Взгляд

В Крыму бывали? Как Украина не пускает к себе россиян

11 марта 2018

Как-то совпало, что на этой неделе я прочитал в сети интервью Лии Ахеджаковой, в котором она считает, что запрет на въезд в Украину российским артистам, гастролировавшим в оккупированном Крыму, неправильным. И тут же в ленте новостей читаю, что украинский список невъездных деятелей российской культуры пополнили «…Александр Миньков (известен как певец Александр Маршал), Алексей Долматов (известен под псевдонимом рэпера Guf), актер Александр Баширов, актриса Алиса Фрейндлих, певицы Виктория (Вика) Цыганова и Лариса Долина, певец Александр Буйнов.»

Этот «черный» список формируется Министерством культуры, которое пополняет его специальными приказами с подсказки других организаций, в частности, Службы безопасности Украины, в данном случае от 26 февраля. И в этом списке уже 131 фамилия граждан РФ.

Ну, по поводу горячо любимой не только мной Лии Меджидовны, одной из, увы, немногих российских звезд, оставшейся в чаду Мордора Человеком с большой буквы, мне все более-менее понятно. Потрясающая актриса, уже в возрасте, болеющая всем сердцем за Украину, но не вникающая в каждодневную суть нашей гибридной войны с агрессором, конечно, имеет право на свое мнение.

Признать выборы Путина – признать аннексию Крыма

Но вот кто мне сможет объяснить, какого черта «Перелік осіб, які створюють загрозу національній безпеці України» составляется Министерством культуры(!), да еще «…на підставі звернень Ради національної безпеки і оборони України, Служби безпеки України, Національної ради України з питань телебачення і радіомовлення.»?

Ребята, опомнитесь! Тут уже Оруэллом попахивает с Кафкой впридачу!

Ну каким боком, скажите мне на милость, Нацсовет по телерадиовещанию может определить, является ли имярек угрозой нацбезпеке? Кто там этим занимается? Отдел международного сотрудничества и евроинтеграции, управление радиочастотного ресурса и технического контроля или патронатная служба? А, может, лично члены Нацсовета? Напрашивается мысль, что ежели кто лично не нравится шишкам Нацсовета по каким бы то ни было причинам, то просто так запретить этому кому-то въезд им как-то не комильфо. Во-первых, брутальной цензурой попахивает, во-вторых могут обвинить в банальной артистической и продюсерской зависти (ведь приезжают, как правило, действительно звезды, собирающие стадионы), ну и лично ведь чиновник шлагбаум не опустит, не погранец он, чай. Потому, наверное, и объявляется Нацсоветом по телерадиовещанию этот артист не просто нежелательным носителем чуждой нам культуры, а врагом государства и угрозой ему же.

Причем заметьте, не Минкульт списочки лиц нон грата СБУ подбрасывает, что было бы логично, хоть и выглядело бы доносом, а наоборот. Типа нет у силовиков сил тормознуть нововыявленного врага государства, так что пусть этим занимаются деятели культуры.

Но ведь это абсурд! Причем абсурд именно того пошиба, который в соцсетях, да и во многих популярных украинских СМИ, приписывается исключительно северному соседу.

А теперь замечу, что я до сих пор ни разу не упомянул о ненужности собственно запрета на въезд россиянам, нарушившим законодательство Украины. И не только артистам. Этот запрет, безусловно, необходим. Но не по спискам, составленным где-то кем-то, а по факту нарушения конкретным лицом конкретного закона конкретной страны, в данном случае Украины.

Беда в том, что царско-советско-российский принцип компенсации суровости закона необязательностью исполнения остается все еще и украинским.

Вот убей бог, не понимаю, зачем изголяться и выискивать антиукраинскую направленность в деятельности российских артистов в Крыму, если доказано, что они просто посетили Крым после марта 2014 года? Ведь есть же закон «Про забезпечення прав і свобод громадян та правовий режим на тимчасово окупованій території України», полностью регламентирующий посещение иностранцами оккупированного Крыма, где в ст.10, ч.2 опять же, без всяких экивоков сказано, что «..в’їзд іноземців та осіб без громадянства на тимчасово окуповану територію та виїзд з неї допускаються лише за спеціальним дозволом через контрольні пункти в’їзду-виїзду.», а лица, нарушившие этот Закон, автоматически подпадают под действие уже другого Закона Украины «Про правовий статус іноземців та осіб без громадянства», по ст.13 ч.1 которого им может быть запрещен въезд в Украину.

И вот теперь меня терзают нехорошие догадки, которые я все-таки изложу.

Все эти списки российских артистов, представляющих угрозу для Министерства культуры и Службы безопасности Украины, похоже, составляются для того, чтобы обойти упомянутые мной законы. Закон, хороший он или не очень, принят и вот тут зачем-то понадобилось его очень избирательное применение. Зачем? Честно скажу — не знаю. Хотя намного более логичный и пристойный путь даже для такой избирательности, паче в ней есть нужда, могу подсказать.

Нужно лишь применять закон тотально, а вот исключения из него, то есть решение, кого из посетивших Крым артистов пускать в Украину, принимать индивидуально. Это будет прозрачно и обоснованно. Хотя вот именно этой прозрачности кто-то, судя по всему, и боится. Так что пока закон этот применяется как раз наоборот, индивидуально, а вот тотальным является именно попустительство тысячам нарушителей, которые на голубом глазу совершенно спокойно, отдохнув в Крыму, заявляются со стороны Москвы или Минска в Украину.

Годовщина начала оккупации. Камни с неба

Да, добросовестно исполнять закон будет непросто, хотя бы из-за количества россиян, массово нарушающих наше иммиграционное законодательство. Но ведь нужно же когда-нибудь начинать! И тогда вопросов к применению закона тогда не возникнет – даже у самой «ватной» публики. Есть ведь примеры, те же Соединенные Штаты. Кто-нибудь слышал жалобы на политизированность или избирательность иммиграционного законодательства США к каким-то деятелям культуры, просрочившим, предположим, визу?

Например, Иосиф Кобзон в 1995 году попал в немилость к властям США из-за подозрений в связях с русской мафией. Все, пожизненный бан, то есть отказ в визе. И какой бы он ни был депутат и народный артист, сколько бы не лобызался с президентами России и развивающихся стран Африки, но общих бизнес-интересов с бандитами вполне достаточно для применения американского закона. В истории с Кобзоном примечательна одна деталь – до сих пор Иосиф Давыдович во всех высказываниях относительно своей «невъездности» в Штаты, а теперь еще и в страны Евросоюза, предельно деликатен. Никакого «возмущен» и «протестую», лишь «глубоко обижен» и «готов… ответить на все вопросы американских властей и американского правосудия». Не пустили на похороны Задорнова в Латвию? Лаконично: «Я под санкциями». Корректно. Без эмоций.

Может, и нам так стоит вести себя по отношению к россиянам, нарушающим наши законы и посещающим Крым запрещенным путем, да еще без разрешения МИДа?

Корректно. Без эмоций. Пунктуально соблюдая закон. И иногда делая из него исключения.

Максим Кобза, «Крым.Реалии»