом, тогда аргумент о безальтернативности духовного единения с Москвой попросту исчезнет», – говорит Андрей Юраш. Согласно исследованию группы «Рейтинг», проведенному в июле прошлого года, среди прихожан УПЦ МП было 23% сторонников создания единой поместной церкви, 42% были против, а 36% не имели четкой позиции по этому вопросу.

Создание автокефальной церкви в любом случае ослабит как позиции Русской православной церкви в мировом православии, так и возможности ее влияния на Украину в частности. Речь о потере конкретных приходов и «канонической территории» как таковой. Нынешнее положение вещей дает РПЦ возможность вести свою родословную со времен Киевской Руси, с 988 года. Тогда как без привязки к Киеву отсчитывать свою историю ей придется максимум с 1448 года, когда была де-факто создана Московская митрополия, а то и с 1589-го, когда она была наконец-то признана.

Потому от иерархов РПЦ стоит ожидать и публичного, и непубличного противодействия этому процессу. Вскоре после официального объявления об инициативе создания поместной церкви президент Порошенко провел встречу с митрополитом Онуфрием, главой УПЦ МП, но по ее итогу пресс-служба главы государства сообщила лишь о «многочасовом разговоре о судьбе Украины и украинской церкви», без малейшей конкретики.

Почему не будет чуда? Javelin как оружие сдерживания

Судя по напору, с которым глава государства продвигает идею автокефальной церкви, ее создание станет одной из главных фишек будущей избирательной кампании Порошенко

«Власть просит предоставить томос об автокефалии единой церковной структуре, которой еще не существует. Именно поэтому считаем, что сначала следует преодолеть раскол, восстановить церковное единство и только после этого ставить вопрос об изменении канонического статуса единой Православной церкви в Украине. А поскольку без канонической церкви невозможно иметь единую церковь в Украине, есть основания полагать, что на самом деле под предлогом создания единой церкви сегодня скрываются очередные попытки узаконить церковный раскол», – в своем официальном заявлении подчеркнул отдел внешних церковных связей УПЦ МП.

Замглавы отдела Николай Данилевич высказался куда более образно: «Начинать надо с УПЦ, а не с ее сепаратных частей. Пиджак к пуговице не пришивают, а наоборот, пуговицу к пиджаку». По его словам, попытка создания поместной церкви «закончится большим пшиком».

Среди парламентских сил против президентской инициативы резко выступила фракция Оппозиционного блока, чьи представители в знак протеста даже окружили парламентскую трибуну. «Оппозиционный блок требует прекратить нападки на каноническую церковь и использование вопросов церковной жизни для пиара в президентской предвыборной гонке», – сказано в заявлении партии, изданном несколько дней спустя.

Как Россия стала изгоем не у дел в мировой политике

Не оставили эту тему без внимания и в Кремле. «Вы знаете позицию Русской Православной церкви, патриарха всея Руси по этому вопросу. И, конечно, скажем так, какие-то действия, направленные на раскол церкви, вряд ли могут поддерживаться и вряд ли могут приветствоваться», – заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Мирный развод

В любом случае есть объективные риски, что переход верующих из УПЦ МП в поместную церковь будет сопровождаться многочисленными конфликтами, либо инспирированными «сверху», либо возникшими на уровне самих прихожан. Сообщения о конфликтах между верующими одного прихода, часть из которых решила перейти в Киевский патриархат, а часть оставаться в Московском, появляются и сейчас. С созданием автокефальной церкви их количество может возрасти.

В парламенте еще с 2016 года лежит законопроект, который описывает нормы процесса перехода религиозных общин из одной церкви в другую. Для этого предлагается регистрация нового устава такой общины или изменений к нему, одобренных большинством прихожан этой общины. При этом те, кто останутся в меньшинстве, смогут и дальше, к примеру, использовать храм для своих религиозных нужд по согласованию с большинством.

Но даже в случае принятия этого закона процесс перехода вряд ли пройдет гладко. Во-первых, в законодательстве говорится, что принадлежность гражданина к той или иной религиозной общине определяется его «самоидентификацией», а подтвердить ее должно «участие в религиозной жизни определенной общины». Это крайне размытые понятия. То есть ничто не помешает симпатикам той иной церкви привести на решающее голосование группу сторонников-«легионеров».

Вехи истории: финансы и натуральное хозяйство Московского царства

Во-вторых, не факт, что меньшинство спокойно примет свое поражение и не попытается отстоять собственную позицию любым, в том числе силовым способом. В таких ситуациях стоит полагаться на дипломатические способности служителей церкви, а в крайних случаях – на расторопность правоохранительных органов.

