Политика

Джедаи против «Новичка». Каких демонов Запада разбудила Россия

02 апреля 2018

Владимир Путин, как ребенок радующийся лазерам из канализационных труб и летающим «чернобылям», от строительства которых отказались в куда более рациональном СССР, получил изящный и более чем адекватный ответ.

28 марта министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд заявила о том, что ее ведомство начало пересмотр как минимум семи сотен виз, выданных российским богачам. Речь, судя по всему, идет о так называемых инвестиционных визах и других документах, связанных с легальным пребыванием и ведением дел, которые в Соединенном Королевстве доступны инвесторам со всей планеты. Главным образом, вкладывающим средства в недвижимость, пишет Максим Михайленко на страницах «Деловой Столицы».

Когда деньги пахнут

Между прочим, Эмбер Радд 21 месяц назад пришла в это министерство на место Терезы Мэй и наряду с Борисом Джонсоном, сумевшим навязать свой стиль британской политике, является наиболее вероятной ее преемницей. И, как это нередко бывает, Мэй бдит за своим бывшим министерством – так что это жестко координируемая линия. Поскольку этот шаг соответствует недавней риторике премьер-министра Мэй и является частью обсуждаемого плана действий по ответу на российскую атаку в Солсбери, следует констатировать, что Лондон по-настоящему закусил удила. Другим элементом, кстати, стал поиск возможностей сокращения импорта российского газа, объем которого доходил до 20-25% всего ввозимого страной голубого топлива. И здесь следует сделать определенные разъяснения.

С открытым забралом. Империя не отпускает Латвию

Решительность, с которой Великобритания вошла в клинч с Россией, может показаться труднообъяснимой, если игнорировать ряд относительно новых факторов, появившихся в ее внутренней и внешней политике по сравнению с эпохой кабинета Дэвида Кэмерона (2010-2016). Кэмерон и партия тори пришли к власти на волне раздражения, вызванного последствиями кризиса 2008 г. и политически неуклюжим поведением его предшественника-лейбориста Гордона Брауна. При этом если бы не специфика Брауна, наследовавшего сверхпопулярному Тони Блэру без выборов, нельзя исключать, что лейбористы остались бы у руля – можно вспомнить, что почти восемь лет назад консерваторам не удалось победить «в одну калитку» и пришлось создавать коалицию с либеральными демократами, которых тогда возглавлял Ник Клегг, занявший пост вице-премьера.

Причем коалиции в принципе несвойственны британской политической системе (в этом она похожа на такую же конкурентную американскую) и считаются мерой экстраординарной. Если бы не дефицит личной популярности Брауна, либеральные демократы скорее пошли бы на союз с лейбористами. Выбрав сторону консерваторов, они с ходу потеряли часть возмущенных таким конъюнктурным подходом избирателей. И так эта праволиберальная партия превратилась в «пристяжную» к тори и в удобных мальчиков для битья. К выборам 2015 г. либеральные демократы таким образом самостоятельно ликвидировались.

Стоит заметить, что в кризис, с последствиями которого правительство Кэмерона более или менее справилось, совмещая стратегию рефинансирования проблемных банков и секвестра бюджета: деньги не пахнут. Поэтому проблемным российским капиталам ничто не угрожало. Кэмерон только под конец своего премьерства всерьез заинтересовался этой темой – и то, вряд ли бы это произошло без разоблачений, проведенных российской оппозицией, политической иммиграцией и украинскими активистами в Соединенном Королевстве.

Без принципа «око за око». Кемерово в России и в Украине

Оказалось, что, кроме гротескных олигархов еще ельцинского времени, на острове обосновались чиновники эпохи Путина, скупающие не только дворцы, но и целые кварталы многоквартирных домов, которые стоят закрытыми на ключ – до такой степени, что из них сбежал малый бизнес. Выходит с прагматической точки зрения, что новых рабочих мест этот сомнительный русский бизнес не создает, а вот проблем (после взрывов панамских и райских информационных бомб) прибавляет. Впрочем, разумеется, если бы не агрессивно-глупое поведение Москвы, в Великобритании и других странах на это отмывание продолжали бы смотреть сквозь пальцы.

…спасибо Путину за это

Однако Путину опять не повезло – в одной точке совпали несколько процессов, затрагивающих как внутреннюю политику Британии, так и общую международную обстановку на Западе.

Во-первых, несмотря на ряд соглашений как о сумме компенсаций за выход из ЕС, так и о фактической пролонгации сроков выхода из Союза, судьба Брекзита продолжает оставаться в тумане. К примеру, еще недавно значительная часть консерваторов шантажировала кабинет тем, что солидаризируется с лейбористами в вопросе нежелания выходить из таможенного союза с ЕС. Такой выход и впрямь грозит экономике Соединенного Королевства (ее средний поквартальный рост с момента референдума составляет всего 0,44%) немалыми бедами, но Брюссель неумолим – он не видит основания для того, чтобы Великобритания в этом союзе оставалась.

Вообще, Брекзит превратился в манию. И более чем непродуманное решение, как теперь окончательно ясно, принятое под влиянием манипуляций фабрики троллей кремлевского повара Пригожина и компании Cambridge Analytica, приходится воплощать в целом рациональным политикам. Националистический рессентимент спадает, а если британцы хотели что-то доказать Континенту, то уже доказали с довольно-таки смешанным результатом.

