Взгляд

Вам тут не рады. Зачем запретили русские фильмы

13 апреля 2018

Вчера в Мариуполе встречались со студентами Приазовского государственного технического университета. Давно знаком с руководством университета еще со времен запуска патрульной полиции в Мариуполе, когда ВУЗ очень выручил помещениями и компьютерами для тестирования кандидатов, и рад был увидеться снова. Общение со студентами технических специальностей всегда жестче и прямолинейнее, чем с гуманитариями.

Они менее доверчивы, не склонны к пафосу и более прагматичны. Приятно удивил уровень откровенности. В беседах о студенческих стипендиях и английском языке разгорелся спор с одной очень настойчивой студенткой первого курса.

– А почему вы запретили русские фильмы?
– Вы живете в нескольких километра от фронта, что вас в этом удивляет?
– Я понимаю, – продолжала девушка, – но фильмы тут причем?!

Режиссер Тихий рассказал, как запрет российского продукта ударил по карманам россиян

После небольшого спора выяснилось, что при желании фильмы российского производства можно посмотреть и в интернете, но девушке непонятно, почему фильмов нет именно в официальном прокате. Я сам окончил технический ВУЗ и понимаю, что без четких и понятных аргументов на одних только лозунгах с этими ребятами не выедешь. И честно говоря, мне всегда немного неловко говорить на такие, как мне кажется, очевидные темы. Потому что сама по себе любая война абсурдна, но если тебя в неё уже втянули, тебе – помимо чисто прагматических аргументов, рано или поздно приходится говорить простую и громкую фразу: потому что это ваше, а это – наше и отступать нам некуда.

Но в этот раз пришлось объяснить. На протяжении многих лет считалось, что Украина должна смириться с любыми нарушениями ее интересов, права на самоопределение и свой внутренний распорядок.

Два примера. Если вы въезжаете на территорию любой европейской страны и открыто признаете, что ранее нарушали ее законы, вас, скорее всего, не пустят, и это будет считаться нормальным. Если то же самое делает Украина, отказывая во въезде на свою территорию участнице Евровидения, без разрешения въехавшей в Крым, это почему-то вызывает бурное возмущение и осуждение даже у наших близких партнеров. Если какой-то телеканал в эфире попробует указать карту Великобритании без Шотландии или США без Техаса, вам, скорее всего, откажут в трансляции и вам придется отвечать перед судом за нарушение Конституции этих стран. Если то же самое делает Украина, когда ее карту показывают без Крыма, это считается нарушением свободы слова.

Все это проблемы роста – не только нас, но и отношения к нам как к субъекту. Да, никто не отрицает, что у нас много проблем – начиная с коррупции, воровства и заканчивая бытовым маразмом, но ни то, ни другое не дает кому-либо право на унижение. И, возвращаясь к фильмам, помимо банального факта войны, оккупации и аннексии наших территорий, есть еще одна, возможно, более важная причина, о которой нужно говорить и которая вынуждает нас отвечать на действия наших соседей такими методами.

Она называется самоуважение.

Если кто-то считает не нужным считаться с правилами в нашем доме, мы не будем пускать его к себе на порог. Если кому-то кажется, что мы не имеем права на свой выбор, каким бы правильным или неправильным он кому-то не казался, мы не станем называть его партнером. Если кто-то убивает наших близких, родных и друзей, мы вправе отказывать ему в доступе к любому аспекту нашей жизни – начиная с экономики, политики и заканчивая информацией. Это наше естественное право: не быть открытыми к тем, кто приходит к нам с оружием и без уважения к нашим правилам.

Мустафа Найем, «Новое Время»