Зона "русского мира"

Возвращение в СССР. Что впереди у России

21 марта 2018

Российские эксперты рассказали в Вашингтоне о том, как может развиваться ситуация в стране после переизбрания Владимира Путина

Прошедшие в воскресенье выборы президента России, на которых предсказуемо был переизбран Владимир Путин, были подвергнуты критике независимыми международными наблюдателями, и отнюдь не все лидеры даже граничащих с Россией государств поздравили своих соседей с этим событием.

Главный оппонент Кремля в самой России — оппозиционер Алексей Навальный, не допущенный к этим выборам в качестве кандидата — призывал своих сторонников бойкотировать голосование, поскольку оно не было настоящими выборами.

Однако анализ того, что произошло — значительной по официальным цифрам явки избирателей и уровня поддержки действующего президента более чем в три четверти от пришедших голосовать — будет необходим как желающим понять суть нынешнего режима в России, так и тем, кто пытается предсказать, в какую сторону этот режим будет развиваться.

Этот анализ был сделан 20 марта в Институте Кеннана в Вашингтоне приехавшими в столицу США известными российскими экспертами: доцентом Института общественных наук РАНХиГС Екатериной Шульман, экспертом фонда «Либеральная миссия» Кириллом Роговым и политологом Дмитрием Орешкиным.

Екатерина Шульман: «электоральное мероприятие», контролируемое властью

По словам Екатерины Шульман, «электоральное мероприятие» 18 марта проходило в атмосфере контроля и давления, осуществлявшихся российской властью, но нельзя впадать в крайности, оценивая то, как прошли эти выборы: «Нельзя сказать, что выборы отражают свободное волеизъявление граждан, но нельзя и сказать, что результаты на них полностью «нарисованы» и никак не связаны с тем, как люди себя ведут, и чего они хотят».

Фас! В России стартовала новая война властных кланов

Екатерина Шульман заявила, что российская власть на всех уровнях — от Кремля до самого низового звена — традиционно делает каждую избирательную кампанию управляемой: «Администрация президента, ее политический блок задает общую рамку, некую концепцию того, как выборы будут проходить. Местные власти являются организаторами практической части. Задача регионального и муниципального руководителя — продемонстрировать в ходе выборов, что он контролирует свою территорию и в состоянии обеспечить нужный результат. Это — не просто прислать в центр цифры: избирательная кампания должна пройти без скандалов».

Кремль, по мнению эксперта, применил в президентской кампании-2018 несколько приемов для гарантии нужного ему результата: «Основным инструментом, гарантирующим нужный результат выборов, является недопуск участников. Остальные методы — контроль над медиапространством, то есть пропагандистская машина, контроль над финансовым пространством, являются вторичными по отношению к этому основному инструменту. Это не новость 2018 года: в той или иной степени администрация президента всегда контролировала состав участников. Но на нынешних выборах состав напоминает выборы 2004 года, такое же голосование на второй из двух возможных подряд сроков, когда, видимо, нельзя допускать никакого риска. Недопуск главного оппозиционного кандидата был предсказуем, и это произошло».

«Второй инструмент — это мобилизация явки посредством использования административно зависимого электората. Явка была основной проблемой этой кампании… Эту проблему решили, во-первых, кое-что все-таки дорисовав, но та ее часть, которая была не дорисована, была получена от использования той части электората, которая прямо или косвенно получает деньги от государства. То, что мобилизация электората перешла от региональных руководителей к работодателям, кажется мне довольно важным сдвигом» — сказала Екатерина Шульман.

Эксперт напомнила, что данные о явке в последних сообщениях Центризбиркома России значительно менялись — с 63 до 67 с лишним процентов, и предположила, что «надувать» явку нужно было для увеличения абсолютного показателя голосов, отданных за Владимира Путина.

Кирилл Рогов: нынешний российский режим — это «матёрый авторитаризм»

По словам Кирилла Рогова, результат голосования за Владимира Путина — «это очень честная цифра в смысле того, что она нам дает очень ясное представление о том, с каким режимом мы имеем дело».

Эксперт поясняет: «Если у вас конкурентный режим, что цифра победителя будет располагаться в пространстве от 50 до 60 процентов. Если у вас мягкий авторитарный режим — эта цифра будет тяготеть к 65-66 процентам, и это такой режим, в котором оппозиция вполне легитимна, есть оппозиционные медиа, есть элиты, которые поддерживают оппозицию, и оппозиция имеет вес, хотя и никогда не может выиграть. Если же главный кандидат всегда побеждает, никогда не сменяется и получает существенно больше 70 процентов — 75, 85 процентов, даже и 95 процентов — то это другой режим: там нет значительных конкурирующих элит, очень мало оппозиционных медиа, оппозиция стигматизируется. Выборы, которые мы видели в этот раз, и цифра, полученная Путиным, под 77 процентов — это матёрый авторитаризм. Только у такого авторитаризма начинаются такие цифры».

Жириновский назвал россиян монархическим народом

«Мы видим страну, которая перешла в другое состояние в силу авторитарных институтов, которые в ней были построены за последние шесть лет. Россия вступает в новый политический цикл, который будет проходить под влиянием трех крайне неблагоприятных факторов: это экономическая стагнация, международная изоляция и «проблема 2024 года», когда Путин не сможет избираться президентом, и должен произойти транзит», — говорит Кирилл Рогов.

Сложность «транзита», заключает эксперт, состоит в том, что вместе с Путиным достаточно почтенного возраста к 2024 году достигнут и члены административной элиты вокруг него, а также дружественные ему олигархи.

Дмитрий Орешкин: Россия — это «гибридный» СССР, впереди — централизация и изоляционизм

Политический географ и эксперт по российским регионам Дмитрий Орешкин привел сравнительную картину голосований в позднем СССР и современной России, проведя параллели между тем, как различались в смысле контроля голосования и общественной жизни в целом регионы той и другой страны. Вывод политолога: «Под корой административных ухищрений идут процессы примерно такие же, как в 1991 году: электоральные «султанаты» (регионы с жесткой вертикалью власти и авторитарным руководством — Д.Г.) контролируют процесс, в Москве и других продвинутых территориях — как бы контролируют, а что там внутри происходит, уже не видно, и для того, чтобы поддержать эту систему, власть будет использовать типично советские подходы: ругаться с Западом, запираться и строить уже не забор, а «железный занавес».

«Мы сейчас имеем такой СССР в миниатюре, или «гибридный» СССР, когда результаты выборов сильнейшим образом зависят от административного ресурса, когда происходит консолидация элит. Население тоже консолидируется, но за счет не коррупционной скупки, а пропагандистской накачки — но это очень зависит от того, как начальник повелел. В рамках такой советской картинки и будет продолжаться дальнейшее развитие, то есть — централизация, милитаризация общественного мнения, экономический застой и изоляционизм», — описывает предполагаемые черты следующего 6-летнего срока правления Владимира Путина Дмитрий Орешкин.

Данила Гальперович, «Голос Америки»