Концептуально

Кристофер Уайли – «связной» между Путиным и Цукербергом

29 марта 2018

Скандал, связанный с неправомерным использованием личных данных пятидесяти миллионов пользователей Facebook, разрастается и может затронуть Украину.

Но главным источником информации, к тому же такой, которой эксперты и журналисты склонны верить, стали не эти слухи, а выступление во вторник перед британскими парламентариями бывшего сотрудника компании Cambridge Analityca Кристофера Уайли. Оно не только проливает свет на опасность методов работы этой компании и ее возможные связи с Кремлем. Но и заставляет более серьезно задуматься над безопасностью собственных мозгов в тот момент, когда мы смотрим на дисплей, пишет Руслан Весел, «Деловая Столица».

Аморально, но законно

Мы долгие годы радовались тем облегчениям, которые компьютеры и смартфоны внесли в нашу жизнь, облегчив доступ к информации и общение с близкими. Даже придумывали об этом анекдоты, как, например, о старой одесситке, восхищающейся скайпом: «Какая удобная вещь: у вас как бы гости, а кормить не надо».

Ереванская площадь. Почему Лавров должен уйти.

Поэтому предыдущие десятилетия часто называли десятилетиями «Майкрософта» и «Гугла» из-за тех изменений в жизни, которые внесли продукты этих компаний. Нынешнее многие по аналогии уже хотели назвать эрой «Фейсбука». Но последние события вокруг компании показывают, что если это и случится, то вряд ли в положительном, как в случае с двумя предыдущими компаниями, смысле (хотя и насчет возможностей использования «Гугла» для недобросовестного таргетирования уже тоже поговаривают).

Само по себе таргетирование, то есть вычленение целевой аудитории и направление на нее рекламного продукта, противозаконным не является и широко распространено в бизнесе. И применялось оно задолго до того, как интернет стал неотъемлемой частью нашей жизни. Например, на телевидении товары для домохозяек рекламировались в мыльных операх и кулинарных шоу, а политическая реклама размещалась поближе к выпускам новостей. Это себя, конечно, оправдывало и оправдывает, но по точности от применения таргетирования в интернете отличается, как ковровая бомбардировка от «Томагавка», который, говорят, может влететь точно в полуметровое окошко. Ведь рекламистам хорошо видно, какими товарами интересуется тот или другой юзер. Благодаря чему на экранах всплывает реклама именно того, чем мы недавно интересовались. Так что, если вы, например, искали себе отель в Риме на отпуск, будете видеть именно предложения разных апартаментов в Вечном городе.

Люди – вторая нефть. Нефтяные компании компенсирует свои потери за счет граждан

С политической рекламой сложнее. Уже то, что ваше внимание будут заострять на аспектах предвыборной программы кандидата, которые касаются интересующих вас проблем, может поспособствовать выбору в его пользу. Например, родителей, готовящихся к отправке ребенка в школу и гуглящих «лучшая гимназия города», «забомбят» материалами о намерениях кандидата реформировать образование. О новом налоге на содержание собак, который продвигает тот же кандидат, они могут и не узнать. О нем усиленно будут информировать тех, кто распространял в «Фейсбуке» посты о необходимости принуждения хозяев убирать экскременты за своими питомцами.

Это, конечно же, не совсем честно, но и не противозаконно. Ведь родителям-собачникам никто не мешал ознакомиться с избирательной программой кандидата полностью. И никто не отрицал, что в ней есть пункт о новом налоге. Просто не привлекали к нему внимания, фокусируясь на вопросах, в которых они с кандидатом согласны.

Как это работает

Однако, судя по новым показаниям Кристофера Уайли, Cambridge Analityca выходила далеко и за этот спектр не совсем моральных методов политической агитации. Прежде всего, это касалось методов сбора информации о пользователях «Фейсбука», среди которых значатся и не вполне законные. Можно пока не делать поспешных выводов о законности использования этой компанией алгоритма эксперта по психометрии из Варшавы Михаила Козинского, который, в ходе своих исследований в Кембридже определил, что «68 лайков в Facebook показывают расу пользователя с 95%-ной вероятностью, сексуальную ориентацию – с вероятностью 88%, политические взгляды и вероятный выбор из предлагаемого набора кандидатов – с вероятностью 85%. 150 лайков позволяют узнать человека лучше родителей, 400-500 – лучше его самого, а 1000 – дают полный контроль».

Трамп – чмо? Почему президент США «кинул» бессменного нацлидера Путина

Также, как и о законности сомнительных тестов типа «Кем Вы были в прошлой жизни» или «Какое Вы животное» (судя по последним событиям, принявшие участие в последнем, особенно в последние годы, когда уже вовсю звучала информация об опасности таких тестов, – поголовно бараны).

