Демонический Владислав Сурков разродился программной статьёй «Одиночество полукровки». Естественно, что сие заявление человека, ответственного в Кремле за украинское направление, нельзя оставить без внимания. Слишком важна персона Суркова и слишком коварна. Тем более сам текст даёт огромную пищу для размышлений и анализа личных комплексов Владислава Юрьевича.

Начинает Сурков с витиеватых пассажей о скоротечности информационных потоков. Мол все журналисты несутся вперёд сломя голову в погоне за сенсациями и горячими новостями, нет места для спокойных рассуждений и дум о вечном. И сразу же возникает резонный вопрос: простите, а кто сделал российское медиапространство таким, какое оно есть сейчас? Кто в нулевых годах в Администрации Президента контролировал информационные поля и управлял ими? Правильно – Сурков! Т.е. иными словами Сурков жалуется на несовершенство системы, которую сам же и создал под задачи укрепления вертикали власти Путина. Как вам наглец, хитрец и лицемер? Оценили степень цинизма Владислава Юрьевича?

«14-й год нашего века памятен важными и очень важными свершениями, о которых всем известно и все сказано.» — оценили расплывчатость формулировки? Сурков намеренно не употребляет широко распространённые термины «аннексия», «оккупация», «присоединение», «ирредента». В этом и проявляется вся его скользкая, коварная сущность. Столь образными и пустыми фигурами речи он специально оставляет себе пространство для маневра. Т.е. он прекрасно понимает, что политическая конъюнктура может измениться и через десяток лет данный текст может его скомпрометировать. Спросят его тогда «Чей Крым?» новые власти, а он, прикрываясь этим текстом, постарается выкрутиться. Надо будет – скажет, что Крым — это Украина, а если потребуется, то скажет, что всегда считал полуостров российским, короче поступит в зависимости от обстоятельств.

Суркову предлагали поднять мятеж в Запорожье

«С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто ( двести? триста?) лет геополитического одиночества.» — и опять Сурков предстает во всем великолепии шулерского таланта! С 2014 года имеет место быть личное геополитическое одиночество господина Путина. Сурков же персональную проблему своего начальника ловко переносит на всю Россию. Это Путин остался один-одинешенек в геополитике, но не все российские граждане разделяют его взгляды, вынужденно оказавшись в заложниках проводимого Владимиром Владимировичем курса на изоляцию. Но Путин не вечен. Он не проживет еще сто лет. «Сколково» оказалось фикцией, и тамошние ученые пока не изобрели эликсир бессмертия для президента. И курс на геополитическое одиночество обречен подойти к концу вместе с уходом Путина, да только когда он случится никто не ведает.

«Потом евроценности сменились на противоположные, в Париже и Берлине в моду вошел Маркс. Некоторым жителям Симбирска и Яновки захотелось, чтобы было, как в Париже. Они так боялись отстать от Запада, помешавшегося в ту пору на социализме. Так боялись, что мировая революция, будто бы возглавляемая европейскими и американскими рабочими, обойдет стороной их «захолустье». Они старались.» — а вот самый любопытный фрагмент, где Сурков демонстративно обнажает собственные комплексы. Некоторые жители Симбирска и Яновки это весьма скептическая и унизительная формулировка. Конечно же образованный человек сразу поймет, что в данном случае Сурков намекает на Ленина и Троцкого, указывая на их захолустно-провинциальное происхождение. Сурков пишет с нескрываемым пренебрежением о крупнейших исторических фигурах ХХ века. Будто речь идет о каких-то лавочниках, а не о людях, изменивших мир. Так вот в Суркове играет банальная зависть – сам то он никогда уже не достигнет масштабов личности Ленина и Троцкого. Владислав Юрьевич хотел создать партию круче чем КПСС, а у него получилась, прости Господи, «Единая Россия». Посмотрите на фотографии Троцкого в Бресте на переговорах с немцами – самостоятельная фигура, вожак, харизматик, альфа-самец. И посмотрите на снимки Суркова когда он сопровождает Путина – жалкая тень президента. Сурков на фоне Путина смотрится так же жалко, как смотрелся сам Путин в начале девяностых, когда услужливо таскал чемодан за тогдашним питерским градоначальником Анатолием Собчаком.

Именно заключая Брестский мир Троцкий произнес свою знаменитую сентенцию «Ни мира, ни войны» — как раз эту формулу взял на вооружение Сурков в своей политике управления «ЛДНР». Сурков пытается копировать Троцкого, да только у него получается откровенно плохо. Прочтите сборник статей Троцкого «Литература и революция» — блестящий живой ум, огнедышащий слог, живое мышление. И прочтите после этого статьи Суркова в «Русском пионере» — вязкий язык, нудновато-зевотный стиль, больше умолчаний, чем проговоренных тезисов. Сурков, конечно, задумывается о том, какое место займет его персона в учебниках истории, да только эта роль наверняка его не удовлетворяет.

«Наша культурная и геополитическая принадлежность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном браке. Он везде родственник и нигде не родной. Свой среди чужих, чужой среди своих. Всех понимающий, никем не понятый. Полукровка, метис, странный какой-то. Россия это западно-восточная страна-полукровка. С ее двуглавой государственностью, гибридной ментальностью, межконтинентальной территорией, биполярной историей она, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока.» — а вот в этом абзаце Сурков на самом деле пишет не о России, а о самом себе! Демонстративная такая оговорка по Фрейду. Сын чеченца и русской это как раз и есть метис-полукровка. Да, Сурков, по-своему харизматичен и талантлив, этого не отнять. Но не надо свои личные комплексы проецировать на всю огромную Россию. Сурков нигде не родной – таких скользких персонажей нигде не любят. Он чужой в Грозном для Кадырова и для Захарченко в Донецке. Мутный тип как говорится.

Почему Сурков опустился до разборок с русскими активистами Украины

«Россия, без сомнения, будет торговать, привлекать инвестиции, обмениваться знаниями, воевать (война ведь тоже способ общения), участвовать в коллаборациях, состоять в организациях, конкурировать и сотрудничать, вызывать страх и ненависть, любопытство, симпатию, восхищение. Только уже без ложных целей и самоотрицания.» — прямым текстом Сурков говорит, что Россия будет воевать. И, конечно, возникает вопрос: с кем? Наверняка с теми, кто противится влиянию режима Путина на свою территорию. Страх и ненависть Россия и так уже вызывает в изрядном количестве, так что с этим надо быть поосторожнее. Ну и финальная реплика о том, что будет интересно, меня откровенно пугает. Что может быть интересно для жестокого и безжалостного Суркова? Очередная кровавая баня с отторжением территорий других государств? Теряюсь в догадках.

Сурков был одним из тех, кто по долгу службы мог спасти Путина от геополитического одиночества, но не сделал этого. Говорят, что Владислав Юрьевич был против авантюры с Крымом, но не смог убедить Владимира Владимировича в своей правоте. Теперь же Сурков размазывает публицистические сопли о геополитическом одиночестве своего босса. Но есть хороший знак в том, что Сурков помнит о такой исторической фигуре как Троцкий. Наверняка Владислав Юрьевич задумывается о том, что к нему в гости рано или поздно нежданно нагрянет свой персональный Рамон Меркадер…

Всеволод Непогодин, специально для «Гуляй Поля»