Политика

Невиртуальные санкции для РФ

16 марта 2018

Публикация новых санкционных списков США не случайно совпала по времени с совместным заявлением четырех стран относительно покушения на Сергея Скрипаля и его дочь. В пресс-релизе Министерства финансов есть ссылка и на этот инцидент, и на предупреждение о кибератаках, угрожающих жизненно важной инфраструктуре Америки, изданное в тот же день Министерством внутренней безопасности и ФБР.

Хотя от администрации Трампа давно ждали исполнения закона, а она всячески отлынивала и занималась проволочками, в данный момент дальнейшее бездействие было бы просто позорным. Вашингтон был обязан выразить солидарность со своим ближайшим союзником. Терезе Мэй в личном общении с президентом удалось убедить его в причастности России. Как обычно, Дональд Трамп все же оставил лазейку к отступлению. «Похоже на то, что за этим стоят русские», — сказал он после телефонного разговора с британским премьером.

Чувствуется, что ему все труднее отмахиваться от настойчивых докладов собственных спецслужб, тем более что вскоре ему предстоит встреча со спецпрокурором Мюллером и такая позиция может навлечь на него дополнительные подозрения.

Мюллер затребовал у компании Трампа документы связанные с Россией

Санкционных списков два. Первый список — следствие исполнительного указа (точнее — поправки к указу), подписанного Бараком Обамой в декабре 2016 года. Документ стал результатом доклада разведсообщества США президенту о «вредоносной российской деятельности в киберпространстве». С докладом был ознакомлен и Дональд Трамп как избранный президент, поэтому напрасно он сейчас утверждает, что Обама не сделал ничего, чтобы защитить Америку от кибератак. Трамп дальше Обамы в своих мерах не идет.

В первый список включены Евгений Пригожин и его компании, включая «фабрику троллей» — Агентство интернет-исследований, и сами тролли в количестве 12 человек. Это те самые лица, которые перечислены в обвинительном заключении за подписью специального прокурора Роберта Мюллера. Но если Мюллер обвиняет их в мошенничестве (поэтому зря президент Путин говорит, что по российскому законодательству их действия ненаказуемы), то санкциям они подвергнуты за агрессивную пропаганду в соцсетях, которую правительство США расценивает как вмешательство в президентские выборы 2016 года. Для включения в санкционный список никаких доказательств, предъявляемых в судебном порядке, не требуется: список составляет Минфин на основании данных, предоставленных спецслужбами. Как суверенное государство США вправе воспретить въезд на свою территорию и доступ к своей банковской системе кому угодно без объяснения причин.

Второй список составлен во исполнение закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» — закона, принятию которого в июле прошлого года администрация рьяно сопротивлялась. От президентского вето его спасло только подавляющее большинство в обеих палатах Конгресса. Именно в соответствии с этим законом правительство направило Конгрессу пресловутый «кремлевский список«. Но никого из фигурантов «кремлевского списка» в санкционном нет за исключением одной персоны — директора ГРУ Игоря Коробова. Из обамовского списка в трамповский перекочевали и три его зама. Добавлены два старших офицера ГРУ, Сергей Афанасьев и Григорий Молчанов, видимо, непосредственно руководящие кибервойной.

Американская разведка считает, что эту войну ведет ГРУ, а ФСБ ему помогает. В указе, подписанном Обамой и остающемся в силе, сказано, что санкции вводятся в отношении тех, кто «искажает, изменяет данные или вызывает незаконное присвоение информации с целью или следствием вмешательства или подрыва избирательных процессов или институтов». Речь идет о взломах систем регистрации избирателей и подсчета голосов. Такие взломы или попытки взломов были зафиксированы в 21 штате. Дональд Трамп выиграл выборы благодаря победе в трех штатах, которые Хиллари Клинтон считала «своими», — вернее даже, в отдельных округах этих штатов.

Полный список лиц включенных в «Кремлевский Доклад»

Кроме того, Минфин приписывает ГРУ создание и распространение в 2016 году вируса NetPetya, которое названо в пресс-релизе «самой разрушительной и крупнейшей по масштабам ущерба кибератакой в истории», затронувшей не только США, но и многие страны Европы и Азии. Наконец, Минфин напоминает, что двум офицерам ФСБ предъявлены обвинения во взломе банка личных данных полумиллиарда пользователей Yahoo. Один из участников этого взлома, Карим Баратов, арестован в Канаде, экстрадирован в США и в прошлом месяце признал себя виновным. Трое его сообщников — Алексей Белан, Дмитрий Докучаев и Игорь Сушин (двое последних — сотрудники ФСБ) — объявлены ФБР в розыск и значатся в списке самых опасных киберпреступников. Обвинения им предъявлены заочно.

Опубликованное 15 марта предупреждение о вероятных кибератаках России поражает своей детальностью. Таких подробностей американские спецслужбы в открытых докладах еще не публиковали. Это те самые «пароли, адреса, явки», которые так жаждал увидеть Владимир Путин, включая коды и описание способов незаконного вторжения в компьютерные сети американской инфраструктуры, включая электро- и водоснабжение, объекты атомной энергетики, воздушного сообщения и производства жизненно важных товаров. По словам составивших его экспертов, российские хакеры не пытаются взломать хорошо защищенные сети основных систем управления этими объектами — они проникают в серверы периферийных партнеров и субподрядчиков и уже оттуда начинают направленный фишинг с помощью почтовых отправлений. Таким посланием может быть резюме инженера, ищущего работу: стоит его открыть, как начинает работать троян, собирающий логины и пароли, которыми пользуется хозяин компьютера.

Восемь месяцев назад после утечки секретного доклада The New York Times сообщала о попытке взлома — предположительно русскими хакерами — системы управления атомной электростанцией Wolf Creek в Канзасе. А в октябре прошлого года компания кибербезопасности Symantec опубликовалаотчет о своих наблюдениях за действиями хакерской группы Dragonfly, которую эксперты считают российской и которая специализируется на объектах энергетики.

В условиях непрекращающейся чехарды в кабинете и аппарате Белого Дома (вчера в десятом часу вечера стало известно, что Трамп намерен уволить своего советника по национальной безопасности генерала Макмастера) и быстрой смены настроений экспансивного президента трудно судить о том, как теперь принимаются решения исполнительной властью и существует ли вообще процедура их принятия. Никто, в том числе и сам президент, не может поручиться, что уже завтра он не пойдет на попятный двор и не заявит, что все это фальшивка. Но, возможно, он все же понимает, что угроза инфраструктуре — это не предмет для демагогии и политических игр. Во всяком случае, министр энергетики США Рик Перри, принимавший вчера участие в слушаниях по бюджетной заявке своего ведомства в комитете нижней палаты Конгресса по ассигнованиям, сказал, что кибератаки стали для американской энергетики грозной реальностью.

Владимир Абаринов, «Грани.Ру»