Взгляд

Бесчеловечная разведка: Россия молчит о полетах американских беспилотников

10 апреля 2018

Холодная война между Россией и цивилизованным миром, развитие которой мы наблюдаем прямо сейчас, имеет целый ряд характерных особенностей.

Одна из них – активная разведывательная деятельность в воздушном пространстве друг друга. Причем если позволяет технологическое превосходство, то стороны очень часто даже не обременяют себя соблюдением установленных правил. Так было, например, в 1960 г., когда в глубине СССР был сбит американский разведчик U-2, а его пилот – Френсис Пауэрс – попал в плен. И таких случаев было немало, причем всегда в роли догоняющего выступал Советский Союз, пишет .

Похоже, история повторяется, правда, уже на новом технологическом уровне. Речь идет прежде всего о полетах американских разведывательных дронов RQ-4 Global Hawk над Черным морем – в непосредственной близости от аннексированного Россией Крыма, причем очень часто прямо над полуостровом.

Воплощение фантастики в реальность: лазерное оружие – средство против дронов

Впервые о таких полетах россияне заговорили в апреле 2015 г., когда тогдашний заместитель начальника Генерального штаба Вооружённых сил РФ генерал-лейтенант Андрей Картаполов выступил с гневной речью, в которой пригрозил сбивать вражеские аппараты, которые появляются в непосредственной близости от Крыма. Интересно, что Картаполов с декабря 2016 г. по март 2017 г. был командующим российской группировкой войск в Сирии и попал в этом качестве под западные санкции, но это совсем другая история.

Однако вплоть до 15 октября 2015 г. подтверждений из открытых источников такой деятельности американцев не было. В тот день RQ-4 впервые засветился на сайтах, отслеживающих движение авиации. Дрон, взлетев с американской авиабазы Сигонелла в Италии, выполнил 17-часовую миссию над черноморской акваторией близ Крыма и Сочи.

Выбор RQ-4 Global Hawk как основного разведывательного аппарата был совсем не случаен. Аппарат может патрулировать в течение 30 часов на высоте до 18 км.

Схемы воздушной разведки оккупированного Крыма.

На высотном беспилотнике установлена самая современная по нынешним временам интегрированная система наблюдения и разведки. Его радар предназначен для работы в любых погодных условиях. В нормальном режиме работы он обеспечивает получение радиолокационного изображения местности с разрешением 1 метр. Он позволяет обнаруживать наземные подвижные объекты в радиусе 100 км и передавать информацию об их координатах и скорости в текстовых сообщениях.

За сутки полета может быть получено изображение с площади 138 тыс. км² на расстоянии 200 км. В точечном режиме при съёмке области размером 2 х 2 км за 24 часа может быть получено более 1900 изображений с разрешением 0,3 м. Беспилотник имеет широкополосный спутниковый канал связи и канал связи в пределах зоны прямой видимости.

Можно говорить о том, что с весны 2015 г. вылеты таких аппаратов стали совершаться стабильно. Причем кроме Крыма и северокавказского побережья РФ в «прицел» американцев все чаще стали попадать и оккупированные Москвой районы Донецкой и Луганской областей. Зачастую полеты были комбинированные – после линии разграничения на Донбассе аппарат уходил на Севастополь, спокойно двигаясь на высоте свыше 16 км в международном воздушном пространстве.

Весна на линии фронта. Что ждать от пятого года война на Донбассе?

При этом американские военные демонстративно включают приемники, позволяющие любому желающему увидеть их на веб-сайтах, «чтобы все знали, что они там есть».

Полную хронологию таких полетов привести достаточно сложно, так как американцы практикуют и полеты с выключенными транспондерами, что, конечно, не является проблемой для армейских РЛС, однако не позволяет отслеживать в режиме онлайн.

Так, только за 2017 г. по открытым источникам можно отследить 17 полетов Global Hawk над Донбассом и оккупированным Крымом: пять – в январе, четыре – в феврале, семь – в марте и один – за восемь дней апреля.

Причем стоит отметить, что частота вылетов в последнее время по сравнению, например, с тем же 2016 г. значительно возросла. При этом увеличилось и качество авиатехники, привлекаемой американцами для отслеживания деятельности российского оккупационного контингента в Крыму.

Так, над Черным морем появились такие высокотехнологичные аппараты, как противолодочные самолеты P-8A «Посейдон» и самолеты радиоэлектронной борьбы EP-3E «Aries II». В связки эти машины представляют собой убойную смесь. Тот же EP-3E способен в режиме почти реального времени перехватывать все каналы связи, в том числе и засекреченные. Одно из назначений разведчика – выявление систем противовоздушной обороны, особенно если противник применяет ее против самого разведчика.

EP-3E «Aries II»

А основное назначение «Посейдонов» – поиск и уничтожение подводных лодок, противокорабельные операции и визуальная и радиоэлектронная разведка. У самолета есть электронно-оптическая и тепловизионная станции, современный радар для картографирования местности, он может распознавать магнитные аномалии.

Причем очень часто эти машины стали «работать» вместе с беспилотными машинами (а полеты парами уже реальность), что наводит на мысль, что они отрабатывают какие-то совместные операции.

Судя по маршруту, флотскую аэроразведку США интересуют военные порты Крыма, Керченский пролив и газоносные районы Черного моря, где расположены захваченные РФ украинские газовые вышки.

И самое интересное – это реакция российских Воздушно-космических сил. На сегодня неизвестно ни одного случая удачного перехвата дрона, хотя на той же Балтике российские летчики активно перехватывают «все, что летает».

Члены экипажа P8-A «Посейдон» на рабочих местах.

Но в случае с «крымскими» полетами тут сказывается один момент – и он технический. Дело в том, что дрон RQ-4 летает на высоте 18 км, в то время как «практический потолок» вылетающих на их перехват Су-30 из Крымска или Бельбека – 17,3 км, то есть на 700 м меньше. Попутно отметим, что «практический потолок летательного аппарата» – это максимальная высота реального применения самолета. Фактически эта цифра значительно меньше и зависит от многих факторов – как от погоды, так и, например, от изношенности двигателей самолета. В данном случае существенная разница в этой характеристике позволяет RQ-4 не беспокоиться о российских перехватчиках. Фактически российские летчики физически не могут достать «бесчеловечного» противника.

А сбивать системами ПВО (та же С-400, которая базируется в Крыму, вполне может поражать цели на такой высоте) – это значит пойти в открытую на прямое военное противостояние. Причем в условиях, когда Запад не признает российскую принадлежность полуострова Крыма, а значит, и воздушного пространства над ним. Ни для кого не секрет, что по международным законам – это Украина.

Таким образом, в очередной раз Россия оказалась в тупике. Технологических возможностей, чтобы прекратить такие полеты, у страны просто нет, поэтому остается только одно – замалчивать такие полеты для внутреннего потребителя информации с ТВ-экрана.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»