И лайкали, и в тестах участвовали люди добровольно. Но вот сбор через такие тесты личных данных не дававших на это согласия 50 млн друзей их 270 тысяч участников – уже за гранью. Так же как и сообщения о том, что один из главных фигурантов скандала – профессор психологии Кембриджского университета Александр Коган – предлагал людям даже небольшие гонорары за прохождение тестов, обещая использовать данные исключительно в научных целях. А вместо этого передал их Cambridge Analityca для использования в политических кампаниях.

Следующие обвинения Кристофера Уайли касаются уже совсем незаконных действий его бывших работодателей. А именно: создание фейковых новостей и демонстрация их разным выделенным благодаря сбору личных данных аудиториям с целью подтолкнуть их к определенному политическому выбору. Эффективность этой методы объясняется тем, что большинство людей в потоке политической информации лучше всего воспринимают ту, которая соответствует их убеждениям. И убедить их, что это – дезинформация, очень трудно (именно поэтому Киев старается, пока, правда, не очень успешно, оградить «ватников» на подконтрольной территории от фейков из российских СМИ и соцсетей). Особенно, если убеждать будет некому, ведь люди с другими политическими предпочтениями этого месседжа просто не увидят.

Аркадий Бабченко: Жителям Рейха нет смысла требовать к себе сочувствия

Таким образом, людей, и так ограничивших свой доступ к альтернативной информации удалением из друзей политических оппонентов и подпиской на поддерживающие их убеждения СМИ (а, как утверждают многие исследователи, огромное количество людей следит за новостями именно из своей фейсбук-ленты), окончательно замкнули в мире их политических иллюзий. И впоследствии использовали это для подталкивания к определенному выбору на избирательном участке.

Действовать глобально

Кристофер Уайли утверждает, что к разглашению методов работы Cambridge Analityca его подтолкнуло содействие, оказанное этой компанией победе Дональда Трампа (в СМИ можно встретить информацию и о том, что не только сторонников нынешнего американского президента мобилизовали тенденциозной и фейковой информацией прийти на выборы, но и сторонников Хиллари Клинтон «расхолаживали», убеждая, что их кандидат и так победит).

Однако, по его словам, эта британская фирма причастна и к другим политическим кампаниям. Самая громкая из них – референдум о Брекзите, в ходе подготовки к которому его бывшие работодатели для мобилизации сторонников выхода Британии из ЕС применяли не только вышеописанные методы влияния на избирателей, но и финансовые махинации. Уайли рассказал британским парламентариям, что на таргетинговую рекламу и распространение фейков были потрачены не предусмотренные британскими правилами электоральных компаний дополнительные 700 тыс. евро. Их межпартийная организация Vote Leave, которую избирательная комиссия Великобритании назначила официальным агитатором за выход из ЕС, «провела» через канадскую «дочку» Cambridge Analityca – Aggregate IQ. И именно эти средства могли поспособствовать победе сторонников Брекзита, которая, как известно, была одержана с мизерным перевесом в несколько процентов.

Российский чиновник безразличен к своей репутации

Всего же бывшие работодатели Уайли участвовали в более чем 200 электоральных кампаниях в самых разных странах (и на разных континентах). Среди них пока называют Нигерию, Кению, Чехию, Индию и Аргентину. Не исключено, что список может пополниться и Украиной (слухи о работе связанной с СА компании SCL Elections в нашей стране во время Оранжевой революции уже распространяются, но могут оказаться фейком). Ведь «Лукойл» контактировал с Cambridge Analityca еще в 2014 г., так что «обкатку» методы вмешательства во внутреннюю политику других государств россияне могли провести и в Украине. И не только на внеочередных президентских и парламентских выборах. Но и в разжигании столь желанной для Кремля «гражданской войны». Хотя, как известно, даже ее видимость РФ удалось создать только вводом «зеленых человечков».

Российский след (а о том, что Александр Коган получает от Кремля правительственные гранты, «ДС» недавно писала) нашел подтверждение и в новых показаниях Уайли. Он рассказал и о связях КА с «Лукойлом», и о частых визитах Когана в Россию (он преподает также и в Санкт-Петербургском университете). А также об опасностях этих связей для информационной безопасности Европы. Ведь, по его словам (сюжет начинается приблизительно с 29-й минуты), материнская для Cambridge Analityca компания SCL Group «занимается проектами по противодействию российской дезинформации в странах Балтии и Восточной Европы, они также работают с Центром стратегических коммуникаций НАТО. Это все делает компанию мишенью для российских спецслужб». А частые встречи Александра Когана и КА с россиянами делают уязвимыми перед ФСБ и их, и их партнеров.

Йеменский ответ на российские «птичкопады». Какой урок может извлечь Украина?

Так что, вероятно, следует ждать и скорого вызова в парламентские комитеты (а может, и арестов) и более высокопоставленных, чем Уайли, участников скандала из SCL Group. СМИ будут ждать его с таким же нетерпением, как и появления в Конгрессе США Марка Цукерберга, согласившегося «снизойти» до американских парламентариев 10 (по другим данным – 12) апреля, после долгих попыток прислать вместо себя на Капитолийский холм заместителя или даже адвоката.

Руслан Весел, «Деловая Столица»