Взгляд

Весна на линии фронта. Что ждать от пятого года война на Донбассе?

04 апреля 2018

Для линии противостояния это означает только одно – распутица и связанное с этим некоторое охлаждение боевой активности. Но что последует за этим?

Под эту марку подошло и очередное – уже 15-е или 20-е за войну перемирие, на этот раз без фантазии названое пасхальным – было бы гораздо честнее, если бы не придумывали какие-то названия, а просто давали номера, но это дело вкуса. Хотя и до этого было перемирие, название которого уже никто и не припомнит. Вот оно более или менее соблюдалось и даже пресс-служба штаба АТО смогла отрапортовать о трех-четырех днях в феврале-марте абсолютно без обстрелов с той стороны, пишет Михаил Жироховна страницах «Деловой Столицы».

А так наши бойцы продолжали гибнуть. За январь только боевых потерь 15 человек, за февраль – девять, март -10. Причем причин гибели по большому счету три – подрывы на минах, растяжках и неустановленных взрывных устройствах, минометные обстрелы и самое главное – активизация снайперской войны.

Письма из оккупации. Женское лицо войны

И дело тут не только в том, что линия соприкосновения сблизилась настолько, что теперь эффективно можно «работать» даже из штатной СВД, а в переходе самой войны на новый качественный уровень – позиционный. За годы войны обе стороны ощетинились многочисленными инженерными сооружениями – так, с нашей стороны «залито в бетон» как минимум три мощнейшие линии. Худо-бедно, но создана и система флангового огня и другие прелести оборонной стратегии. Поэтому обстрелы из артиллерии (включая 122-мм), даже при условии корректировки с беспилотника, фактически не приводят к нужному результату – блиндажи в два-три наката надежно спасают. Очень редко удается противнику «подловить» наших бойцов вне окопов и накрыть минометами. Остается только одно – «охота на людей» специально подготовленными снайперскими парами.

В начале войны это был крайне штучный товар, но за последние пару лет как у нас, так и в РФ, освоили массовую подготовку. Наши снайперы получили большое количество новейших винтовок, тепловизоры, и самое главное – опыт, который щедро передают многочисленные западные инструкторы.

Письма из оккупации: Чужой крови не жалко

Не отстает и противник – все чаще на фото и видео начинают светиться новейшие винтовки «Орсис», подготовленные снайперы. Причем по некоторым данным, российские генералы остались верны себе и время от времени посылают на Донбасс целые снайперские подразделения регулярной армии – получать боевой опыт.

В этой связи как никогда актуальной становится проблема получения западных или отечественных антиснайперских комплексов. Сегодня они есть, но только в спецподразделениях ССО и их появление на том или ином участке фронта, как правило, означает увеличение количества аватарок «помним, скорбим!» в сети «Вконтакте» и полная тишина на пару ближайших месяцев. Но таких комплексов и спецов нужно много, очень много. Как показала практика получения западного оружия, параллельно нужна очень мощная программа подготовки расчетов, причем люди должны быть крайне мотивированными. Чтобы не получилось как с распиаренными «снайперскими курсами» с модернизированными пулеметами ДШК, куда командиры среднего звена постарались «спихнуть» не самых лучших бойцов или с американскими «беспилотниками», которые оказались неэффективными именно из-за непонимания их роли.

Письма из оккупации: Шахтеры Донбасса. Репортаж из ОРДЛО

Нужно массовое внедрение новых винтовок вместо стандартных СВД. Слава богу, об этом уже задумались и свидетельство тому – сам Муженко стреляющий из UR-10 от «Зброяра». И хотя тут остается еще много вопросов – прежде всего по обеспечению патронами .338 калибра, но сам факт, что процесс пошел не может не радовать. Ведь, как показали подобные волонтерские винтовки, их эффективность в разы выше – «при попадании в плечо, к примеру, там где 7,62х54 оставит раненого, .338 сделает труп».

