Экономика

Война за Азовское море: на кону миллиарды гривен украинской экономики

05 апреля 2018

Экономические потери в случае блокады прохода через Керченский пролив могут подорвать экономическую стабильность украинского Приазовья.

Россия ищет новые поводы, дабы заблокировать или, по крайней мере, ограничить проход украинских судов через Керченский пролив. Причем делается все в традиционном путинском стиле: для обеспечения безопасности и подается как реакция на задержание 25 марта украинскими пограничниками российского рыбачьего судна «Норд», пишет Виталий Дяченко на страницах «Деловой Столицы».

Украинские пограничники обвинили рыбаков в нарушении порядка выезда с оккупированной территории. Их судно было арестовано, а капитану предъявлено подозрение в уголовном преступлении. Сам он вину отрицает и заявляет, что его судно занималось законным рыбным промыслом.

В ответ командование российского Черноморского флота (ЧФ) решило по-своему рассмотреть вопросы обеспечения «безопасности» судоходства в северо-восточной части Черного и акватории Азовского морей.

Может ли начаться война в Азовском море

Обоснование у россиян традиционное. Так, председатель общероссийского Движения поддержки флота (ДПФ), кандидат политических наук, капитан первого ранга Михаил Ненашев сравнил действия украинской стороны с действиями сомалийских пиратов и заметил, что в качестве ответа Россия может усилить технический осмотр украинских судов в Керченском проливе и ограничить их передвижение.

Риск блокировки или ограничения прохода украинских судов через Керченский пролив возник не вчера.

Еще в декабре прошлого года Россия заявила о намерении ограничить тоннажность судов, дескать, идут строительные работы по строительству моста.

Чисто теоретически у нас существует много вариантов для создания эффективной международной судебной стратегии по противодействию стране-агрессору. Просто на уровне государства этим практически никто не занимается, а те иски, которые Украина уже инициировала, носят несистемный характер и используются не так для достижения поставленных целей, как для обычного пиара, рассчитанного в основном на внутреннего потребителя.

Возможна ли российско-украинская война на Азовском море?

Так, Украина в одностороннем порядке денонсировала межгосударственный договор с РФ о строительстве Керченского моста, который был заключен во времена предыдущей власти, но так и не рассмотрела возможность денонсации договора о признании Азовского моря и Керченского пролива внутренними водами Украины и РФ.

Проблема в том, что после конфликта из-за Тузлы, когда в 2003 г. краснодарский губернатор по негласному указанию из Кремля начал сооружать дамбу в сторону украинского острова-косы Тузла. Строительство дамбы было остановлено всего в 100 метрах от украинской водной границы. Тогда Киев пошел на подписание с Москвой межгосударственного соглашения, согласно которому Азовское море и Керченский пролив – это внутренние воды России и Украины.

В связи с этим на данный момент Украина фактически утратила возможность оспаривать строительство Керченского моста и ограничение навигации в Керченском проливе в международном морском трибунале: воды Керченского пролива и Азовского моря признаны и Украиной, и Россией внутренними водами двух стран, и Международное морское право на данный вид споров не распространяется.

Нагнетание истерии в отношении Запада: в России заговорили о собственной безопасности

Ограничение прохода судов по проливу чревато большими проблемами для украинских портов Азовского побережья.

В 2014-2016 гг. грузооборот в Мариупольском порту сократился с 12 млн т до 6,96 млн т, при этом доходы выросли с 901 млн грн до 1,036 млрд грн, в основном за счет роста тарифов вследствие инфляции и девальвации гривни.

В структуре грузоперевозок Мариупольского порта 62,6% занимает металл, 24,8% – навалочные грузы, то есть руда и концентрат, 3,7% – уголь и кокс, 1,7%, – глина, 1,3% – наливное масло, 5,7% – зерновые. Таким образом, Мариупольский порт является ключевым для обеспечения транспортных перевозок сырья и готовой продукции отечественного металлургического комплекса, а также вносит весомый вклад в экспорт зерновых и подсолнечного масла.

Не случайно в порту анонсировали строительство в 2018 г. новых перевалочных мощностей по перегрузке зерна, подсолнечного масла и шрота, объем инвестиций превысит 1 млрд грн. Таким образом, блокада порта не только ударит по металлургическим предприятия Донецкой области, но и по Приазовскому аграрно-промышленному комплексу, который специализируется на выращивании зерна и переработке семян подсолнечника.

Газы! Российская власть рассказывает о своих преступлениях

Если РФ ограничит грузоподъемность судов, которым разрешат навигацию в Керченском проливе, в пределах 10 тыс. т (как это недавно было заявлено в России), порты Мариуполя и Бердянска могут потерять до 43% грузооборота, а существенную часть грузов, в основном металл и руду, придется отправлять железнодорожным транспортом в черноморские порты, что вызовет не только кризис логистики в данном регионе, но и существенное удорожание нашего металла и руды на внешних рынках (за счет роста транспортных затрат), что может привести к потери конкурентных преимуществ данных видов товара.

Что касается Бердянского порта, то в 2016 г. перевалка грузов в нем составила 3,46 млн т, сумма доходов превысила 614 млн грн, в бюджеты всех уровней было перечислено 387 млн грн, средняя зарплата составила 13 тыс. грн. Таким образом, в случае частичной блокады азовских портов суммарные финансовые потери азовских портов составят до 0,8 млрд грн в год, но главный ущерб будет нанесен металлургическому комплексу Донецкой области и аграрному потенциалу Приазовья.

Здесь потери могут исчисляться уже десятками миллиардов гривень и привести к сокращению годового ВВП на 0,5-1%. Понятное дело, что такие потери не добавят стабильности региону.

Виталий Дяченко, «Деловая Столица»