Взгляд

Почему нужно закрыть Facebook. О бизнес модели Цукербергского болота

26 марта 2018

Бизнес-модель управления сетями надо уничтожить – другого средства в борьбе с фейк и злоупотреблением персональной информации просто нет. Ведь благодаря анонимности и отсутствия контроля за контентом, один из крупнейших американских источников информации стал добычей пропагандистов.

Кажется, я понимаю, почему Марк Цукерберг так долго не комментировал скандал с аналитическим центром Cambridge Analytica. Основатель Facebook просто застрял в замкнутом круге. Любая попытка компании решить предыдущую проблему с фейковыми новостями только пагубно отражается на решении другой – со злоупотреблением персональной информацией, пишет Леонид Бершидский на страницах «Bloomberg», перевод его статьи опубликовало «Новое Время».

Благодаря своим принципам безоговорочной анонимности и отсутствия контроля за распространением контента, один из крупнейших американских источников информации стал легкой добычей для пропагандистов. Хуже того, компания не хочет ужесточать правила идентификации, опасаясь потерять аудиторию. При этом, не принимая ответственность за контент, позиционируя себя как нейтральная платформа. Зато Цукерберг пытается решить проблему, показывая пользователям Facebook больше информации от их родственников, друзей, местных сайтов и других «проверенных».

«Зимняя вишня» в саду путинской стабильности. Коррупционный режим россиянам вылезет боком

«Время, проведенное в Facebook с пользой», – как отмечал Цукерберг, приведет к накоплению информации высокого качества. Мол, приняв решение больше не создавать фейковые аккаунты с целью распространения дезинформации, пользователи сами позаботятся о своей безопасности.

И любой, проанализировав такие меры безопасности, сможет обойти их и добиться успехов в своих коммерческих или политических задачах. Конечно, это произойдет не так быстро и эффективно, как раньше. Но и не остановит никого.

Впрочем, скандал с аналитическим центром Cambridge Analytica доказал: людей, скорее всего, и в дальнейшем будет беспокоить тот факт, что о них собирают информацию. Пусть даже и в несколько лучший способ.

«Слуцкий-гейт» полезен

После скандала появились также откровения (по крайней мере, для большинства аудитории Facebook) о том, что к 2015 году девелоперы соцсети могли получить информацию о ком-либо из друзей пользователей, только формально спросив о разрешении. Президентская кампания Обамы-2012 воспользовалась этой функцией. То же, но в более коварный способ, сделал и аналитический центр Cambridge Analytica. Что, вероятно, и привело к победе Дональда Трампа.

Большинство пока критикует руководство Facebook за то, что компания не слишком настойчиво стремилась предотвратить это. Если бы вопрос был задан только так, то Цукербергу достаточно было бы извиниться и напомнить, что тот неоднозначный сервис недоступен уже несколько лет. Но акция #deletefacebook, поддержанная совладельцем WhatsApp Брайном Эктоном (которого Facebook в свое время и сделал миллиардером) свидетельствует о более широкой проблеме. Люди волнуются из-за информации, которую о них собирает соцсеть, а также о том, как эти данные затем используют.

Facebook непосредственно участвует в политических кампаниях, помогая их организаторам достучаться до целевой аудитории. Таким образом соцсеть помогла кампании Трампа – вероятно, даже больше чем Cambridge Analytica.

Ваше слово, пропагандисты. Как Троцкий предлагал обрабатывать украинцев

Бурная реакция на скандал с аналитическим центром напоминает антифейсбучное движение в 2014 году, когда выяснилось, что соцсеть осуществляла тайные психологические эксперименты над пользователями, пытаясь повлиять на их настроение своим вмешательством в новостную ленту. Для удобства, люди легко соглашаются на обработку своих персональных данных – и ненавидят, когда из них делают подопытных кроликов.

Будет ли убеждать Цукерберг нас, что эта история никогда не повторится? Теоретически, да. Он может сказать, что в дальнейшем платформа запретит рекламу, принимать меры по сбору информации и не будет предоставлять ее политическим игрокам. Но это скользкая дорожка: никто не хочет стать подопытным кроликом для крупных корпораций.

Дай пользователям палец, и они откусят тебе руку, разрушая такую ​​тщательно построенную соцсетью бизнес-модель на основе микротаргетинга. Если же нет – то пользователи начнут маскироваться, удалять аккаунты или скрывать часть информации.

Сенатор Клинцевич «переобулся в воздухе»: присоединение Крыма назвал «варварской оккупацией»

Такие маленькие жертвы, в конце концов, стали бы бессильны против той критической массы недовольных, чье количество все увеличивалось по мере того, как долго Цукерберг медлил со своей минималистичной попыткой решить проблему с фейками. А действительно, что люди хотят от него? Они хотят улучшить систему сбора данных, или чтобы Facebook вообще перестал их собирать? Может и то, и другое? И на чем, в таком случае, соцсеть зарабатывать деньги?

А может, пользователи ничего не хотят? Был бы мир хуже без Facebook? Что бы потеряли пользователи? Люди всегда могут поговорить с ботами о сомнительной политике и в Twitter. Они могут переписываться с друзьями, семьей, соседями или коллегами в многочисленных мессенджерах. Молодежь массово отказывается от такой коммуникации, из-за чего новый министр цифровой инфраструктуры Германии Дороте Бер недавно обозвала Facebook «сетью пожилых людей». Управляющей старшим поколением, кроме инерции?

Цукерберг, от которого ожидают ответа, вряд ли пойдет на какие-то радикальные изменения. И что, когда пойдет?

Мошенник который никогда не был диспетчером. О Карлосе, который наврал про MH17

Иногда мечты помогают понять реальность. Я представляю себе, как Цукерберг записывает новый видеоролик. Представляю, как он, пытаясь сдержать эмоции, тихо начинает свою речь. «Мы слишком далеко отошли от того, что начиналось в общежитии в Гарварде, – говорит он. – Возможно, даже слишком далеко. Мне грустно это объявлять, и мы закрываем главный сайт Facebook. Очевидно, что его возможностями злоупотребляли кто только мог, в том числе и мы. Очевидно, что вы, народ, больше не хотите пользоваться нашим сервисом. В дальнейшем мы будем помогать вам общаться с миром через Instagram, Messenger и WhatsApp. Мы обещаем, что эти приложения никогда не превратятся в еще один Facebook».

Много ли людей (кроме, конечно, акционеров) вздохнули бы с облегчением? Я вздохнул бы.

Леонид Бершидский, «Bloomberg»