Гуманитарная аура

Излечение нации. Как в Украине исчезает «секта распятого мальчика»

29 марта 2018

При всей двойственности нынешних отношений украинского социума к России и развязанной ею войне, можно уже говорить о том, что уровень такой амбивалентности, а следовательно, и эффективность работы пропагандистов Кремля явно идут на убыль.

Последнее социологическое исследование КМИС на тему противодействия российской пропаганде, проведенное в феврале 2018 г. по заказу общественной организации «Детектор медиа» при финансировании МИДа Дании и американского «»Национального фонда в поддержку демократии»» (NED), заставило многих крепко призадуматься, пишет Олег Полищук на страницах «Деловой Столицы».

А некоторые были вообще весьма категоричны в оценках, в том числе и сами заказчики опроса. «Через четыре года после начала войны треть населения не может сказать, кто начал войну, а 15% уверены, что войну начали украинская власть и олигархи. Я считаю, что это приговор информационной политике государства», – заявила на презентации результатов соцопроса глава «Детектора медиа» Наталья Лигачева, задав изначально пессимистический тон дискуссии.

Дна просто нет. Мизулина, Тулеев, Чернов – как иллюстрация российского кошмара

Впрочем, директор КМИС Владимир Паниотто, поддержав коллегу, что противодействие российской пропаганде на данный момент действительно не очень эффективно, тем не менее указал хоть и незначительное, но все же снижение индекса пропагандистской результативности России на протяжении последних лет. Кстати, с 2015 г. социологи КМИС формируют этот индекс на основе пяти главных маркеров, отражающих фирменный стиль путинских глашатаев.

Это отношение к Майдану как к борьбе за власть антироссийских националистических сил при поддержке западных спецслужб; отношение к АТО на Донбассе как к карательной операции против обычного населения; негативное отношение к США; поддержка присоединения Крыма к России; доверие к российским СМИ.

Так вот, ныне доверяют медиа РФ и поддерживают кремлевскую аннексию украинского полуострова ничтожно малое число опрошенных в Украине – соответственно 3% и 4%. Правда, в воинах АТО видят «карателей» в разы больше – 14% респондентов (больше всего на востоке страны – 25%), а ключевой тезис российской пропаганды о «государственном перевороте националистов в Киеве» поддерживают вообще 20% наших сограждан. Хотя, если посмотреть на этот результат в сравнении с предыдущим подобным опросом, проведенным КМИС в декабре 2016-го, то сторонников такой трактовки тогда было более 34%. То есть достаточно показательная тенденция, однако.

Новый срок Путина. Кемерово как Ходынка путинской системы

Наконец, похожая нисходящая и очень заметная динамика наблюдается и в отношении самых громких цифр исследования – о том, кому, по оценкам украинцев, выгоден военный конфликт на Донбассе. Так, сейчас 52% опрошенных придерживаются мнения, что войну начали Россия с сепаратистами и 15% возлагают вину за это на украинское правительство и олигархов. Но всего год назад согласных с последним утверждением было свыше 65%, так что с декабря 2016 г. число таковых сократилось в более чем четыре раза. Почему, скажете, об этом никто не трубит?

А все потому, что параллельно почти 71% тогда винили в войне на Донбассе также Россию, не выводящую свои войска и не прекращающую свою поддержку ДНР и ЛНР. Причем как первой (по поводу вины Киева), так и второй (по поводу вины Москвы) точек зрения одновременно придерживались 45% украинцев, а еще 22% возлагали ответственность за срыв минского процесса и на Путина, и на Порошенко.

В клинической психиатрии такое расщепление отношения к чему-либо принято именовать амбивалентностью, которую ряд ученых считали основным признаком шизоидности. Так что в данном конкретном случае оценки ответственности за нынешние военные действия на Донбассе дело у нашего общества явно пошло на поправку. По крайней мере, больше половины украинцев уже игнорируют магистральную трактовку текущих военных событий в русле российской пропаганды.

