Гуманитарная аура

Письма из оккупации: Медицина в ОРДЛО

09 марта 2018

В ОРДЛО не хватает более пяти тысяч медиков. Дефицит собираются восполнять ускоренным выпуском студентов мединститута. Другой альтернативы нет…

На днях, на одном из очередных (очень любимых в ОРДЛО) форумов, так называемые депутаты высказывали «обеспокоенность», что в фэйковой республике не хватает более пяти тысяч (!) медицинских работников. И этот дефицит они собираются восполнять ускоренным выпуском студентов мединститута. Другой альтернативы нет…

И, как оказалось, главная причина этого не в войне и обстрелах. В конце прошлого года было заявлено (неужели!) о бесплатной медицине в ОРДЛО на все 100%. Даже бегущая строка в местных т.н. СМИ ежедневно оповещала об этом население с просьбой сообщать по такому-то телефону, если где-то кто-то посмеет потребовать у пациентов хоть копейку. Вещали об этом взахлеб и «рулевые» в каждом интервью или беседе, на страницах газет.

Письма из оккупации. Женское лицо войны

Вот и «накивали пятами» те, у кого руки золотые, опыт, практика, авторитет. Кто захочет дарить жизни и здоровье даром, когда вокруг в соседних странах и весях «не берет» только ленивый! А профессионалу всюду зеленая улица! Добавилось «эмигрантов» и в 2018, после очередного шедевра Захара о невыездных бюджетниках. Одним словом, кто мог, тот свалил…

Остались преданные оккупантам, своему делу и клиникам, еще фанатики — для кого сначала больной, а остальное потом. И те, к кому, мягко говоря, не дай Бог попасть под нож или на диагностику (профаны, одним словом).

Без бумажки ты букашка

И, тем не менее, всеми правдами и неправдами, но медицина в ОРДЛО не просто существует, даже не загнивает, а совсем наоборот. Учреждения четко и добросовестно ремонтируют, оснащают современным оборудованием, инструментарием, препаратами. Все за счет гумпомощи из России. Этому уделяют очень много внимания, так как многочисленных раненых и заболевших военных нужно лечить быстро и качественно. И для этого ничего не жалеют. Поэтому и гражданским кое-что перепадает.

Письма из оккупации: Как посредственности захватили власть

Казалось бы, молодцы. Но, в этих недогосударствах ничего не бывает без изъяна, червоточинки. Порой не одной. В лечебных учреждениях это – засилье бумажной волокиты и всевозможных бюрократических подножек. На каждого жителя, потенциального пациента – целые тома личных дел, результаты анализов и анамнезы болезней, историй лечения (хранящиеся в обязательном порядке в архивах данного лечебного учреждения минимум пять лет). Помимо того, копии в вышестоящих центрах, у лечащего врача и кабинетной медсестры, в регистратурах.

Чтобы попасть, к примеру, к травматологу, нужно обязательно предварительно пройти все круги ада обстоятельного медосмотра (а это пара недель). Об анонимности и речи нет. Истории болезней курсируют от лечащих врачей по кабинетам всех вышестоящих и далее. Доступа к конфиденциальной информации нет разве что у ленивого.

В результате больной львиную долю сил и времени тратит на общие медосмотры, анализы, добывание справок и справочек и уже обессиленный получает непосредственно прямое лечение по назначению. Как говориться в этом случае, после всех перипетий последующее несвоевременное лечение – кратчайший путь на кладбище.

«Наука побеждать болезнь»

Зато что касается «хвалебных од» и показушных мероприятий, так любимых чиновниками всех рангов (пыли много, а пользы — маковое зернышко), потому что есть чем отчитаться – этого в оккупации в избытке. К примеру, в конце прошлой осени в ОРДЛО впервые в Донецке прошел, внимание: «Международный медицинский форум», в котором, по сообщениям местных т.н. СМИ приняли участие «…лучшие хирурги, анестезиологи, травматологи, акушеры-гинекологи, педиатры из России, Абхазии, Осетии» и даже… материковой Украины. Не говоря уже, конечно, о местных эскулапах.

Письма из оккупации: Как живут люди в «ЛДНР»

В общем, съехались 1600 специалистов самых разных областей медицины. Этот слет получил название «Наука побеждать болезнь». Было организовано 10 научных площадок, заслушано 260 докладов, организована выставка продукции фармацевтических фирм и компаний, презентован новенький мобильный диагностический комплекс детской клинической больницы с переносным аппаратом УЗИ, анализаторами мочи и крови, портативным электрокардиографом и т.д. и т.п.

Программа включала обсуждение актуальных проблем экстренной клинической медицины у взрослых и детей в сфере травматологии, ортопедии, нейрохирургии, анестезиологии, интенсивной терапии и эпидемиологии. Специалисты обсуждали множество самых разных направлений медицины, от психиатрии до вопросов диагностики. Участники форума на экскурсиях побывали в самых разных медучреждениях Донецка.

А их здесь, кстати, множество. В угольной столице по-прежнему функционируют: Донецкое клиническое территориальное медицинское объединение (ДоКТМО), институт неотложной и восстановительной хирургии имени Гусака, областная детская клиническая больница, клиническая туберкулезная больница, онкоцентр имени Бондаря. А также: клиническая больница профзаболеваний, областной центр по профилактике и борьбе со СПИДОМ, травматологический центр, центр охраны материнства и детства, психиатрические клиника и центр, два дерматовенерологических центра, центр нейрореабилитации.

