Взгляд

Наталья Зубаревич: Бизнес Дерипаски будут спасать за счет федерального бюджета

10 апреля 2018

Премьер-министр России Дмитрий Медведев пообещал поддержку компаниям, попавшим под новые санкции США, в том числе «Русалу» и En+ Олега Дерипаски. В понедельник, 9 апреля, из-за падения курса акций российский бизнесмен потерял более миллиарда долларов, или пятую часть своего состояния.

«Что же касается тех наших компаний, которые попали под вот эти самые санкции, нужно рассмотреть вопрос о том, чтобы предоставить поддержку. Это касается и металлургов, и энергетического сектора, и торговли продукцией оборонно-промышленного комплекса», – сказал Медведев. Об это журналист «Настоящего Времени» Тимур Олевский побеседовал с директором региональной программы Независимого института социальной политики, профессором МГУ Натальей Зубаревич.

По подсчетам журнала Forbes, состояния 50 богатейших россиян сократились почти на 12 миллиардов долларов на фоне падения российского фондового рынка.

Наталья Зубаревич рассказала, можно ли считать падения рынка акций началом нового экономического кризиса и откуда правительство возьмет деньги на спасение Олега Дерипаски и других фигурантов рейтинга Forbes.

–​ Когда Медведев говорит, что мы найдем деньги – 3 миллиарда, он сказал, поправьте меня, если я ошибаюсь – поможем большому бизнесу, откуда он эти деньги будет брать? У кого?

– Детский вопрос. Вы помните 2008-й, ноябрь-декабрь, и 2009-й года, когда помогли всему крупному бизнесу, у которого косяком шли маржин-коллы. Деньги шли из Фонда национального благосостояния, и тогда Резервный фонд был.

–​ А сейчас кончился.

– Резервный фонд – да, немножко подошел к концу, но, извините, Фонд национального благосостояния не сокращался, деньги в России есть. В связи с тем, что расчетная цена нефти в бюджете – 40 долларов, а реально она больше 60, есть резервы у министерства финансов. Поэтому ресурсы для помощи крупным компаниям, попавшим под санкции, у России есть.

–​ Я сегодня читал высказывания Медведева, говорилось там и о бюджетных трансфертах, которые должны пойти на реализацию этой помощи и прочих вещей. Единственное, что я понял из многих слов, которые там были сказаны, что, видимо, все-таки регионы немножко поделятся деньгами с центром. Это правда или я ошибаюсь?

– Я не поняла связь санкций с тем, что регионы поделятся деньгами.

–​ Эти деньги, которые необходимы, чтобы помочь крупному бизнесу, буквально в Москве где-то лежат на счетах или нужно взять их в регионах, которые могут заплатить?

– Давайте мухи от котлет делить четко. Деньги, с помощью которых будут помогать крупному бизнесу, в том числе «Русалу» и «Базовому элементу», – это деньги федерального бюджета, к регионам они не имеют никакого отношения, и деньги Фонда национального благосостояния. Из регионов денежку в 2017 году уже немножечко изъяли. Извините, с санкциями это никак не связано. Просто у федерального бюджета по итогам 2016 года был 3-триллионный дефицит. Поэтому 1-процентный пункт налога на прибыль перераспределили из субъектов федерации в бюджет федеральный. Поэтому некоторая мера раскулачивания уже произошла.

Сирийский конец Путина. Что стоить за ультиматумом Трампа

Также немножко перераспределили пропорции топливных акцизов и других связанных с нефтью акцизов. Это произошло. В 2017 году подраскулачивали только один субъект федерации – Сахалин – в связи с тем, что уж больно хорошо он зарабатывал на соглашениях о разделе продукции. Поэтому значительную часть налога на прибыль по платежам проекта «Сахалин-2» перевели в федеральный бюджет. Других крупных раскулачиваний в 2017 году не было.

Поэтому просьба: не связывать санкции, принятые американским правительством, и межбюджетные отношения центра и регионов. В огороде бузина, а в Киеве дядька.

–​ Тут вопрос сразу возникает: если на санкции акции отреагировали на биржах вот так, как они сегодня отреагировали, значит ли это, что это кошмар-кошмар, теперь на дне валяются, или отыграют, как вы думаете?

– Я бы так сказала: поскольку я человек, проживший 1990-й, дефолты, кризис конца 2008-2009 года, декабрь 2014-го, у меня философский взгляд на проблему. Сейчас паника на рынках, это правда. Она угомонится. И до тех пор, пока цена на нефть в комфортной для России зоне, можно не заморачиваться по поводу адских последствий этих санкций. Абсолютно понятно, что «Русалу» помогут. Это, прежде всего, дополнительные деньги, связанные с тем, что он сильно закредитован и что ему надо выплачивать эти кредиты. Паника – это не лучший способ анализа происходящего.

–​ Паника – это вообще всегда очень плохо, от этого трудно найти запасной выход. Я надеюсь, мы панике не поддаемся, а пытаемся разобраться. С точки зрения человека, который просто работает на любой из должностей на заводе «Руслан», например, в Красноярске, происходящее как выглядит?

– Есть проблемы. Алюминий – экспортный продукт. Его экспортируется больше, чем потребляется внутри Российской Федерации. Стало быть, экспорт зависит от ситуации на рынках. В связи с тем, что трейдеры уже перестали принимать экспортную продукцию и перестали за нее платить, будет некоторая заморозка. Это означает, что внутренние потребности России не так велики, чтобы переориентировать внутрь страны то, что продавалось на экспорт. Потребуется время для того, чтобы переориентировать те потоки, которые шли на Штаты. Это время. Поэтому просадка будет.

–​ А может же такое быть, что и некуда?

– Посмотрим. Давайте не торопиться.

–​ Я вот что хотел спросить, чтобы завершить эту беседу и успокоить сотрудника завода Вексельберга или Дерипаски.

– Не надо его успокаивать, потому что остановки, какие-то закрытия отдельных линий могут быть вполне.

–​ Но ведь вы говорите, что государство поможет. Понятно, что оно поможет Дерипаске справиться с кредитами. Но может такое быть, что государство поможет Олегу Дерипаске, Вексельбергу или кому бы то ни было просто деньги выплачивать людям, чтобы не было каких-то социальных потрясений?

– Когда были большие проблемы с АвтоВАЗом, просто шли трансферты целевые для АвтоВАЗа.

–​ Деньгами просто спасали.

– И это будет каким-то образом, если будет неполная рабочая неделя. Это непрерывное производство – производство алюминия. Если часть линий остановят, значит, работников поставят на неполную рабочую неделю, и как на АвтоВАЗе будут доплачивать из бюджета. Поскольку у нас пацанский ответ всегда, то, скорее всего, работников – их не так много, это Саяногорск, Шелихов, Братск, Красноярск, это счетное количество крупных предприятий, не так это много стоит – я думаю, что федеральная власть тут пойдет на поддерживающие меры. АвтоВАЗу помогли – помогут и нескольким заводам Дерипаски.

Наталья Зубаревич, «Настоящее Время»