Гуманитарная аура

В окружении. Песков и проститутки

30 марта 2018

Политические сюжеты тоже иногда рифмуются — прямо как в кино. Или в затейливой книжке, где поступки и речи героя удачно закольцовываются хитроумным автором. Иной ценитель даже способен обнаружить в них, в этих политических сюжетах, нечто эстетически весьма увлекательное. Давайте и мы попробуем.

Года четыре с половиной назад кремлевский пресс-секретарь, выступая в Академии журналистики «Коммерсанта», ненароком выдал гостайну. Пескова спросили, почему его шеф избегает произносить вслух слово «Навальный», и Дмитрий Сергеевич объяснил. «Путин в этой стране, — сказал Песков, — в политическом плане находится вне конкуренции, если он произнесет имя Навального, он отдаст ему часть своей популярности».

Гостайна в режиме live утекла в газету, и самый знаменитый ее репортер, личный биограф Владимира Владимировича и по совместительству президент Академии, как бы потрясенный предательством коллег (перед началом лекции вроде было объявлено, что откровения оратора не предназначены для печати) увольнял из «Коммерсанта» двух редакторов. Ужасный тогда вообще вышел скандал — и для репутация биографа, и в том смысле, что локальная новость из области магических практик в Кремле обрела всемирный масштаб. Про Путина и Навального жители планеты Земля узнали самое главное.

Песков сравнил журналисток работавших в Думе с проститутками

Года четыре с половиной спустя история повторилась, творчески обогатившись. На сей раз Пескову внимали студенты Высшей школы экономики, и он вновь, предполагая, что беседа ведется off the record, напозволял себе разного эксклюзива. В частности, про Навального. Заметно осмелев за прошедшее время, пресс-секретарь не только вслух произнес запрещенное имя и добавил, что «ничего в этом страшного нет». Бурно жестикулируя, он еще и повоспитывал лидера российской фронды, которого не без оснований обвинил в эгоизме и неспособности к компромиссам. А напоследок даже и посожалел о том, что названный наконец по имени вносит раскол в ряды противников режима: ведь «без оппозиции — без реальной оппозиции — страна жить не может». Услышать такое из уст пресс-секретаря, чей шеф два десятилетия подряд занят изничтожением несогласных, — это, знаете, дорогого стоило.

Еще запомнилось, как Дмитрий Сергеевич нахваливал Владимира Владимировича за «прагматичность» и за то, что «он очень далек от популизма», — в связи с тем, что президент отказался выйти к людям в Кемерове. Впрочем, это была неизбежная рифма, вечный рефрен всех высказываний пресс-секретаря, уверяющего нас в том, что его патрону не нужен никакой пресс-секретарь — настолько он велик и находчив. Правда, осталось не вполне понятным, почему нельзя было просто появиться перед митингующими и сказать им несколько человеческих слов.

Вероятно, ответ на этот вопрос знает Максим Шевченко, удачно дополнивший выступление Пескова в эфире популярной радиостанции. «Безопасность первого лица в рамках этого мероприятия можно не обеспечить, — с присущей ему мудростью сообщил член СПЧ, — а если бы хоть одна провокация была… то охрана бы открыла огонь…» Так глубоко углубляться в тему Песков не стал, и этот факт следует зафиксировать, отмечая, что у Путина все-таки неплохой спикер. Тоже умный, но в меру.

Ну, а громче всего прозвучали его комментарии по делу депутата Слуцкого. С той беспредельной искренностью прозвучали, о которой уже доводилось писать. Причем если еще неделю назад, четырежды спрошенный журналистами про любвеобильного международника, Песков раздраженно посылал их всех в комиссию по этике ГД РФ, то теперь затмил собой всю комиссию.

Во-первых, он с удовольствием повторил главный тезис тех, кто обличал жертв парламентского харассмента. «Если он тебя зажал, если он тебя домогался, ты чего молчала? Чего в милицию не пошла? Почему столько времени прошло — и ты выходишь в комиссию по этике?» — веселился мужчина, и даже напоминание о том, что у самого есть две дочки, никак не склоняло его к эмпатии.

Песков сообщил, что его «пурга» − не частное мнение

Во-вторых, принимая посильное участие в войне с Госдепом, он сурово осудил желающих «угнаться за той вакханалией, которая творится в Америке». И девушек российских осудил, и звезд голливудских, которые, понимаете ли, «стали звездами… заработали сотни миллионов долларов и через десять лет говорят, что Вайнштейн виноват». А «как называется женщина, которая за 10 миллионов долларов переспала с мужчиной? — не унимался пресс-секретарь. — Она называется проституткой». До таких высот не поднималась и Роднина вместе с той дамой, которой от рождения никто «не домагивался». Тут он, позавидовав неслыханным гонорарам изнасилованных продюсером женщин, достиг каких-то заоблачных вершин.

Вот так они все и закольцовываются, эти поразительные сюжеты. Однако для того, чтобы оценить их по достоинству, настоящий знаток должен смотреть это кино не переставая. Постоянно читать эту книгу российских политических судеб. Бдительно отслеживать этот цирк с конями. Чем и заняты люди, погруженные в текущую российскую жизнь, иначе обозреватели, и если вы решите, что они слишком увлечены своими эстетическими переживаниями, то ошибетесь. Ибо каждодневные их впечатления от этой жизни безрадостны, и хлеб их горек, и какая уж там на хер эстетика.

Однако для чего-то нужны и они, такие наблюдения и такие тексты, посвященные нашим правителям и их обслуге, — для того, быть может, чтобы всем нам лучше понимать происходящее в родной стране. А понимать необходимо, чтобы, ничему уже не удивляясь и многое предугадывая, размышлять о настоящем и будущем России, которое отражено и зарифмовано в речах ньюсмейкеров.

Илья Мильштейн, «Грани.Ру»