Политика

Демонстрации мало. Как противостоять России

28 марта 2018

Страны ЕС, а также Австралия, Канада и США начали высылать российских дипломатов. Британский премьер Тереза Мэй почти в восторге. В Великобритании политика солидарности пришла на смену изоляционизму, постепенно набиравшему обороты после Брекзиту.

Причиной, которая потрясла европейские страны и побудила их пойти за Лондоном, стало обвинение России – скорее Кремля – в химической атаке на бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Сейчас отравленные находятся в больнице в критическом состоянии. Лечение также проходят многие другие попавшие в зону распада этого сильного газа.

Мэй готовится обнародовать доказательства, которые подкрепят ее тезис о том, что за этим инцидентом таки стоит Россия. Во время недавнего саммита в Брюсселе, российскую проблему обсуждали в течение пяти часов. Возможно, это были одни из самых интенсивных и важных тематических дебатов, состоявшихся между лидерами ЕС за долгое время.

Россия всегда была тем, что объединяет и одновременно разделяет ЕС. Но после событий 2014 года, когда РФ нелегально аннексировала Крым и руками своих боевиков захватила часть Востока Украины, Европа продемонстрировала удивительное единство в противодействии Кремлю. Под руководством Ангелы Меркель, страны-члены ЕС ввели ряд санкций против России.

В течение следующих шести месяцев, союзники накладывали их снова и снова. Несмотря на позицию некоторых стран и отдельных важных политиков покончить с санкциями, Европа все же не разделилась. И сейчас, хоть атака в Солсбери и не связана с деятельностью России в Украине – Европа (за исключением нескольких стран), таки выступила заодно.

С кем останется дружить? Кто в ЕС не поддержал Британию против России

И выдворение дипломатов – это еще не политика противодействия России. Возможно, Путин и удивился такому уровню единства. И Москва, безусловно, в ответ вышлет европейских дипломатов из России. И существуют все основания считать, что она так же легко и компенсирует выдворение своих официальных представителей. Российские посольства в ЕС значительно превосходят европейские по количеству разведывательных кадров, то есть шпионов.

И пока Мэй наслаждается солидарностью, которую она получила, отсутствие четкой европейской политики по отношению к России проявило себя в нескольких направлениях.

Во-первых, сама природа химической атаки. Британские политики были убеждены, что так называемое Исламское государство попытается применить нечто вроде химической атаки на их территории. Это случилось, подозрение пало на Россию – и все это породило еще больше вопросов к готовности стран ЕС противодействовать опасности.

Химические атаки не только убивают людей, но и могут нанести значительный ущерб инфраструктуре. Энергетика, вода, транспорт, медицинское обслуживание – все это становится легкой мишенью для заражения. Это может парализовать города и даже целые мегаполисы.

В ЕС есть множество различных агентств по противодействию кризисным ситуациям. И химическая атака на Скрипаля еще раз доказывает – европейские страны должны серьезно задуматься над своей способностью противодействовать.

Противодействие – это о том, как быстро общество может приходить в себя. И здесь высылка дипломатов – это лишь символический ответ.

Во-вторых, на фоне химических нападений компании продолжают удивительным образом пренебрегать угрозой кибератак.

Согласно данным недавнего опроса, проведенного правительством Великобритании, более двух третей персонала топ-350 местных компаний не проходили тренинг по киберпротиводействию. И это несмотря на то, что половина опрошенных компаний заявили, что именно кибератаки представляют наибольший риск для их бизнеса.

Каждая десятая опрошеная компания сообщила, что работает без плана реагирования на кибератаки, а информацию о том, какие риски это несет получает менее трети предприятий. В то время, когда вред от кибератаки может достичь просто гигантских масштабов. Что же, интересно, как в компаниях подготовлены к химическим атакам.

Эксперты по безопасности призывают страны НАТО и ЕС усилить давление на Россию

Третий аспект проблемы касается коммуникации. Местные политики и чиновники Солсбери раскритиковали то, как мало информации о химической атаке донесли до самих горожан.

Хэмиш где Бреттон-Гордон, экс-командующий ныне расформированного Объединенного химического, биологического, радиологического и ядерного полка, критиковал правительство за недостаточную готовность к подобным инцидентам. Особенно после опыта, связанного с химическими атаками в Сирии.

Как сказал де Бреттон-Гордон, «если Путин и несет ответственность, то очень вероятно, что он не рассчитывает на ответ, ведь мы ничего не сделали в борьбе с химическим оружием в Сирии и Иране». Экс-главнокомандующий убеждает: «Мы снова должны сформировать это табу, провести красную линию в использовании химического оружия. Иначе каждый диктатор, тиран, государство-изгой или террорист продолжит применять эти опасные вещества».

В-четвертых, институты и правительства ЕС должны противостоять дезинформации, чьи возможности так успешно использует Россия. Запад вышел победителем в холодной войне, потому что она основана на идеологии. Через четверть века после распада СССР, благодаря развитию соцсетей и огромным усилиям России, западные страны затянуло в более опасную битву, которая станет тестом на их умение объединяться и отстаивать свои ценности.

В конце концов, Великобритания и другие страны сами сделали себя зависимыми от России, позволив ее олигархам хранить деньги в Лондоне. Строя новый Северный поток, Германия в свою очередь работала на увеличение энергетической зависимости от России.

Великобритания и Германия создали пародию на солидарность. И все это отнюдь не способствовало их способности противодействовать.

Джуди Демпси, «Новое Время»