Гуманитарная аура

Политика должна быть публичной. РФ проиграла в информвойне

15 марта 2018

Москва адекватно ответит Лондону, меры уже прорабатываются, заявила накануне официальный представитель МИД Мария Захарова. Ранее Великобритания объявила о высылке российских дипломатов и других мерах воздействия в связи с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери

Российский МИД ответил традиционно, подобные заявления приняты еще с советских времен: британские власти в очередной раз попытались развязать огульную антироссийскую кампанию, теперь следует ждать ответных мер. И так далее…

Главный вопрос: можно ли было избежать очередной конфронтации с ключевой страной западного мира? Насколько изначально их требования были невыполнимы? Да, мы не приемлем ультиматумов. Да, они не церемонились с доказательной базой. И все-таки. Что следует из выступления Терезы Мэй? Совершено нападение на британского подданного, пострадали другие граждане, не причастные к этой истории. Орудие преступления — боевое отравляющее вещество российского происхождения.

А Москва не выказала уважения. Мы знаем, какой был ответ: это ваши дела — вы и доказывайте.

Хотя, как сообщают источники, по дипломатическим каналам все-таки объяснили, — но, что называется, по-тихому — что газ не наш, что его весь утилизировали, что Скрипаль давно выпал из поля зрения спецслужб, его помиловали, поэтому угрозы больше не представляет. И зачем такое устраивать накануне выборов? Сами посудите — это же явная провокация.

Тем не менее, они там у себя на Западе привыкли, что политика может быть только публичной и больше никакой — так что объяснять нужно во всеуслышание. У нас так не привыкли.

Конечно, Россию можно понять — в глазах своих граждан нужно выглядеть крутыми — чтобы не обвиняли, что, мол, прогнулись. Но ведь перспектива мировой изоляции — тоже не очень приятный факт, это гораздо страшнее, чем что кто что-то не так подумает.

В отравлениях не «Новичок». Почему никто не верит России

Можно было бы как-то попытаться смягчить последствия, не доводить до жесткой конфронтации — например, провести собственное гласное расследование, показать по федеральным каналам: смотрите — весь «Новичок» уничтожили, все обязательства выполняем, а газ в Европу мог попасть как-то по-другому, мало ли складов осталось на постсоветском пространстве.

Возможно, эффект был бы другим. Но не получилось. Теперь поздно. Проиграли, в первую очередь, в информационной войне — придется расхлебывать. Конфликт будет только раскручиваться — утратили понимание с западными партнерами.

Напрашивается здесь какой-то новый креативный подход, чтобы и лицо сохранить, и новых санкций избежать.

Похоже, все-таки назрели перемены в российской вертикали. И касается это не только отношений с западными партнерами, которые, конечно, далеко не идеальны.

Дмитрий Дризе, «Коммерсант. FM»