Концептуально

У них все было. Как Россия атаковала Запад

27 марта 2018

В понедельник, 5 марта, самым ранним утром, на рассвете, помощники сообщили премьер-министру Великобритании Терезе Мэй: президент России Владимир Путин попросил срочно соединить его с главой британского правительства – для разговора, не терпящего никаких отлагательств.

«Госпожа Мэй, – сказал Путин. – Мы получили сообщение о том, что на вашей территории, в городе Солсбери, применен сильнодействующий яд. Возможно, боевое отравляющее вещество. Отравлены люди, российские граждане и британские подданные. Главной целью этого теракта – а иначе я произошедшее назвать не могу – был бывший полковник нашей военной разведки, осужденный за предательство. Я прекрасно понимаю, что именно поэтому, а также в силу многих объективных и субъективных причин, подозрение неизбежно падет на Россию, на наши спецслужбы. Так вот, я хочу категорически заверить вас и ваше правительство, а также население Великобритании, что российское государство не имеет отношения к этому гнусному, чудовищному преступлению. От имени России я заявляю о нашей полной солидарности с Британией в этот тяжелый момент. Я хотел бы выразить свое искреннее сочувствие пострадавшим и их близким. Я также должен заявить о глубочайшем возмущении действиями отпетых негодяев, учинивших омерзительную провокацию с единственной целью – поссорить наши государства и народы, спровоцировать тяжелейший международный кризис. Мы не должны допустить, чтобы такое произошло. Мы со своей стороны готовы сделать все от нас зависящее, чтобы помочь расследовать этот преступный акт, найти и предать суду виновных. В частности, мы готовы предоставить вашим экспертам максимально свободный доступ к нашим секретным химическим лабораториям и к нашим специалистам в этой области, можно будет сообща использовать имеющееся там оборудование и накопленную информацию для скорейшей идентификации ядовитого вещества и тем самым как можно быстрее выйти на след преступников. И вот что я еще хочу вам сообщить конфиденциально, не для печати: я не верю, что это злодеяние могли совершить какие-то вышедшие из-под контроля сотрудники наших спецслужб. Но на всякий случай я уже распорядился о проведении тщательнейшей служебной проверки, чтобы полностью исключить такую возможность…»

Конечно, такого звонка не было. А ведь если бы он состоялся, то ситуация сейчас могла быть совсем иной, и Россия не превращалась бы на наших глазах в государство-изгоя. Российский президент вообще не счел возможным откровенно поговорить с британским лидером на эту тему ни в тот день, ни позже. А когда Тереза Мэй потребовала от российских властей объяснений, то ответом ей было презрительное молчание.

В отравлениях не «Новичок». Почему никто не верит России

Вообще, российская реакция на события в Солсбери стала в глазах западных политиков одним из пусть косвенных, но все же довольно весомых дополнительных признаков вины. Это одна из причин жесткого ответа западного мира Кремлю, высылка 140 российских дипломатов правительствами более чем 20 стран, ограничение в контактах на высшем уровне, «политический» бойкот чемпионата мира по футболу. Ну в самом деле, какое чувство должен был бы испытать глава любого государства в такой ситуации? Это должен был быть гнев, даже ярость: какие мерзавцы нас так подставляют? Все силы были бы брошены на то, чтобы их найти и примерно наказать. Это, понятно, при условии, если вы действительно, что называется, «ни сном, ни духом». Но гнев, непонятно, насколько искренний, был обращен совсем на другой объект – на правительство, парламент, журналистов Великобритании, которых российский истеблишмент стал громко и зло обвинять в русофобии и развязывании «истеричной кампании» по дискредитации России. Были и странные заявления: «Вы там у себя разберитесь, а потом с нами разговаривайте!» Сопровождаемые издевательскими рассуждениями высокопоставленных, близких к Кремлю журналистов о «судьбе предателей» в Великобритании. То есть явными сигналами: у Москвы длинные руки.

Европейский союз, судя по всему, неприятно удивил российское руководство единодушной поддержкой британской позиции. О своей полной солидарности с Лондоном заявили и официальные представители США. Все они считают: «с высокой степенью вероятности» за терактом в Солсбери стоит именно российское государство. Несколько государств решили вслед за Британией выслать некоторое число российских дипломатов «с погонами», то есть действующих под посольской «крышей» разведчиков.

Почему же ни в Европе, ни в Америке не верят опровержениям Москвы? Логика, которой руководствуются западные лидеры, такова:

У России был мотив. А именно желание послать сигнал, напугать всех потенциальных перебежчиков в российских спецслужбах, поток которых не иссякает, что как раз приводит российские верхи в ярость. Не даром президент Путин говорил, что все предатели рано или поздно «подавятся тридцатью серебрениками» и погибнут.

У России была возможность осуществить преступление. Боевое отравляющее вещество, примененное в Солсбери, создано в России. К тому же есть сведения о том, что российские спецслужбы вели испытания с целью подготовки к использованию такого рода ядов в целях быстрого убийства.

В России есть юридическое обоснование подобных акций, принят специальный закон, разрешающий ликвидации на чужой территории.

Россия в прошлом уже прибегала к убийствам врагов государства за пределами своих границ. Была взорвана машина чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева в Катаре, в Лондоне был отравлен полонием Александр Литвиненко, существуют серьезные подозрения, что и Борис Березовский, и «слишком много знавший» Александр Перепеличный умерли не своей смертью. Журналисты насчитали 14 подозрительных случаев не проясненной гибели в Британии людей, имевших влиятельных врагов в России.

