Гуманитарная аура

Перелизал. Почему пришлось уйти Аману Тулееву

02 апреля 2018

Владимир Владимирович, как всем известно, не принимает решения под давлением. Кроме того, он очень ценит и не сдает тех, кто на деле доказал ему свою верность. Тем не менее Аману Тулееву пришлось уйти, что заставляет нас если не пересмотреть исходные тезисы, то призадуматься о происходящем. Почему бессменный национальный лидер Кузбасса так скоро запросился в отставку и почему его просьба была сразу же удовлетворена?

С точки зрения высшего начальства, Аман Гумирович был эффективнейшим губернатором. Задолго до Путина он выстроил у себя в области железобетонную вертикаль и этой конструкцией вбивал в землю всякого, кто покушался на его власть или отваживался не выполнять его приказы. То, о чем робко мечтал Никита Белых, — поднимать родной край при помощи поборов с предпринимателей — в Кемеровской области было обыденностью. При этом Тулеев успешно строил социализм в одном отдельно взятом регионе, окормляя нуждающихся граждан разной съедобной живностью и овощами, одаряя велосипедами, — и в народе его любили. Тяжелые недуги, из-за которых он бывал вынужден отправляться в отпуск на неопределенный срок, не угрожали его власти.

«Зимняя вишня» в саду путинской стабильности. Коррупционный режим россиянам вылезет боком

Опять-таки задолго до того, как выборы президента были объявлены референдумом о доверии, в Кузбассе эти референдумы обкатывались весьма успешно. Северокорейские проценты всенародной поддержки здесь получали и Тулеев, и единоросы, и сам Владимир Владимирович. За это губернатора любили в Кремле.

Из-за любви он, пожалуй, и погорел.

Его воззвание к Путину после трагедии в «Зимней вишне», со слезными извинениями за доставленные хлопоты и проклятиями «бузотерам», стало не только свидетельством личной моральной и интеллектуальной катастрофы. Искренняя бесчеловечность и холуйство, проявленные губернатором, рикошетом били по свежеизбранному гаранту. Дошло до того, что покаянная речь Тулеева подверглась цензуре на президентском сайте, но было уже поздно. Народ, которому объявили, что, погибая на пожаре, он прежде всего доставляет неприятности местной администрации в ее сложных взаимоотношениях с верховной властью, а выраженное им горе приравнивается к политическому хулиганству, услышал Тулеева, и в Кузбассе, и по всей стране — и отреагировал соответственно.

Есть, понимаете ли, разница между начальством, с которым живешь, и всеми прочими патриотически настроенными гражданами. Одно дело, когда сенатор Мизулина «хочет (после того как дети погибли в развлекательном центре) высказать слова соболезнования и поддержки нашему лидеру Владимиру Владимировичу Путину», которому «так бездарно… за его спиной» непонятно кто нанес удар, — и потом еще стращает судом тех, кто ее неправильно понял. Сенатор в сущности представляет только себя или, точнее, ту нелюдь, в которую она превратилась. Одно дело, когда Соловьев с Киселевым и приглашенными гостями в студии беснуются на телеканалах, отыскивая и находя врагов, которые глумятся над нашими бедами. У них, Соловьева с Киселевым, работа такая, не всякий справится. Одно дело, когда малоизвестная, но несомненно заслуженная артистка рассуждает про «терракт» применительно к пожару и не к ночи поминает «спящих» из одноименного сериала, — такого рода певиц у нас теперь много. А вот когда в подобной стилистике губернатор публично докладывает президенту о несчастье, случившемся в его городе, — это скандал.

Хуже того, это откровенное бесстыдство. Это подстава, которую с точки зрения верховного руководства нельзя не счесть предательством. Это глупость, которая хуже измены.

Есть же и у начальства некие понятия о приличиях, хотя и совершенно особого свойства. Основанные на чувстве самосохранения. Все, что позволяют себе говорить никому не нужные депутаты, никем не избранные сенаторы, пришедшие к успеху геббельсы или деятели, не побоюсь этого слова, культуры, — произносится более или менее безответственно, в рамках той конституционной нормы, которая провозглашает у нас свободу слова. А вот если страшную дичь, к тому же оскорбительную для миллионов россиян, несет именитый региональный босс, да еще признанный верхами и низами, то это невозможно игнорировать.

Не желая того, темпераментный старец страшно подвел Путина. Оттого и проблема, с ним связанная, была решена стахановскими темпами. Буквально в течение нескольких дней, что является рекордным сроком при отлучении от власти верных и преданных.

Дна просто нет. Мизулина, Тулеев, Чернов – как иллюстрация российского кошмара

Впрочем, удалили его довольно мягко, предварительно взвешивая на самых точных кремлевских весах былые подвиги и нынешний позор. Другого, не такого верного и преданного, могли ведь отдать на съедение Бастрыкину, который вместе со своими следаками уже наверное разобрался в тонкостях тулеевского откатного экономического чуда и его катастрофических последствиях. Амана же Гумировича вряд ли посадят, ибо он — памятник нашей эпохе. Во всяком случае, сам Владимир Владимирович уже позвонил экс-губернатору и поблагодарил его за многолетний доблестный труд. Отсекая любые подозрения и обвинения.

В конце концов отставленный всей своей жизнью при Путине заслужил уважение и почет высшей власти, а за то досадное недоразумение, что случилось с ним недавно, заплатил страшную цену. Креслом поплатился. Однако прощения у государя Тулеев просил пусть не от большого ума, но от чистого сердца, и тот, чуть покривившись, отпустил его на все четыре стороны.

Не исключено также, что со временем, когда уляжется горе и на пепелище возведут обещанный детский технопарк, Тулеева еще наградят. К трем орденам «За заслуги перед Отечеством» памятливый, но иногда и отходчивый Владимир Владимирович привесит четвертый, самой высшей степени. Чего же не привесить, для ровного счета и в назидание тем, кто не всегда готов расшибать голову в поклонах. Бывает, правда, что преданность оборачивается предательством и чуть ли не подстрекательством к бунту, но очень редко. Тулееву просто не повезло.

Илья Мильштейн, «Грани.Ру»