Политика

Альтернативы Медведчуку: Зачем у Порошенко рассматривают «чужих» переговорщиков по Донбассу

14 марта 2018

Предоставив двум политикам из непрезидентской команды неофициальный мандат на переговоры по введению миротворческой миссии на Донбасс, Петр Порошенко преследует сразу несколько целей – как внешне – так и внутриполитических.

Неофициальные международные переговоры по введению миротворцев ООН на Донбасс от имени Украины теперь будут вести два новых человека, не являющихся членами президентской команды, но располагающие немалым международным дипломатическим опытом. Об этом пишет на страницах «Деловой Столицы» Виталий Дяченко.

Как сообщают информированные источники, речь идет о нардепе от «Батьківщини» Григории Немыре – достаточно близком соратнике Юлии Тимошенко, и Константине Грищенко, экс-«регионале», который кроме того, что дважды был министром иностранных дел – в правительствах Януковича и Азарова, побывал послом Украины как в США, так и в России.

Конфликт внутри «Украинского выбора» Медведчука: руководство движения не верит в будущее проекта

Если информация источников верна, то компания Петру Алексеевичу в его международных делах попалась прелюбопытная. Международный опыт и связи обоих сомнению не подлежат, чего не скажешь об их лояльности к главе государства. С одной стороны, один из ближайших соратников Тимошенко, с другой – бывший соратник Януковича, явно имеющий связи в Москве. Однако именно этими своими чертами оба новых переговорщика и ценны.

Немыря хотя никогда и не возглавлял МИД – в кабинете Тимошенко до 2010 г. он был вице-премьером, а дипломатическое ведомство по квоте президента Виктора Ющенко занимал Владимир Огрызко, – тем не менее всегда считался неофициальным министром иностранных дел при Тимошенко. Так, собственно, происходит и сегодня. Именно Немыря сопровождает Юлию Владимировну во всех ее иностранных вояжах и, судя по всему, присутствует на всех переговорах.

Теперь же Немыря получил возможность говорить за рубежом одновременно и от имени действующего президента, и от имени главного кандидата на эту должность от оппозиции. Такой ход, во-первых, дает Западу крайне важный сигнал, что, несмотря на всю напряженность внутриполитической борьбы, во внешней политике, а в особенности в вопросе войны на Донбассе, и власть, и оппозиция Украины выступают единым фронтом. В свете приближающихся украинских президентских выборов такой подход явно выглядит более солидным и позволит вести переговоры с западными партнерами более уверенно.

ДегеНеРаты

Во-вторых, нельзя не вспомнить об относительно тайной встрече между Тимошенко и Порошенко, которая состоялась еще в начале февраля. Эта встреча, как только о ней стало известно СМИ, тут же обросла разными теориями и предположениями – от конспирологически-фантастических до вполне вероятных. К последним относится и та, согласно которой Порошенко и Тимошенко попробовали договориться о том, как они будут жить после выборов, независимо от того, кто на них победит. Мандат Немыре на переговоры в этом контексте выглядит как косвенное доказательство того, что некие подобные договоренности между политическими конкурентами имеются.

Ну и, в-третьих, предоставив Немыре право на переговоры, Порошенко дает сигнал своим избирателям, равно как и другим украинским политикам, о том, что способен поставить интересы государства выше личных политических амбиций и что способен договариваться даже с заклятыми оппонентами.

Что же касается Грищенко, то в его лице Петр Алексеевич, похоже. рассчитывает получить альтернативу одиозному Виктору Медведчуку в качестве переговорщика с Кремлем. Собственно, факт того, что кум Путина является одним из переговорщиков от Украины в Минске, уже давно не дает покоя украинским зрадофилам, да и всем остальным критикам действующего президента.

Лондон. Чисто российское убийство

Объяснения в духе того, что Медведчук занимается исключительно переговорами об обмене пленными, как и о том, что Виктор Владимирович едва ли не единственный человек в Украине, который может говорить лично с Путиным, особого эффекта не имеет. Правда, в последнее время и эффективность Медведчука как переговорщика вызывает некоторые сомнения, и в скандальном «террористическом» деле Рубана он, пусть и косвенно, но оказался замешан. Так что Грищенко вполне может оказаться более эффективной кандидатурой на главного переговорщика с Кремлем.

В пользу Грищенко говорит не только его колоссальный дипломатический опыт, но и относительная политическая нейтральность. Несмотря на членство в пророссийской команде Партии регионов, Грищенко курировал именно евроинтеграционное направление во внешней политике, а когда в 2013 г. правительство Януковича-Азарова отказалось от подписания соглашения об ассоциации с ЕС (что и стало поводом для начала Революции достоинства), Грищенко уже был в «почетной ссылке» на должности вице-премьера, где курировал образование, медицину, культуру, спорт и тому подобное, но имел крайне мало влияния на внешнюю политику. Собственно, именно тогда отношения Грищенко с командой «газовиков» Левочкина, Бойко и Фирташа в Партии регионов заметно охладели, поскольку его политические партнеры никак не помешали оттеснению Грищенко от руководства МИД Украины.

В то же время Грищенко всегда выступал за прагматичные, но дружественные отношения с Россией, и именно с целью улучшения отношений с северным соседом он был назначен на должность посла Украины в Москве. Произошло это в год агрессии России против Грузии, в 2008-м, когда отношения Киева и Москвы оказались в очередной раз крайне сложными.

Обложили со всех сторон. Война понарошку?

При этом важно понимать, что Грищенко свою личную политическую позицию всегда держит при себе, не важно продвигает он евроинтеграцию или пытается мириться с Москвой, что делает его как минимум не слишком раздражающей фигурой для всех партнеров. При этом Грищенко располагает крайне важным в нынешней ситуации качеством – он как представитель старой советской дипломатической школы умеет разговаривать с россиянами, понимая их иррациональность и обязательность исполнения чего-то в духе знаменитой формулы алкообщения «Ты меня уважаешь?», чего большинство украинских политиков новой генерации не столько не понимают, сколько не чувствуют.

Таким образом, Немыря и Грищенко могут оказаться достаточно полезными для Петра Алексеевича и в плане перспектив внешней политики, и в плане «убирания» крайне раздражающего украинского избирателя фактора Медведчука.

Виталий Дяченко, «Деловая Столица»