Зона "русского мира"

Русский либерализм изжил себя

20 марта 2018

Не всякий либерал джентльмен, но каждый джентльмен – либерал. А джентльмен отличается от охлоса не столько тем, что он делает, сколько тем чего он, в отличие от других, никогда не делает. Честь, репутация, верность слову, некая устойчивая последовательность принципов и жизни для джентльмена важнее всего.

Второй день на улицах города, не говоря уже об информационном пространстве, царит ощущение праздника великой победы: Путин набрал 77%! Явка была высокой! Народ, наконец, консолидировался и сплотился! Я некоторое время никак не мог понять, пишет на своей странице в Facebook Александр Сытин: Ну набрал бы Путин не 77, а 65% голосов что-то изменилось бы?

Но они знают больше, чем я и им, в отличие от меня, есть что терять и они, видимо, чего-то очень боялись. Это мне со своей колокольни казалось, что у них все хорошо, но они учили меня еще в РИСИ своему мышлению: Если тебе кажется, что все хорошо, значит ты чего-то не знаешь, говорил мне старый генерал-лейтенант контрразведки в отставке. Еще раз заочно спасибо ему, если вдруг он читает меня: я помню и признателен за уроки. Пару раз эти уроки, возможно, спасли мне жизнь…

Второй день на улицах города, не говоря уже об информационном пространстве, царит ощущение праздника великой победы:…

Опубліковано Alexander Sytin 20 березень 2018 р.

А вот после такого лирического вступления приступим к discours sur la polituque interiieur de la Russie. Нет никакого сомнения, что итоги выборов продемонстрировали полный провал в России так называемого «либерального» дискурса. Либерального в кавычках, потому что по глубокому моему убеждению никакого либерализма, коммунизма, либеральной демократии, нацизма и прочих «измов» в по крайней мере современной России нет.

Есть ярлыки (ах, да! Еще фашизм забыл!), за которыми не скрывается и никогда в общем-то не скрывалось никакого конкретного содержания. В России все превращается в ярлыки и лишается содержания, но сегодня мы русофобией заниматься не будем – в другой раз. Так вот, используем имеющиеся категории.

Либеральный дискурс переживает кризис повсюду, в том числе и, может быть, в первую очередь, в столь любезной моему сердцу Европе. Там, как мне представляется ex profundis заснеженных улиц Москвы, неожиданно для себя подтвердившей на выборах высокое звание столицы «русского мира», слишком увлеклись отстаиванием прав, в том числе исторических, разного рода групп, представляющих иной раз весьма экзотические интересы столь экзотических меньшинств, что на исходе 6-го десятка невольно удивляешься: как же удалось прожить жизнь, даже не представляя себе, что такое существует?!

Почему на самом деле Путин выборы проиграл

Русский же либерализм изжил себя по двум фундаментальным причинам. В его основе, в общем-то по западному образцу, лежала правозащитная деятельность. Власть услышала этот сигнал и перехватила его, заявив, что большую часть проблем, которые ставят либералы-правозащитники вполне возможно решать в рамках вполне авторитарного строя, зачастую это даже эффективнее получается.

Получается не все? – Да, есть проблемы, но мы над ними работаем. Можно подумать, что у вас (Ельцина и Гайдара, последний, напомню, не пробыл у власти и года) все получалось! В качестве примера приводились пресловутые 90-е и в глазах большинства населения с точки зрения обеспечения прав и безопасности сравнение было явно не в их пользу.

А демократия? – Демократия тоже не самоцель. Но и тут власть перехватила идею и приспособила ее под свои нужды. Либерализм и демократия – это реализация интересов большинства? Тут разного рода доморощенные пропагандисты со вчерашних кафедр научного коммунизма охотно прибегали к дословному переводу и вспоминали афинское полисное государство времен Перикла, – так вот вам и демократия: интересы большинства соблюдены, Народ является источником власти.

Есть ли у вас план? Деоккупацию Крыма нужно готовить уже сейчас

Какой демократии вам еще надобно? Так на необъятных русских просторах появилась суверенная управляемая, если угодно (я в данном случае совсем без иронии – скорее с болью) народная демократия и столь же народный авторитаризм. О втором врожденном пороке русского либерализма – стремлении встроиться в вертикаль власти, созданную отнюдь не либеральными деятелями, «заслужившими» свое право строить ее средствами суверенной демократии многолетней беспорочной службой в структурах государственной безопасности, я уже говорил и намерен в ближайшем будущем вернуться к этой теме.

Тем самым, в стране была создана авторитарная по сути и демократическая по форме система, к которой практически невозможно предъявить формальных претензий. Все строители вертикали и суверенной демократии учились в советских вузах, где усвоили, что к СССР предъявляли в значительной мере формально-правовые претензии. Так появился, если не идеальный, то вполне сносный, формально-правовой фасад.