Начало весны означает и еще один неизбежный процесс – после зимнего периода подготовки на фронт выдвигаются новые части с новой и отремонтированной техникой. Так, на место «аэромобильников» выдвигаются пополненные личным составом механизированные и мотопехотные бригады. На широком фронте уже заняла свои позиции 30-я и 93-я бригады, в ближайшие дни (или недели) в район боев прибудет 28-я, 14-я. Прошла ротация артиллеристов, пока мало что понятно с танкистами, но это уже вторая линия и тут неопределенности больше.

Письма из оккупации: Человек с ружьем

Военному командованию удалось уйти от схемы «12-12», когда бригада годами находилась на «передке», стачивая офицерский состав, теперь эта схема выглядит как «5-7», что крайне положительно сказывается как на моральном состоянии личного состава, так и позволяет проводить плановые мероприятия по перевооружению.

А уже сегодня после того, как были решены финансовые вопросы в войска массово пошли произведенные за весь прошлый год бронетранспортеры БТР-4, что позволит сразу паре бригад получить современные средства войны. Понемногу заходят и анонсированные в прошлом году БМП-1, закупленные в Восточной Европе.

На этом фоне происходят и стратегические изменения – наконец то завершен контракт на поставку танков «Оплот-М» в Таиланд и харьковчане смогут приступить к работам по серийному производству варианта для ВСУ. Правда, пока непонятно, существует ли такой вариант хотя бы в опытном экземпляре. Ведь не секрет, что экспортный вариант танка несет в себе большое количество деталей российского производства, да и установка радиостанции и приборов отечественного производства могут потребовать изменения всей конструкции (и как минимум новых государственных испытаний).

Письма из оккупации: Не бросай нас, МТС или Черный четверг

Понемногу растет парк и готовность Воздушных сил. Причем большая часть процессов происходит внутри, далеко от глаз журналистов, которым приходится довольствоваться лишь обрывками информации. Как топ-новость на военных и околовоенных ресурсах становится появление фотографии одного нового восстановленного Су-27. Притом что восстановление машин остальных типов просто остается за кадром.

Проходит восстановление и парка зенитно-ракетных комплексов – правда, не так быстро, как хотелось бы, но впереди масштабные весенние учения ПВО на юге, и знающие люди говорят о том, что там, как и в прошлом году, засветится ряд довольно интересных новинок. Что это будет – покажет время, тем более что выбор более чем обширный – за последнее время в этой области было сразу несколько прорывных технологий.

А пока на линии соприкосновения продолжается позиционная война, в которой чаша весов понемногу склоняется на нашу сторону. Все чаще «с той стороны» начинают говорить о введении призывного принципа формирования вооруженных сил, все чаще в социальных сетях появляются сетования на гибель «ветеранов боев 2014 г.», некомпетентность российских советников, случаи разложения дисциплины, даже откровенного дезертирства.

Письма из оккупации: Квартирный вопрос. В ОРДЛО началась новая волна «отжима» квартир

В то же время нельзя впадать и в крайность и говорить о том, что нам противостоят плохо обученные ополченцы с ржавыми танками. За их спиной – Россия, да и кое-какой опыт коллаборационисты все-таки набрали. Так, за последние три месяца были и неприятные моменты с рассеиванием наших диверсионных групп еще в серой зоне и пара удачных минометных налетов.

В целом же тактика нашим военно-политическим руководством выбрана правильная – уменьшение времени ротации, насыщение переднего края новейшим оружием, усиление роли международного сообщества в решении конфликта (в виде введения международного миротворческого контингента). На пятый год войны уже вполне очевидно, что единственное, что может заставить Россию уйти с Донбасса – это только активная позиция внешних игроков. И неважно, что это будет – очередная партия оружия от США для ВСУ или резкое усиление секториальных санкций, главное, чтобы это было действенно.

Михаил Жирохов, «Деловая Столица»