Письма из оккупации: Шахтеры Донбасса. Репортаж из ОРДЛО

Еще Центр медицинской генетики и пренатальной диагностики, центры крови, здоровья, медико-социальной экспертизы, судебно-медицинской и психологической экспертизы, эндокринологический центр и еще десятки участковых и городских больниц и поликлиник на периферии.

Красиво звучит, правда? Они же все действуют, лечат, спасают, пульсируют. Другой вопрос – как при всем этом многообразии, разнообразии и помпе живется и лечится отдельному рядовому обычному больному? Особенно хроническому и тяжелому.

Кто лечится даром, тот лечится даром?

Судьба и ежедневная борьба за выживание людей с ограниченными физическими возможностями – инвалидов, хронических больных, умирающих в хосписах — тема трудная и, как правило, не особо популярная среди обычных (почти здоровых) граждан. Это ведь беда. А каждому хочется больше слышать и знать о хорошем. Как говориться, и своих проблем хватает…

Письма из оккупации: Человек с ружьем

И, тем не менее, задумывались ли вы когда-либо, что чувствует и переживает тяжелобольной гражданин, находясь не в тепле и уюте, а на острие войны, там, где ежедневно гремят пушки и взрываются мины, свистят снаряды и грохочет артиллерия? А те, кто под эти канонады ложится на операционный стол? Те, кто, когда остальные бегут в бомбоубежище, вынужден оставаться в постели или инвалидной коляске из-за невозможности ходить? Те, кто слеп, глух, позабыт и позаброшен родными и близкими?

Можно цинично сказать, что о чем, дескать, говорить? Им одна дорога, поэтому какая разница – часом раньше или днем позже? Но, знаете, когда уходит, тает жизнь, жить хочется еще больше, даже будучи обреченным. В этом признались мне «смертники».

И как бы мы не пытались делать вид, что такой проблемы не существует, увы, она есть. И, причем, это не единичные случаи. Тяжелобольных, находящихся на оккупированной территории – тысячи. Впервые это открытие меня поразило, когда с друзьями приехали навестить старого товарища в онкологический центр им. профессора Г.В.Бондаря. Внушительная территория современного комплекса с 9-этажным зданием в центре просто-таки кишела пациентами и посетителями. В огромном просторном вестибюле – яблоку негде упасть. На этажах в отделениях практически нет свободных мест. В поликлинике на первом этаже очереди под каждым кабинетом в полсотни человек.

Письма из оккупации: Не бросай нас, МТС или Черный четверг

На вопрос к онкологам: неужели это все больные? Те, грустно улыбаясь, подтверждают. Признаются, что особенно «урожайными» стали годы военного противостояния. Онкология просто выстреливает у людей «через одного». И медикам нынче приходится трудиться, не покладая рук. Кроме того, благодаря возвращению на круги своя старых совковых обязательных медосмотров «всех и вся» 70% опухолей выявляют именно там и на ранних стадиях.

Этот центр расположен на окраине Донецка между угольной столицей и Макеевкой. Поэтому, когда обстрелы гремят в этом городе-спутнике, их раскаты слышны и в палатах, и в операционных, и в больничном сквере. Осколки и в окна попадали, и часть крыши сносили. Всего хватало. Но процесс, как говорится, идет.

Онкобольные рассказали, что, несмотря на войну, в Центре опытные специалисты продолжают лечить и спасать. Интересно, что курс лечения здесь в равной степени проходят жители и оккупированных и украинских районов Донбасса. К примеру, в палате у нашего друга один сосед был из Селидово, другой – из Волновахи. Оба дома соврали, что уехали отдыхать на курорт. А обслуживаются в Донецке потому, что большинство специалистов Центра остались на местах, не уехали.

Письма из оккупации: Квартирный вопрос. В ОРДЛО началась новая волна «отжима» квартир

Он оснащен по последнему слову медицинской техники. И, самое, пожалуй, важное – стоимость лечения в два-три раза меньше, чем «на материке» из-за разницы в курсе рубля и гривны и действию гуманитарной программы по которой часть процедур можно пройти бесплатно. Если, к примеру, операция плюс «лучи» плюс химеотерапия в оккупации обойдутся от 60 до 100 тысяч рублей, то «дома» в разы дороже. Вот и едут в надежде, что повезет, и здесь их спасут.

Местные тоже обслуживаются по-разному. Одни раскошеливаются «по полной». Другие (у кого кто-то воюет или активисты) – бесплатно. Кстати, во всех оккупационных больницах трехразовое бесплатное питание для всех. И не только супы и каши. Есть мясо, яйца, молочка, выпечка. Как когда-то в совке. Поэтому иногородние (а их в областных больницах большинство) могут заботиться только о лечении и выздоровлении.

На вопрос о бесплатной медицине «хроники» только грустно улыбаются и отмахиваются. Лишь один старый еврей заметил глубокомысленно (орфография сохранена): «Шо Вы такое глупое спрашиваете, а вроде умный человек. Не треба кушать наши нервы. Вы шо не знаете: хто лечится даром, тот лечится даром. Как я на операционный стол бесплатно ляжу. Шобы мене там-таки зарезалы чи шо? Не задавайте нам таких смешных вопросов. Вчера тут один «бесплатный» выписался после очередной «химии». Уже дачу продав, машину продав. Теперь на квартиру примеряется. Бо скоко их ище будет, тех «химий» — хто ж знает? Попадете сюды сами и проверите на себе, шо то оно за таке великое цабе — бесплатная медицина пана Захарченка. И ни хо-хо и ни хе-хе. Таки так»…

Алекс Ветрович (Донбасс), специально для «Гуляй Поля»