Перелизал. Почему пришлось уйти Аману Тулееву

Во-вторых, правящая партия на инициированных ею же в июне прошлого года выборах уже понесла потери, связанные с Брекзитом, – квалифицированное большинство тори не удержали и теперь пребывают в некомфортной неофициальной коалиции с юнионистами из Северной Ирландии, как правило, еще более консервативными, чем они. Причем из лагеря противников выборами смыло «новых левых» образца Тони Блэра, теперь среди трудовиков верховодят коммунисты вроде Джереми Корбина и разнообразные антиглобалисты и пацифисты. С точки зрения государственных интересов отдавать им власть нельзя, а в случае раскола кабинета или партии тори (что в условиях британской модели – одно и то же) досрочные выборы выиграют лейбористы, возможно, в альянсе с либеральными демократами.

Правда, есть одно «но». После начала «химического» кризиса, связанного с Россией, и решительных действий кабинета Мэй, тори начали набирать очки (43% против 39% у лейбористов, YouGov, 27 марта). Конечно, формально следующие выборы предстоят лишь в 2022 г., но неустойчивое большинство генерирует риск выборов постоянно.

Забавно, что с момента ухода Блэра, а затем Брауна, британский политический истеблишмент все время напирал на «иракскую ошибку» и «более миролюбивую политику», на эгоистические «национальные интересы», однако все это оказалось детским лепетом. Просто потому, что все те же решения, а именно удары по ИГИЛ, участие в тех или иных операциях США и НАТО пришлось принимать позже, но с более высокой гуманитарной и репутационной ценой.

«Валить» ли из России. Мысли москвича

Наконец, в-третьих, внешнеполитическая «постевропейская» программа Мэй, ключевой концепцией которой стала «глобальная Британия», в момент своего провозглашения являлась просто красивой фигурой речи, призванной оттенить шок от Брекзита. Но со временем эту программу приходится наполнять содержанием. Отметим, что впервые за время сосуществования Терезы Мэй и Дональда Трампа Белый дом пошел на резкий и масштабный шаг в поддержку своего основного союзника. Ведь предыдущие месяцы прошли в склоках по поводу встречи с королевой и пошлин, а также пока так и не появившегося торгового соглашения, в то время как другие страны теперь просто обходят США и Великобританию по части строительства торговых блоков. При этом какие-то компенсации за это харакири интеграции Терезе Мэй необходимо будет предъявить.

Джедаи против «новичка»

Что ж, по крайней мере, теперь тупиковую перспективу можно просто сорвать со стены, переориентировав внимание общества на реального внешнего врага. Причем, несмотря на непредсказуемость Трампа, о которой издевательски сообщил русским официальный представитель Нацбеза США Майкл Энтон, комментируя контраст между поздравлением Трампом Путина и высылку десятков дипломатов на следующий день, враг этот с Америкой общий.

А теперь следует обратить внимание на то, что многие новые (конечно, не совсем новые, поскольку давно варились в политике своих стран, но не занимали должностей подобного уровня) политики еще недавно были журналистами, и продолжают, в общем, выступать в подобном духе и «писать в газеты». Это определенная черта времени. Неудивительно поэтому, что новую идею для Запада (или как минимум для Британии) обнаружил ее не чуждый троллинга министр иностранных дел Борис Джонсон.

В четверг на сайте министерства было опубликовано заявление министра, в котором он сравнил «дело Скрипалей» с романом Федора Достоевского, уподобив Россию Родиону Раскольникову. «Это похоже на начало «Преступления и наказания» в том смысле, что все мы знаем, кто преступник. Вопрос только в том, признается он или будет пойман», – сказал глава Форин-офиса, выступая на пасхальном банкете, который давал лорд-мэр лондонского Сити. Примечательно, что Джонсон, как и большинство людей дальнего Запада, воспринимает произведение Достоевского как детектив, а не как социально-психологический анализ метаний «твари дрожащей» и протофашистской идеи сверхчеловека.

Не до реформ. Медведев усидит

По мнению Джонсона, Кремль недооценил масштабы международной реакции, которая последовала за обвинениями, выдвинутыми Лондоном в адрес Москвы. Министр поблагодарил страны, которые присоединились к высылке российских дипломатов. А вот дальше потомок турецко-черкесского журналиста, вюртембергского князя и американской переводчицы выдал нечто, способное придать второй холодной войне необходимый символизм.

Джонсон сравнил нервно-паралитическое вещество «Новичок», которое было использовано РФ для покушения на Скрипаля, со световым мечом из «Звездных войн» (съемки седьмого и восьмого эпизодов киноэпопеи проходили в британской студии Pinewood неподалеку от Лондона): «Это все, что нужно знать о разнице между современной Великобританией и правительством Владимира Путина. Они делают «Новичок», мы – световые мечи», – сказал Джонсон. «С одной стороны – ужасающее оружие, предназначенное для убийства, с другой – таинственно жужжащий сценический реквизит. Но какое из них в действительности более эффективно в современном мире?.. Какое вызывает восхищение вот уже у третьего поколения детей и приносит нам миллиарды?» Ответ очевиден.

Как видим, Владимир Путин, как ребенок радующийся лазерам из канализационных труб и летающим «чернобылям», от строительства которых отказались в куда более рациональном СССР, получил изящный и более чем адекватный ответ. Причем из той самой Великобритании, которую российские изоляционисты назначили своим противником в незапамятные времена. Несомненно, Кремль попытается извратить этот пример таким образом, что, кроме сценического реквизита в арсенале Запада ничего и не осталось. Или – на фоне налоговых проверок российской собственности на благословенном острове – Москва благоразумно промолчит? Тем не менее, очевидно, что джедаи собираются вновь, чтобы добить империю, а заодно наполняя, наконец, смыслом внешнюю политику Запада, законной частью и главным фронтиром которого является Украина.

Максим Михайленко, «Деловая Столица»