Взгляд

Прощай АТО. Российская агрессия признана войной

02 мая 2018

30 апреля, закончилась Антитеррористическая операция. Об окончании боевых действий на Донбассе, разумеется, речь не идет. Вооруженное противостояние российско-оккупационным войскам плавно перетекает в операцию объединенных сил.

И это решение в военном отношении не выглядит спонтанным – хотя бы потому, что Штаб объединенных сил был создан еще в 2015 г., но тогда это было преждевременно. Начнем с того, что введение режима АТО было мерой вынужденной, так как никто никогда даже не предполагал, что придется применять армию на своей территории (если честно, то никто и не представлял, что армию придется применять вообще). И никаких правовых оснований для этого просто не существовало. Ведь по определению операция вооруженных сил проводится только против конкретного противника, пишет на страницах «Деловой Столицы» Михаил Жирохов.

А все последние годы западные демократии не спешили признавать территории фейковых республик на Донбассе оккупированными Россией территорией. И только благодаря невероятным усилиям нашей дипломатии в последние полгода наметился серьезный сдвиг. Теперь, когда агрессия России закреплена на международном уровне, возможно введение нового режима применения силовых структур.

Муждабаев о россиянах: Жителей рейха жалеть нельзя

Помимо смены «вывески», что будет означать отмена АТО и начало Операции объединенных сил в военной составляющей? Для солдат в окопах «первой линии» не изменится практически ничего – смена командования на низших уровнях будет практически незаметна, а задача пока что останется одна – сдерживать вражескую агрессию.

Зато кардинальным образом может измениться положение жителей прифронтовых территорий. Прежде всего, на время можно забыть о правах человека – все что будет происходить, будет направлено на одно – обеспечение военной группировки. Куда теперь, кроме частей ВСУ, будут входить части Национальной Гвардии и даже вся местная полиция и СБУ.

Дальше. Вполне вероятно, в ближайшие несколько месяцев на прифронтовых территориях будет резко ужесточен режим передвижения (теперь командующий операцией вправе, например, полностью перекрыть целый район на момент передвижения военных колонн). С большой долей вероятности будет введен комендантский час, пропускная система не только для посещения оккупированных территорий, но и просто для посещения «территории проведения операции» или даже проживания. Все будет происходить так, как нужно будет армии для успешного проведения войсковой операции и выполнения задач, которые поставлены перед ними военно-политическим руководством.

Российская агрессия против Британии: отравление и отжатие ведущей нефтяной компании

Это в значительной мере усложнит жизнь местного населения, волонтеров, СМИ, но правила ведения войны требовали это сделать еще четыре года назад. Ведь очевидно, что на прифронтовых территориях действует целая сеть информаторов российско-оккупационных войск, да и посты в соцсетях волонтеров и фото в СМИ не всегда безобидны. Еще свежи впечатления от работы журналистов под Дебальцево, когда в одном из телевизионных сюжетов был «засвечен» американский противоминометный радар. Имея привязку к местности, боевики тогда смогли нанести серьезный урон – причем не только материальный, но и репутационный.

Что изменится для военнослужащих? В первую очередь – их правовая защищенность. Стыдно признаться, но до сего времени война на Донбассе велась по законам мирного времени. То есть все, что происходило (включая Иловайск, Дебальцево и пр.) попадало под действие Уголовного кодекса Украины и Устава вооруженных сил мирного времени. Отсюда и многочисленные уголовные процессы против солдат и добровольцев, которые просто выполняли свой долг.

Историческая роль Петра Порошенко

Несмотря на достаточно резкие заявления командующего Объединенным оперативным штабом генерала Сергея Наева, вполне очевидна и еще одно положение – какая-то часть принимаемых сейчас решений (как политических, так и военных) направлена на обеспечение международной миротворческой миссии. Пока непонятно, в каком формате такая миссия может быть организована на Донбассе и будет ли организована вообще. Но если миссия будет и у нее будут чисто полицейские функции, то формат войсковой операции именно то, что нужно.

В любом случае стоит признать, что ближайшие пару месяцев на Донбассе будут крайне насыщенными, и что и в какой мере будет происходить, заложит картину ситуации на буквально на годы вперед.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»