Автомобиль красивый? Салон удобный? Что вам еще надо? Ах, не едет? А зачем и куда вам ехать? Вождь позаботится о том, чтобы у вас была еда и работа, жилье и женщины, чтобы вы рожали много детей. Что вам еще? Ах, вам возможности для индивидуальной реализации и инициативы? А оно вам нужно? Вы хорошенько подумайте! А если еще лучше? Не нужно? Ну и чудненько, вы же умнички, мы всегда это знали!

Конституционная реформа: коронацию императора назначат на 7 мая

Вот вам возрождение русского мира, вставание с колен, убеждение что Запад вас боится, и завидует вам, что у вас есть такой президент с таким рейтингом. У других посмотрите, что творится, а тут тишь да гладь!

На самом деле либерализм как таковой предполагает автономный статус независимой самостоятельной личности. Он рождался не в полисе Перикла, а в эпоху рыцарства и Ренессанса, когда формировалось понятие личности, вступающей в определенные отношения с Сеньором и государством и имевшей равное с ними субъектное право в любой момент эти отношения прекратить. Он рождался из ответов суверенного собственника, который мог ответить посланцу короля:

Я прекрасно понимаю, зачем королю нужен банкир, но совершенно не понимаю, зачем банкиру король. И с этим, как теперь говорят в народе, ничего сделать было нельзя. Он рождался из независимой, а зачастую противостоящей государству церкви, в лоне и за стенами монастырей которой гонимый мог обрести безопасность и покой.

Молчание и подавленность. Реакция мира на «избирательный рекорд» Путина

Либералами в подлинной смысле слова были Р.Киплинг и С. Родс, Д.Локк, Т.Мальтус и А.Смит, У.Питт младший, Д.Рассел, Р.С.Кэстльри и Р.Солсбери. Подлинный либерал – чаще всего глубокий консерватор, но консерватор-индивидуалист, испытывающий брезгливость по отношению к охлосу как источнику власти и объекту политического и пропагандистского воздействия. Воспитание заставляет прятать это презрение и брезгливость за тем, что в охлосе принято называть лицемерием – там же в ходу искренность равенство и справедливость, но либерал утративший эту внутреннюю брезгливость, неспособный сохранять дистанцию, теряет самое основное – репутацию, достоинство и уважение.

Охлос начинает смотреть на него как на равного: Смотри, одни только «понты», а на самом деле такой же как мы, говорит он сам себе, увидев на экране какую-нибудь «клубничку» с участием известного политика или чиновника. Конечно, не всякий либерал джентльмен, но всякий джентльмен – либерал. А джентльмен, как известно, отличается не столько тем, что он делает, сколько тем чего он, в отличие от других, не делает. Честь, репутация, верность слову, некая устойчивая последовательность принципов и жизни для него важнее всего. Это к этической части наших рассуждений.

Приложите эту кальку к известным вам образам русских либералов. Похоже? – Думаю не очень. Отсюда и неготовность за ними идти. Отсутствует тот безусловный нравственный и эстетический авторитет, который может вызывать глумливые усмешки, но вместе с тем порождает у нижестоящих подсознательную готовность повиноваться и следовать за таким человеком, отчетливо понимая, что он не один из них. Это, так сказать, личностная сторона.

Самые предсказуемые выборы

Теперь сторона политическая. Господство или преобладание либералов в подлинном смысле слова означает полный демонтаж и установление системы, делающей невозможным существование таких форм общественной и государственной жизни, как клановость, родственные, земляческие, дружеские, служебные (вместе служили в Афгане), криминальные (вместе сидели) и прочих неформальных форм назначений, карьерного роста и принятия решений.

Думаю, любой человек, имеющий жизненный опыт найдет массу примеров того, о чем я сказал в окружающей действительности. До тех пор пока власть (или оппозиция) не предложит программы, по сути близкой к той, которая была реализована в Сингапуре – кстати, типично либеральное решение, до тех пор страна будет топтаться на месте или ходить по замкнутому кругу.

И, наконец, В.Путин – не власть, не государство российское, а лично В.В.Путин получил мандат доверия. Этот мандат предполагает, что в течение 100 дней от него ожидают решительных шагов – в первую очередь существенного реформирования или даже смены кабинета министров, а в ближайшую выборную кампанию – изменения политического ландшафта и значительной корректировки персонального состава ГосДумы.

Коллективный Путин: как электорат стал винтиками «вертикали»

Наблюдая предыдущую политику В.Путина я очень сомневаюсь в том, что такие перемены произойдут. Вероятнее всего власть воспримет его личный мандат, как мандат доверия всей власти – это мы уже наблюдаем в комментариях людей типа П.Толстого в информационном пространстве.

Это очень опасный путь. Величайшее доверие может очень быстро смениться величайшим разочарованием и тогда то, чего я не знаю, но то, что перед выборами знали и чего боялись ОНИ, может реализоваться в самых кажущихся сейчас фантастическими сценариях.

Александр Сытин, Facebook