Российскому блогеру Александру Тверскому послали черную метку. Иначе сюжет на государственном федеральном канале трактовать сложно.

Еще не забыт случай, когда после такой поделки журналистку полоснули ножом по горлу прямо в редакции, схема которой откуда-то взялась у нападавшего. Александр утверждает, что за его резкую проукраинскую позицию ему угрожают едва ли не ежедневно.

И можно привести множество примеров, когда анонимные угрозы приводили к реальному членовредительству, если не к убийствам.

В большинстве случаев имена жертв мало что скажут (если вообще скажут) нелюбопытному в массе своей обывателю. Пожалуй, за исключением Бориса Немцова. Анна Политковская, Александр Литвиненко, журналисты, политики, правозащитники. Как говорится, широко известные в узких кругах. Не бабушке на лавочке. Не трудяге у станка.

В России никогда ничего не меняется

Потому тезис о том, что никакого вреда для власти потенциальная жертва не представляет – это для бабушек и трудяг. (Не имею ничего против ни против профессий, ни против возраста) Это об уровне образования и компетентности. Ну и памяти и способности систематизировать, конечно.

Как там Путин говорил о Политковской? Своей смертью она навредила власти больше, чем всеми своими статьями.

Как там Путин говорил о Литвиненко? Привлекался, никакими секретными сведениями не обладал.

Как там Путин говорил о Немцове? Не играл в политике никакой существенной роли. Не факт, что нужно было убивать.

А вот же – убиты.

Зачем? А почему бы и нет, этой конторе, ведущей свой род от Дзержинского, не привыкать, как известно. А исполнителям только в первый раз может быть совестно или страшно.

Когда же коготок увяз…

Об острой необходимость политической русофобии

Тем отвратителен тезис о «не представляет угрозы» телевизионных доносчиков или исполнителей воли.

Не у всех память аквариумной рыбки.

Как и странны разглагольствования вроде того, что если он не агент ФСБ, то чего ж ему позволяли ранее столько писать. Вообще-то все погибшие от пуль, покалеченные зеленкой или битой тоже становились объектами нападений не с момента рождения. Дела у конторы куда разнообразнее (посадки за переписку, перепосты, прослушки-подглядывания-дискредитация и т. д.

Ко всем подход индивидуальный. Даже, когда уж кто-то надоел, что совсем не вмочь терпеть. Кого в Лондоне радиактивным веществом, кого там же самоубить, кого застрелить на мосту у Кремля, а кого и с помощью отморозков из каких-нибудь наших или серб.

А какая мерзость выставлять обвинением тот факт, что человек предлагает людям, которых не оставили равнодушным тексты, перевести по желанию и сколько можешь денежку на телефон или карточку.

Непогодин: «У русских нет своего государства, а Украина гостеприимно приютила нас»

Какая наглость – за работу деньги просить. Не перед получением указаний о теме и заданности материала, а после выхода того, что не мог не написать! Нет, шавкам с государственного федерального канала этого никак не понять. Как и их хозяевам. Они даже подготовиться не могут нормально.

Узнать, например, где Тверской наколол тризуб. Вовсе не на плече, как вы утверждаете. Фото соответствующее в сети тоже не проблема найти. Потому и цитаты из публикаций вырваны из контекста в надежде, что непривыкшим к подобным речам потребителям федеральных каналов и так сойдет в качестве доказательства «съехал с катушек».

….Кстати, когда я знакомился с Тверским, то едва ли не сразу попросил сфотографировать ту наводку и пошутил, дескать, уже и заголовок к посту придумал – Рука Тверскогого. Ибо парень хоть и в узких кругах, но все-таки широко известен в свои 27 года. А кто знает вас, кликуши, в свои под 40.?! Кто вспомнит о вас уже лет через 5?

«Русский либерал» – главная опора Путина

Не люблю Булгакова, но связь публикации критика Латунского о романе Мастера и дальнейшим сломом судьбы автору сказа о Понтии Пилате у Михаила Афанасьевича показана весьма прозрачно. В реальности такие латунские, с переменной времен, хоть в большинстве своем уже и не были никому нужны, но ходили по библиотекам и тайком вырезали свои пасквили. А многих геров их статеек уже не было в живых.

Беги, Саша, беги!

Вадим Довнар, специально для «Гуляй Поля»