Судья: Путин и Патрушев «вероятно, одобрили» убийство Литвиненко

Репутация России заставляет подозревать возможность подобных действий. Считается доказанным, что Москва ведет гибридную подрывную войну против западных государств и обществ, включая хакерские атаки, вмешательство в выборы и так далее. Произошедшее в Крыму и на востоке Украины также свидетельствуют о том, что Москва использует любые средства для достижения геополитических целей.

Во всех перечисленных случаях в России проводится массированная кампания дезинформации. Происходящее в российском информационном поле в связи с покушением на Сергея Скрипаля и его дочь очень похоже на действия российской пропаганды после трагической гибели сотен пассажиров малайзийского «Боинга». Тогда, как и сейчас, выдвигались различные, противоречащие друг другу теории с целью защитить Россию от обвинений, запутать российское, а отчасти и западное, общественное мнение. Британское министерствоиностранных дел насчитало 21 различную версию отравления в Солсбери, выдвинутую государственными или зависимыми от властей СМИ в России

Но страны ЕС и США настаивают: нет «другого правдоподобного объяснения» покушения на Сергея Скрипаля и его дочь. Некоторые российские «эксперты» пытались, без малейших даже косвенных доказательств, найти в произошедшем «украинский след». Трудно себе представить, что Украина располагает соответствующими лабораториями и специалистами, а «Новичок» невозможно создать без них, да и для применения этого средства тоже необходимы опытные химики высшей квалификации и спецоборудование. В любом случае невероятно, чтобы Украина пошла на такой колоссальный риск – полностью утратить западную поддержку. Ради чего ставить на кон будущее своей страны – чтобы ухудшить и без того скверные британо-российские отношения?

Говорят и о некоей «мафии». Но зачем организованным преступным группировкам убивать Скрипаля, да еще так громогласно, в такой умышленно откровенной и провокационной форме? Мафия неугодных старается убирать как можно незаметнее…

Чужие для всех. России нечего противопоставить Западу

В последнее время, российская пропаганда явно получила указание сверху сделать упор на «британскую» версию. Эта версия рассчитана на малосведущих людей, поклонников теорий заговоров, не имеющих понятия о том, как устроено британское государство и как оно взаимодействует с обществом. Представить себе чиновника, политика, деятеля спецслужб, подписывающего абсолютно преступный приказ о применении боевого отравляющего вещества на улицах города, совершенно невозможно. Да и чего ради, спрашивается, так рисковать? Для того, чтобы на Россию навести напраслину из русофобских побуждений? Совершенно абсурдное предположение. Не уверен, что так уж единодушно верит ему и российская публика, другое дело, что некоторые повторяют официальные отрицания, на войне как на войне, дескать, надо все отрицать, но при этом подмигивают: мол, знай наших! Гордятся грозными отечественными спецслужбами, которые что хотят, то и воротят, в том числе и на чужой земле. Другие же не дают себе задуматься, потому что верить официальной пропаганде необходимо для психологического комфорта. Обозреватель агентства Bloomberg Леонид Бершидский написал: «Они хотят пропаганде верить, потому что иначе им придется стыдиться своей страны, а это крайне неприятное чувство…»

Еще один аргумент российской стороны: Москва не стала бы такого творить накануне президентских выборов и чемпионата мира по футболу. Но такой аргумент только на первый взгляд может показаться убедительным. Как видим, сборная Англии все равно будет в турнире участвовать, и это было заранее понятно, ведь болельщикам плевать почти на все – и на политику и даже на заказные убийства: хоть потоп, а играть в футбол надо. В Россию не приедут члены королевской семьи и британские официальные лица, но для российской стороны это наверняка позитивная новость, чиновникам из Кремля не придется смотреть принцу Уильяму в глаза… Что же касается президентских выборов, то резкий конфликт с Западом лишь сыграл президенту на руку, обеспечив в том числе и высокую явку избирателей.

Некоторые требуют окончательных, исчерпывающих доказательств, а не косвенных улик. Но таковых ведь, скорее всего, не будет никогда. В подобных ситуациях доказать прямую причастность государства за редчайшими исключениями бывает невозможно. Как выразился автор одного из постов в соцсетях: «Скептиков, видимо, ничто не убедит, кроме четкой видеозаписи момента отравления и публичного признания Путина».

Дилемма такова: либо вовсе отказаться от попыток защитить своих граждан от повторения подобных «инцидентов», либо исходить из совокупности косвенных улик и принимать решения о соответствующих действиях на основе «бритвы Оккама» – логического принципа, согласно которому самые очевидные, на поверхности лежащие объяснения в подавляющем большинстве случаев оказываются верными. Та же мысль выражена в знаменитом английском «утином тесте»: «Если нечто выглядит как утка, плавает как утка, крякает как утка, то это, видимо, утка и есть».

В Лондоне кое-кто предполагает даже: нельзя исключить, что, помимо задачи запугать потенциальных перебежчиков, Россия испытывает Британию на прочность. В духе недавнего бряцания ядерным оружием или регулярных подлетов к британскому воздушному пространству бомбардировщиков, созданных для нанесения ядерного удара. Проверяют средства ПВО и заодно пугают: вот что мы можем! А что, если в Солсбери была проведена демонстрация того, как легко провести атаку кошмарным нервно-паралитическим веществом против городского населения? И опять же посмотреть, сможет ли Лондон доказать российское происхождение яда и что предпримет в ответ… Не сдрейфят ли британцы?

Возможно, авторы таких теорий заходят слишком далеко, не знаю. А может быть, наоборот, это мы цепляемся за устаревшую предсказуемость вчерашнего дня. А вокруг новый, но вовсе не добрый, а пугающий мир. Можно ли вернуться в тот, гораздо более спокойный и уютный, что существовал до 4 марта? Россия явно не намерена Западу в этом помогать.

Андрей Остальский, «Радио Свобода»