Есть объективные риски, что переход верующих из УПЦ МП в поместную церковь будет сопровождаться многочисленными конфликтами, либо инспирированными «сверху», либо возникшими на уровне самих прихожан

Так или иначе, если будет создана поместная церковь, на территории Украины образуются сразу две канонические церкви. Впрочем, по словам Александра Сагана, такая ситуация – не исключение. «Бывает, что на одной территории есть несколько юрисдикций, например, в США или Канаде. Из европейских стран – в Эстонии. В 1996 году Константинополь возобновил Эстонскую апостольскую православную церковь Константинопольского патриархата, что привело к острому конфликту с РПЦ.

В итоге Москва пошла на переговоры и согласилась, что на территории Эстонии могут существовать две легитимные церкви. Сейчас они нормально между собой сосуществуют», – объясняет эксперт. По его словам, власть должна обеспечить соответствие между статусом и названием церкви. «Это может быть митрополия Русской Православной церкви на территории Украины или экзархат Московского патриархата на территории Украины, но никак не УПЦ, как это есть сейчас. Полагаю, это название, УПЦ, получит как раз единая поместная церковь», – говорит Саган.

Большая игра

«Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства» – часто цитировали Конституцию критики президентской инициативы, в том числе те, кто не питает никаких симпатий к Московскому патриархату. Действительно, обращения к иерархам каких-либо церквей точно не предусмотрены среди полномочий президента. «Те, кто так говорит, путают вмешательство в дела церкви и содействие деятельности религиозных организаций, что преду­смотрено украинским законодательством. К тому же восточнохристианская традиция предусматривает, что в вопросах легитимации поместной церкви всегда принимает участие государство, без государства такая церковь возникнуть не может», – объясняет Андрей Юраш.

«Волшебный» Javelin: поможет ли Украине новое оружие обуздать российскую агрессию?

Самому Петру Порошенко тоже пришлось отвечать на обвинения в том, что он вмешивается не в свои дела. «Новая церковь отнюдь не будет государственной церковью. И никто со стороны светских лидеров или руководителей государства не будет указывать, как креститься и в какой храм ходить, каким образом должны проходить церковные процедуры, кто является более канонической церковью, кто менее канонической церковью», – заявил президент.

За 11 месяцев до будущих президентских выборов команда главы государства явно столкнулась с кризисом идей: к безвизу с ЕС все давно привыкли, других ощутимых прорывов нет, а искусственного формирования позитивной повестки с перерезанием ленточек на многочисленных объектах по всей стране точно недостаточно. Потому инициатива с поместной церковью пришлась как нельзя кстати, хотя фундамент для нее готовился заранее.

«Ключевым элементом моей предвыборной кампании перед президентскими выборами и после них стала задача сделать все, чтобы в Украине была поместная автокефальная Украинская Православная церковь», – заявил Порошенко в эфире популярного политического ток-шоу. Президент явно лукавит: во время кампании-2014 он делал акцент на защите Украины от российской агрессии, экономических реформах, борьбе с коррупцией, евроинтеграции, но никак не на создании поместной православной церкви. Да и в его предвыборной программе об автокефалии нет ни слова.

Так что, судя по напору, с которым глава государства продвигает эту идею, очевидно, что создание поместной церкви станет одной из главных фишек его будущей избирательной кампании. Во-первых, это позволит мобилизовать в его поддержку часть проукраинского электората, пусть и ценой поляризации православных на «проукраинских» и «пророссийских».

Telegram – это новое информационное оружие России, – Портников

Во-вторых, как бы глава государства ни уверял, что ни одна из украинских церквей не пользуется преференциями от государства, вполне понятно, что иерархи будущей поместной церкви будут лояльны к президенту. А это дополнительный агитационный фактор.

В-третьих, в случае успеха этой инициативы Порошенко полностью перебьет все обвинения со стороны патриотической оппозиции в недостаточно жесткой позиции в отношении Москвы, начиная с контактов с Виктором Медведчуком и заканчивая сохранением дипломатических и торговых связей со страной-агрессором.

Ввязываясь в эту историю, президент должен быть уверен, что он точно просчитал все риски, ведь если затея сорвется, это станет для него тяжелым личным поражением, еще и накануне выборов. Успех же хоть и не гарантирует ему победы, но точно изменит церковную ситуацию в Украине на многие годы.

Милан Лелич, «Фокус»