Россия – страна самоубийц. Кто виноват в кемеровской трагедии?

Хотя треть все еще не может определиться, продолжая мешать все в своей голове в одну кучу, ну а 15% – это явный пророссийский электорат, который за пару-тройку лет никуда не исчез и вряд ли вскорости исчезнет. Эти «ватные» поклонники Путина останутся клиентами российского зомбоящика уж точно надолго (отсюда и «ядерные» 10% тех, которые считают, что в Украине преследуют русских и русскоязычных).

Иными словами, при всей двойственности нынешних отношений украинского социума к России и развязанной ею войне, можно уже говорить о том, что уровень такой амбивалентности, а следовательно, и эффективность работы пропагандистов Кремля явно идут на убыль. Между прочим, последний опрос КМИС зафиксировал еще один ключевой показатель, подтверждающий данный оптимистичный тренд.

В случае противоречивой информации, приходящей с фронта, 58% отдают предпочтение украинским общенациональным СМИ, 38% не знают, кому верить, и только 1% полностью доверяет российским или коллаборантским медиа в ОРДЛО (даже на востоке страны таких – не более 5%, хотя многие имеют практическую возможность ловить сигнал «из-за поребрика» даже на обычную, а не спутниковую антенну). Вот они, реальные последствия от активного продвижения «распятых мальчиков».

Домоклов меч «Северного потока-2». Как защитить украинскую ГТС от Путина и Меркель

Что же касается тиражируемого Москвой якобы наступления в Украине на свободу слова, то и тут динамика пошла резко в минус. Если в конце 2016-го с такой мыслью соглашались 48% украинцев, то теперь – менее 30%. Зато 33% украинцев считают, что в Украине слишком много пророссийских пропагандистских СМИ, а государство и общество на это слабо реагируют. При этом любая ограничительная мера воспринимается многими нашими согражданами как ограничение своих прав, которыми они, кстати, сами и не пользуются.

Например, 44% не поддерживают запрет российских телеканалов (поддерживают – 37%), но регулярно смотрят российские каналы лишь 5%. Или 46% выступают против запрета российских соцсетей (за – 30%), однако наиболее популярной сетью сейчас является Facebook, которой пользуются 36% украинцев, а исключительно «ВКонтакте» и «Одноклассники» юзают только 3%, плюс еще 8% имеют свои профили и там, и там.

То же самое и в неприятии 43% респондентов опроса КМИС языковых квот на телевидении и радио (при поддержке в 33%), и в желании аж 53% смотреть все без исключения российские фильмы и сериалы, даже с теми артистами, кто особо зарисовался на оккупированном Донбассе и в аннексированном Крыму. Впрочем, наверное, в этом случае речь идет не столько об амбивалентности, сколько о банальном эгоизме – даже в воюющей стране не делать над собой никаких усилий, оставаясь в привычной «зоне комфорта». Тем более что война – очень далека от собственного дивана перед телевизором.

Сволочи. Власть в России напрочь лишена человеческих черт

И тут как нельзя кстати – топ-3 ответов украинцев на вопрос социологов, так в чем же секрет российской пропаганды. Так, на первом месте с результатом в 38% мысль о том, что это последствие существенных ресурсных вливаний Кремля в пропагандистское направление. Третью позицию заняла похожая идея, за которую высказались 30%, – подкуп Россией СМИ и политиков в других странах.

А вот между ними расположился ответ, получивший поддержку 33% респондентов: отсутствие критического мышления у обычных людей, чем и пользуются путинские пропагандисты. Таким образом, сами же украинцы и решили задачку, как нам побыстрее вылечиться от информационных атак пропаганда-вирусов – просто всякий раз анализировать вещи и события с формулированием обоснованных выводов и вынесением обоснованных оценок, что, как записано в любом учебнике по психологии, является необходимой предпосылкой для цивилизационного развития каждого сообщества.

Олег Полищук, «Деловая Столица»