Политика

Расшибленный лоб и заговор элит

12 марта 2018

Первым был, как и следовало ожидать, Дмитрий Песков. Потом Оливер Стоун — точнее, труженики Первого гостелеканала. А теперь вот столичный мэр выложил у себя на сайте текст под названием «Почему я буду голосовать за Владимира Путина?».

Песков, бряцая по струнам веселой пресс-секретарской лиры, бесхитростно воспевал своего господина: мол, и vox populi его славит, и на Олимпе вряд ли сыщутся боги, равные ему, несравненному. Короче, нес пургу. За что был публично порицаем председателем ЦИК и приносил извинения.

С фильмом лучшего из наших голливудских друзей история вышла не столь печальная, однако тоже неприятная. Прослышав о повторной демонстрации «Путина» накануне выборов, Элла Памфилова вроде и не усмотрела в нем «наличие агитационной цели», но все-таки очень посоветовала Эрнсту «отложить дальнейший показ» документалки до лучших времен. Когда народ уже наконец проголосует за Владимира Владимировича. Эрнст внял доброму совету.

Автор первого фильма о Путине: Стоун стелилися перед президентом

А вчерашнее выступление Собянина затмило все, что мы до сих пор видели и слышали, отслеживая предвыборные сюжеты. Задавшись вопросом, который практически никого не интересовал, Сергей Семенович взялся отвечать на него долго, подробно, заунывно. Открылось, что за два десятилетия, связывающие блогера-градоначальника и Путина личным знакомством, тот не «бронзовел», нет, но становился все «более естественным, более простым в общении». Еще мэр предложил вспомнить, что обсуждали россияне, когда грядущий национальный лидер только шел к власти, — от кавказской войны и взрывов домов до невыплаты нищенских пенсий — и что обсуждают теперь. А то обсуждают, что, «вопреки падению цен на нефть и санкциям, Россия выстояла и движется вперед».

Со всей суровостью оратор высказался о несогласных: одни, понимаете ли, «хотят сделать нас американцами, другие — китайцами». Со всей убедительностью — о том, почему 18 марта надо прийти и проголосовать за Путина. Ибо истинных, но ленивых его приверженцев, оставшихся в этот день дома, «автоматом запишут в забастовщики и добавят, что вы сомневаетесь в российском статусе Крыма«, а что может быть ужасней таких сомнений? Разве что подозрения в том, что вы поддерживаете одного знаменитого, но по имени не называемого политика, который как раз и призывает к забастовке. Ну и, понятное дело, «многие западные эксперты и СМИ готовятся политизировать явку», и «всех, кто не придет на выборы, попытаются представить как проголосовавших «против». Лично Сергей Семенович отказывается быть марионеткой в этой гнусной игре и потому он «пойдет на выборы и будет голосовать за Путина». Чего, как говорится, и вам желает.

Что тут скажешь? Налицо прямое нарушение закона, запрещающего лицам, занимающим государственные должности, воздействовать на электорат с целью помочь ему проголосовать так, как хочется начальству. О чем, безуспешно пытаясь сдерживаться, Собянину уже сообщил член ЦИК Сироткин, и не без юмора. С одной стороны, он осудил «неэтичный поступок» мэра, с другой же вслух призадумался о том, является ли агитация за Путина агитацией как таковой. Критик Собянина предположил, что если это было «просто признание в любви президенту», то, может, и ничего, закон о выборах любить главнокомандующего не воспрещает. Однако за отчасти оправдательной этой речью проглядывала убийственная насмешка, что в наши времена не вполне типично для официальных лиц, надзирающих за путиноголовыми пропагандистами.

Признать выборы Путина – признать аннексию Крыма

Вообще скандал вышел до того громкий, что проблема этики отступила на второй план перед конспирологией. Сложилось даже впечатление, что все они в той или иной степени стремились навредить фавориту нынешней президентской гонки — и пресс-секретарь, и телевизионщики, и градоначальник. Им, дескать, тоже надоел несменяемый Путин — и они его бесстрашно топят. Поскольку за пренебрежение законом о выборах со стороны верных его соратников могут и нарушителей покарать, и самого фаворита. Шутка ли, закон! Чудится, знаете, некий внутриэлитный заговор против того, без которого Россия не погибнет, а спасется.

Хотя, конечно, имеются и другие объяснения, попроще. Чиновный восторженный идиотизм, например. Расчетливое стремление выслужиться, что более всего относится к московскому начальству: ведь в столице по традиции следует ожидать и протестного голосования, и активного бойкота под управлением Навального и западных разведок. То есть Собянин, которому к тому же довольно скоро предстоит переизбираться, заранее подстилает себе соломки, чтобы 19 марта чистосердечно покаяться и объявить: сделал что мог, не убоявшись даже и Памфиловой, но вот такой у меня тяжелый город и жестоковыйные в нем жители. Сколько их ни агитируй за того, при ком Россия выстояла, мечтают о другом каком-то президенте. Далеко не все, конечно, но в сравнении с иными городами и селами, увы, многие.

Наконец не исключено, что на сей раз именно в Москве готовятся масштабные фальсификации — с последующими акциями протеста и новым Болотным делом по старому, испытанному образцу, и эта версия кажется наиболее реалистичной. Этого нельзя не опасаться, зная Путина и его взгляды на то, как должна выглядеть победа под девизами типа «Умремте ж под Москвой». А немногословному обычно Сергею Семеновичу в этой пьеске будет тогда поручена роль со словами «я их призвал, и они меня послушались». Собственно, это тоже заговор, но конспирологией в нем и не пахнет. Потому что заговор против сограждан, иначе говоря, узурпация власти, — слишком уж обыкновенная вещь, особенно в странах авторитарных, чтобы грешить на конспирологию.

Илья Мильштейн, «Грани.Ру»