Экономика

Падение «деревянного». В ожидании социальных проблем

11 апреля 2018

Российский финансовый рынок лихорадило два дня подряд: за «черным понедельником» последовал «черный вторник». Накануне на торгах Московской биржи доллар почти достиг отметки в 64 руб, евро пробивал планку в 78 руб. Однако в Центральном банке спокойно относятся к текущей ситуации и считают, что никаких серьезных последствий для российской экономики не будет. Министр экономики Максим Орешкин уверен, что финансовые рынки выдержат, а в Кремле добавляют: «Такое бывает». Насколько серьезны проблемы на финансовых рынках и когда власти начнут реагировать на текущие проблемы?

Я вспоминаю 2014 год, когда Эльвира Набиуллина очень спокойно относилась к ситуации на валютном рынке, когда она говорила, что никаких страшных вещей не происходит, рубль еще вырастет. Но в декабре, после массированных операций РЕПО, которые еженедельно проводил российский Центробанк, снабжая ликвидностью российскую финансовую систему, ситуация вышла из-под контроля, и уже буквально через месяц ЦБ пришлось реагировать достаточно серьезно на эту тему, закручивать гайки, уменьшать операции РЕПО. В результате на данный момент мы имеем еженедельные депозитные операции Центрального банка: они абсорбируют ликвидность и таким образом сдерживают давление игроков на валютный курс.

Первый звонок для России. Дальше — громче

Сейчас ситуация радикально другая. Дело в том, что недооценивать решение американских властей, которое они приняли недавно, которое относится пока только к компании «Русал» и другим сопряженным компаниям, нельзя. Американские власти полностью перекрыли валютный кислород для компании «Русал», перекрыли все операции. Казначейство предупредило британские банки, чтобы они не занимались операциями с компаниями, попавшими под санкции США. В результате даже биржа LME, Лондонская биржа металлов, прекратила продавать алюминий, который производит «Русал».

Дело развивается очень серьезное, и, естественно, опасения западных инвесторов сопряжены не с компанией «Русал», а с российским финансовым сектором. Если мы возьмем общую задолженность российских компаний, то есть долларовые их пассивы, перед кредиторами, то это сумма где-то в районе $350 млрд. Банковский сегмент должен около $60 млрд. Соответственно, любые санкции американских властей по отношению к нашим финансовым институтам или к другим крупным компаниям могут привести к тому, что будет отрезано фондирование в долларах. Соответственно, компании будут вынуждены объявить дефолт — как «Русал» объявил технический дефолт, — и это для западных инвесторов чревато очень серьезными потерями. Они считают, что тренд развивается в этом направлении, поэтому и выходят из наших активов, продают облигации федерального займа, продают другие активы, которые есть на балансе, для того, чтобы минимизировать риски, для того, чтобы сохранить капитал.

США не ослабят санкции вплоть до момента деоккупации Крыма

Этот процесс будет носить непрерывный характер, поэтому сказать, что рубль остановится на 63, нельзя, даже на 65 он не остановится. Пока они не выведут все свои активы из-под удара, который возможен со стороны американских властей, говорить о том, что ситуация на валютном рынке стабилизируется, абсолютно невозможно. Российский Центробанк должен в этом отношении проявить, ну, наверное, некую предусмотрительность для того, чтобы не допустить панические продажи и для того чтобы эта паника с биржи не передалась населению, иначе возникнут социальные проблемы. Пока в российском Банке, как и в 2014 году, проблем не видят. Главное — нам видеть эти проблемы и вовремя на них реагировать.

Олег Богданов, «Коммерсант FM»